Лидеры рейтинга

ДВА ПЕРВЫХ ДНЯ ВОЙНЫ ИННОКЕНТИЯ ЧУВАШОВА (автор: Елена КУТЕРГИНА)

ДВА ПЕРВЫХ ДНЯ ВОЙНЫ ИННОКЕНТИЯ ЧУВАШОВА (автор: Елена КУТЕРГИНА)

Чувашов Иннокентий Степанович

Десантник, сапер, коренной сибиряк Иннокентий Степанович Чувашов — живая легенда Братска. В свои 88 он превосходно помнит все военные события Великой Отечественной, в которых ему довелось участвовать. О таких людях, как он, говорят: «Пол-Европы прошагал». Накануне Дня Победы ветеран вспоминает свой первый день на фронте.

 

ДВА ПЕРВЫХ ДНЯ ВОЙНЫ

Память 88-летнего ветерана по сей день хранит удивительные воспоминания военных лет. И хотя все это было почти 70 лет назад, он с легкостью указывает на карте Восточной Европы едва заметные населенные пункты, где он прошел сотни и тысячи километров пешком. Сложные в произношении названия румынских, венгерских, чешских, австрийских деревень и имена павших товарищей навсегда остались в памяти солдата.

Услышав просьбу рассказать о первом дне войны, Иннокентий Степанович растерялся: для него таких дней было несколько. Это 22 июня 41 -го года, когда он услышал в родном Жигалово речь Молотова о том, что началась война, о нападении на Белоруссию, о переходе вражеских войск прибалтийской границы… И это 22 июня 1944 года, ровно через три года после начала войны, когда уже подготовленный десантник и сапер Чувашов впервые попал на фронт. Было это у финской границы.
До 1944 года Иннокентий Степанович закончил черниговское военно-инженерное училище в Иркутске.

— Мои товарищи получили звания, а я на фронт так и отправился рядовым, потому что отца моего арестовали и расстреляли в 1938 году. За что именно, даже не знаю. Потом его реабилитировали, но в военное время из-за отца меня даже в комсомол не брали, — вспоминает ветеран.

На учениях в Подмосковье в 1944 году Чувашов — подготовленный сапер — учился прыгать с аэростата — с колбасы, как говорили солдаты. 27 прыжков, записанных на счет солдата, особенно запомнились.

— В специальную кабину помещалось пять человек, четверо десантников и один детина, который всех выталкивал. Мы его называли вышибалой, — смеется фронтовик.

«ОБРАДОВАЛСЯ, ЧТО ЖИВОЙ»

После двухлетней подготовки, готовый и морально, и физически, Иннокентий Чувашов впервые попал на фронт. Случилось это на переправе через реку Свирь вблизи финской границы.

— Мы переправлялись с нашего берега на финский на лодке. Нужно было расчищать от мин дорогу. Но сначала до этой дороги надо было добраться. А огонь по лодкам шел такой, что немудрено в нашу попали. Разбили вдребезги. Я оказался в воде, на минуту отключился. Открываю глаза — ноги в воде, а голова сухая. Скатка (шинель -ред.), обмундирование, саперное оборудование, оружие — все в воде. Главное — живой. Вышли мы на берег и принялись за дело. Много мин обезвредили, пять часов работали — под огнем, отстреливались, как могли. Много потом солдат по нашему пути прошло. А мы вернулись на свой берег уже по мосту. Такие вещи быстро делаются у солдат, — говорит ветеран.

Вспоминая этот день, Иннокентий Степанович старается сдерживаться. Ветераны не любят рассказывать о войне. У нашего героя она особенная — он станет рассказать о самых страшных днях в своей жизни с юмором. И рассказ его трогает душу и заставляет выслушать историю старого солдата до конца, раскрыв рот.

ДОЛГИЙ ПУТЬ ПО ЕВРОПЕ

В 1944 году, когда финны, спустя несколько месяцев, вышли из войны, миссия Чувашова и его 113 саперного батальона в составе 99 гвардейской воздушно-десантной дивизии не окончилась. Надо было идти на Берлин — за победой. На этом пути многое выпало на долю солдата.

— Шли пешком. И в Белоруссии, и на Украине сначала побывали — там в основном расчищали дороги для техники, а на топях — жердевую выстилку делали, чтобы танки могли пройти. Много работы было. Не спали ни черта. Помню, Борис Дмитриев, сослуживец, стоит, смотрит на меня, а сам спит. Так вот уставали, — рассказывает фронтовик.

Перечислить все деревни и села Польши, Австрии, Чехословакии, Румынии, Венгрии, которые прошел Иннокентий Чувашов с товарищами на пути к победе, невозможно. Десятки селений и городов перевидал он на этом долгом пути. Но ветеран больше всего запомнил восторг, который вызывала у него окружающая природа. Вспоминая освобождаемые территории, он улыбается и задумчиво смотрит в окно.

— Помню, как мы вошли в Венгрию. Ровная страна. Кругом горы — Альпы, Карпаты, а Венгрия — просторная долина. И такой ясный день был, так хорошо смотрелось. Далеко все видать, — вспоминает ветеран.

А потом посреди этой красоты были бои, надо было «давить» немцев. Иннокентий Степанович закладывал мины под вражеские танки.

— От танка до зоны поражения пулемета была такая линия жизни — 15 метров, которые не простреливались. Так вот надо было успеть попасть в эту линию и заложить мину, а потом в сторону отбежать.

-Страшно было?

— За жизнь? Нет, тогда об этом не думал. Страшно было не успеть заложить мину, чтобы танк взорвать. Вот об этом мы тогда только и думали, и мечтали.

Когда вошли в Австрию, в жизни Иннокентия Степановича произошел эпизод, который он никак не может забыть. В маленькой деревушке советские солдаты остановились у местной жительницы. У женщины было трое детей.

— Она нас накормила, сопротивления не оказывала, да мыслимо ли было — мы ведь все вооружены. А потом в комнату вошел наш офицер. Коротко переговорил с женщиной, а затем достал пистолет и застрелил ее и всех детей. Мы закричали, а он нам: «Молчать!» — и вышел. Больше я его не видел, и не узнал, за что он так.. А забыть этой картины не могу, — помнит фронтовик.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ
Чувашов Иннокентий Степанович
Но наряду с грустными, не поддающимися логике и разуму военными событиями, у каждого фронтовика есть одно светлое воспоминание. У всех оно связано с одним и тем же днем — Днем Победы. И у каждого есть своя история этого дня, как и у Иннокентия Чувашова.

— Мы находились на подступах к Германии, в треугольнике между Австрией, Чехословакией и Германией. В ночь с 7 на 8 мая я охранял Красное знамя. Как вдруг мы узнали о капитуляции Германии. И откуда только у наших солдат водка взялась и еда… А мне вот даже выпить за Победу не пришлось в тот день, — улыбается ветеран.

После войны он еще долго колесил по стране в военной форме. Из Европы его забросили на Дальний Восток, а уже оттуда в 1947 году Чувашов вернулся в Жигалово. Стал работать бухгалтером, а в 60-е годы, вместе с семьей, приехал в Братск, где работал счетоводом в отделе сельского хозяйства.

Сегодня Иннокентий Степанович, несмотря на преклонные годы, чувствует себя хорошо и о делах минувших лет вспоминает, как о самых главных событиях в своей жизни. И для него первый день на войне, кажется, не стал особенным. Каждый день, пережитый советским народом в годы Великой Отечественной войны, — особенный. И мы благодарны нашим ветеранам за их подвиг, дорожим их воспоминаниями и испытываем великую гордость за то, что в нашем городе есть люди, которые внесли свой вклад в общую Победу.

 

Автор: Елена КУТЕРГИНА
Фото: Валерий ПАВЛОВ и из архива И.Чувашова
Источник: «Братский лесохимик» №15 (№4193) от 4 мая 2012 года

 

Ветераны ВОВ Братска

Чувашов Иннокентий Степанович на встрече с ветеранами Братска. Фото: Валерий ПАВЛОВ

Читать о встрече с ветеранами Братска: ПОКОЛЕНИЕ ВОЙНЫ И ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ


ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

ДВА ПЕРВЫХ ДНЯ ВОЙНЫ ИННОКЕНТИЯ ЧУВАШОВА (автор: Елена КУТЕРГИНА), 5.0 out of 5 based on 26 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (26 votes cast)
| Дата: 17 апреля 2014 г. | Просмотров: 810