Лидеры рейтинга

ДВЕ ЖИЗНИ И ОДНА СУДЬБА (автор: Венера ЛИСКИНА)

ДВЕ ЖИЗНИ И ОДНА СУДЬБА (автор: Венера ЛИСКИНА)

Каждое 9 Мая ветераны Великой Отечественной войны Мария Егоровна и Владимир Васильевич Литвинцевы идут на парад, чтобы встретиться с другими фронтовиками, вспомнить боевую молодость. В День Победы они особенно ощущают свою значимость и чувствуют, что их помнят, что им благодарны.

 

ВТОРОЙ ФРОНТ

Война застала Литвинцевых в разных точках страны. Для Владимира, уроженца села Оса Иркутской области, она началась, когда проходил армейскую службу в военном городке Бамбурово, что на Дальнем Востоке. Объявление о начале войны с гитлеровской Германией не стало неожиданностью для молодого 22-летнего бойца. О том, что войны не миновать, он догадывался еще год назад, когда правительство объявило всеобщую мобилизацию. В армию стали брать всех без исключения: и учителей, на которых прежде была бронь (наш герой на момент призыва заведовал начальной школой), и людей с умственными отклонениями. «Помнится, когда ехали в учебную часть, с нами был паренек, который рассказывал, что, заработав 400 рублей, он 500 отдал матери, остальные прихватил с собой. И такого человека призвали на службу. Понятно, что это было не просто так, — страна готовилась к войне», — вспоминает ветеран.
Литвинцев Владимир Васильевич
Услышав о нападении фашистов, 38 солдат, в том числе и Владимир Литвинцев, тут же написали заявление с просьбой отправить их на передовую. И с каждым генерал провел беседе. Он убедил бойцов, что они не вправе покидать военную часть. «Здесь такой же фронт, как и на западе. Только пушки пока не стреляют. Но они в любой момент могут заговорить. Поверьте, легче вам здесь не будет», — уговаривал ребят командир.

Опасность войны СССР с Японией существовала со второй половины 30-х годов. Еще не забылись столкновения на озере Хасан в 1938 году и сражение на Халхин-Голе в 1939-ом. Как пишут историки, к началу войны наиболее значительные силы Квантунской армии — до десяти пехотных дивизий — дислоцировались на границе с советским Приморьем. Поэтому полумиллионная группировка советских войск всю Великую Отечественную войну оставалась на Дальнем Востоке, в любой момент готовая отразить весьма вероятное японское вторжение. Это был вполне реальный второй фронт для Советского Союза.

Надо сказать, что учебный танковый батальон, где служил Владимир Литвинцев, располагался на берегу озера Ханка, по соседству с провинцией Китая, которую оккупировали японцы. И запах войны витал в воздухе.

Как и обещал генерал, приходилось несладко. Полуголодные, неустроенные бойцы 145-й легкой танковой механизированной бригады постоянно переезжали с места на место, чтобы на разных рельефах отработать приемы наступления и отступления. Учились маневрировать, держать оборону. Рыли траншеи, чтобы укрыться от бомбежки, маскировали танки. И все это в условиях неимоверного напряжения. За пять лет Владимир освоил все имевшиеся на вооружении танки — Т-26, БТ-7, Т-34 и стал командором экипажа, а потом и командиром взвода.

9 мая 1945 года страна праздновала победу в Великой Отечественной войне, а Литвинцев с однополчанами продолжал отрабатывать маневры. Спустя три месяца, 8 августа советское правительство объявило войну Японии. Взвод Литвинцева в составе 209-ой танковой бригады отравился в Бамбурово для участия в наступательных действиях. Прямо с поезда танкисты ринулись в бой. Первым пошел в разведку батальон под командованием полковника Петрова. Все шесть танков БГ-7 застряли на рисовом поле и были уничтожены огнем противника. Погибли друзья Владимира. Среди них Федор Дружкин, который сел за рычаги вместо заболевшего механика-водителя. Снаряд пробил броню и попал в грудь бойца.

Когда подошли основные части, командир полка обратился к Литвинцеву: «Выручай!» Комвзвода повел ребят в атаку. «Страшно было идти в первый бой. Ужас охватывал каждый раз, когда снаряд попадал по танку», — рассказывает танкист. Но враг был разбит. При этом ни один советский солдат не пострадал, и машины практически остались целы. Лишь у одного танка пробили гусеницу. За уничтожение противотанковой батареи наш герой был награжден медалью «За отвагу».

ВЫЗЫВАЯ ОГОНЬ НА СЕБЯ

Вторую награду — Орден Красной Звезды Владимиру Васильевичу вручили за прикрытие переправы пехотинцев через реку. Взвод Литвинцева шел впереди. Вдруг из дальних фазенд японцы открыли губительный пулеметный огонь. Пехота залегла, а танки, умело маневрируя, прорвались в тыл врага и заставили замолчать вражеские пулеметы. После боя они обнаружили, что пулеметчики прикованы к орудиям цепями, и поняли, что имели дело со смертниками.

Танкисты часто приходили на помощь пехотинцам. В одном из боев при взятии высоты погибла рота солдат, обстрелянная из пулемета. Командир второй дивизии генерал-лейтенант Васильев просил танкистов поддержать атаку — помочь пехоте пробиться. «Впереди высокая гора. На нее не подняться. Развернул взвод пятью танками обошли гору, прошли четыре километра. Ничего не видно. Дал команде стрелять до тех под, пока что-нибудь не подобьем. И вдруг раздается взрыв. Подъехали ближе — полуразрушенный блиндаж, и никого нет», — вспоминает фронтовик. На столе рядом с продуктами они увидали сложенные в столку погоны советских воинов. Среди них Владимир узнал погоны командира танка БТ-7, который сменил его, когда Литвинцев ушел на Т-34. Оказывается, японцы срывали погоны, чтобы доказать командованию, что убили противника. Причем, за каждого убитого они получали деньги: 30 иен — за рядового, 50 иен — за офицера.

Несмотря на фанатичное, иногда самоубийственное сопротивление 2 сентября 1945 года Япония капитулировала. Владимир Васильевич и его взвод встретили победе в Пхеньяне.

«В ходе упорных боев за 23 дня советские войска освободили Северо-Восточный Китай, Северную Корею, Южную часть острова Сахалин и Курильские острова. Эти военные действия унесли еще 12 тысяч жизней советских людей», — писали тогда советские газеты.

НА ЗАЩИТЕ КАВКАЗСКОЙ НЕФТИ
Литвинцева Мария Егоровна
Для уроженки Пензенской области Марии Литвинцевой война началась в Кировабаде Азербайджанской ССР, куда она приехала поступать в сельскохозяйственный институт. Это было воскресенье. Девушка вышла прогуляться и обратила внимание, что улицы, по которым обычно прохаживались военные, вдруг опустели. Все быстро объяснилось, когда по громкоговорителю сообщили о вероломном нападении фашистов на Советский Союз. 19-летняя Мария еще не представляла, что такое война, но понимала, людей ждут чудовищные испытания.

С этого дня ее жизнь не ограничивалась бухгалтерией «Асхлебтреста». После работы вместе с подругой они бежали на курсы, где осваивали приемы защиты от химического оружия, от фугасных бомб. Новые знания и навыки давались легко. Вскоре девушки учили других надевать противогазы и тушить фугаски, а в 1942 годе двадцатилетние комсомолки записались добровольцами и надели военные шинели.

Марию направили в Баку, в 14 батарею 513 зенитного артиллерийского полка. Там и получила она первое боевое крещение. «Только приехали, не успели расселиться, как началась атака фашистских самолетов. Мы страшно испугались, побежали искать убежище», -рассказывает Мария Литвинцева. Не прошло и недели, как она привыкла и к разрывам бомб, и к грохоту орудий. Ведь немецкое командование намеревалось захватить кавказскую нефть и выйти на Волгу, а потому противник решительно наступал и по земле, и по воздуху.

Из Баку зенитчиц отравили на передовую — в Махачкалу, потом в Грозный, Орджоникидзе обеспечивать противовоздушную оборону важных промышленных объектов.

Стрелять непосредственно во врага Марии не пришлось, поскольку она отвечала за наведение артиллерийских орудий на цель с помощью прибора управления, но натерпелась фронтовичка всякого. На ее глазах гибли и получали тяжелые ранения однополчане. «В землянках, под несмолкаемые разрывы снарядов приходилось нам вычислять высоту вражеского самолета, чтобы зенитчицы могли без промаха дать залп из орудий. И девочки попадали. Еще как попадали!» — вспоминает ветеран войны.

Быструю сообразительную девушку перевели в дивизион связистом. От разрывов бомб кабель часто рвался. И тогда она брала тяжелую катушку с проводом, телефонный аппарат и отправлялась восстанавливать линию между командным пунктом и дивизионом. Рвутся снаряды, свистят пули — страшно, но на батарее такие же девчонки ждут сведений о местонахождении самолетов противника, и надо бежать. За мужество и стойкость, проявленные во время этих героических сражений, Мария Литвинцева награждена медалью «За оборону Кавказа». Хранятся в ее шкатулке и другие медали — «За Победу над Германией», «За боевые заслуги» и медаль Георгия Жукова.

После войны Владимир год прожил в Пхеньяне. Потом окончил Высшую офицерскую школу в Казани и 10 лет служил в танковом полку города Кировабада. В этом же городе на прежней работе трудилась и Мария. Они встретились на танцплощадке. Закружились в вальсе, а спустя год поженились. С тех пор прошло 64 года. За это время у наших героев появились заботливые дети, любящие внуки и внимательные правнуки. Они и греют сердца стариков, которые, не жалея сил, воевали с врагом, чтобы у них было светлое, мирное будущее.

 

Автор: Венера ЛИСКИНА
Фото: из семейного архива Литвинцевых
Источник: «Братский лесохимик» №15 (№4193) от 4 мая 2012 года

 


Ветераны ВОВ Братска

Литвинцевы на встрече с ветеранами Братска. Фото: Валерий ПАВЛОВ

Читать о встрече с ветеранами Братска: ПОКОЛЕНИЕ ВОЙНЫ И ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ


ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

ДВЕ ЖИЗНИ И ОДНА СУДЬБА (автор: Венера ЛИСКИНА), 5.0 out of 5 based on 26 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (26 votes cast)
| Дата: 17 апреля 2014 г. | Просмотров: 725