Лидеры рейтинга

ГРОМ НЕБЕСНЫЙ И ГРОМ ЗЕМНОЙ (автор: Сергей МАСЛАКОВ)

ГРОМ НЕБЕСНЫЙ И ГРОМ ЗЕМНОЙ (автор: Сергей МАСЛАКОВ)

Защитник земли Донецкой
НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ИЗ ЖИЗНИ В ДОНЕЦКЕ

Съездить в Братск Елена Александровна Сухорукова задумала давно – был повод: 14 августа 2014 года, как раз на Медовый Спас, её маме Александре Егоровне, когда-то приехавшей из Донецка на строительство Братской ГЭС, исполнялось 75 лет. Елена и сама родилась в Братске. Семь лет училась в 26-й школе, один год в 15-ой, заканчивала 38-ю, — и осталось много друзей. Сев в Донецке на поезд, позвонила в Братск лучшей подруге Ларисе Сокович: «Еду», — и тут же уснула.

— Ленка, да бросай ты к черту свой Донецк – война же идет! – слышала она во сне и в полубреду отвечала: — Девчонки, да разве я могу. Там у меня муж, работа, дом… Там все мои молитвы…

ДОМ

Небольшой кирпично домик Елены Александровны был построен в начале 30-х её прадедом Иваном Никифоровичем Абрамкиным, бежавшим от Советов из Орловщины на Дон. Когда-то здесь была окраина, где вразброд паслись коровенки и стайки коз, сейчас центр, почти центр, – до администрации четыре остановки на трамвае. Рядом полк ППС, автобаза и Донецкий металлургический завод, трубы которого в последнее время не дымят…

Судьба прадеда, Ивана Никифоровича, изобиловала самыми причудливыми зигзагами: был он подкидышем, воспитывался у богатых людей, а потом сам научился читать, писать, а главное — приумножать копейку, и стал богатым. Однако началось раскулачивание – и прадед, побросав всё свое добро, бежал на Дон. Устроился на металлургический завод, поселившись в рабочем бараке, и принялся строить новый дом. В дело шло всё — каждая железка и дощечка, которые он приносил с завода. Строил долго, но основательно…

Незадолго до смерти Иван Никифорович переписал дом на свою дочь Варвару Хатюшину, а та, когда пришел час, — на свою дочь – Александру, и наконец, в начале 80-х, в результате «дарственной» эта цепочка замкнулась на Елене.

Сухорукова

Александра Егоровна Сухорукова с дочерью Еленой


РАБОТА
Последние несколько лет Елена Александровна работала воспитателем в детском садике, и, так или иначе, была знакома с родителями своих подопечных. С некоторыми дружила. На их примере она и почувствовала, как война вползает в жизнь города и области. Некоторые погибли в ополчении, другие – по чистой случайности: ехал в автобусе – и обстреляли…

«Первый звонок» о войне пришел вместе со страхом её пятилетней воспитанницы. Война была в самом начале, когда родители девочки увезли её заграницу на отдых. Назад возвращались через Днепропетровск (в Донецке аэропорт был разбит), и по пути проехали девять блокпостов, на которых за редким исключением не было стрельбы, а иногда и бомбежки. На каждом из блокпостов — проверка документов и осмотр машины. В Донецк приехала уже не та девочка, которая была до отъезда на отдых. Спала плохо, вела себя беспокойно, а однажды во время грозы с криком «Бомба, бомба!» спряталась под юбку Елены Александровны. Неспокойны стали и остальные дети – на прогулки ходили неохотно, озирались по сторонам и глядели в небо…

Многие из её воспитанниц уже ушли во взрослую жизнь, но по-прежнему поддерживают с ней отношения. Дарья в этом году закончила 11-й класс – с поступлением целая морока, но это разве беда в сравнении с тем, что случилось весной. Ёё папа во время штурма аэропорта в конце мая стоял на посту – ослабил внимание, разговаривая с женой по телефону, и прилетела смертельная пуля снайпера — прямо в глаз. На турецком телевидении уже через час был репортаж о штурме, потом и в других странах что-то сказали, а через неделю о нем забыли все, кроме мамы Дарьи, которая до сих пор понять не может, почему так случилось. Ведь ее муж был таким мирным…

Когда-то в группу Елены Александровны ходил мальчик Ваня, папа которого работал патологоанатомом в морге, и мало кто интересовался его профессией. Сейчас он на виду. Морг – теперь место, куда стекаются сотни, тысячи людей, чтобы забрать своих убиенных. Когда шли бои в Снежном, морг работал сутками, гробы стояли рядами, текли рекой…

Бессонница и у врачей. Раненые поступают не только оттуда, где идут бои, но и с мирных улиц, на которые война принесла хаос и беспорядок. Вот пример: ДНРовцы спешат по своим делам и врезаются в гражданскую машину. Те и другие – в реанимации…

Продукты в магазинах еще есть, но многие из них закрыты. На рынках опустело — люди боятся торговать, потому что неизвестно когда и что свалится с неба. А вот перестрелка средь белого дня. Многим понятно: милиция давала присягу властям Украины и должна исполнять их волю. С другой стороны, её обязанность – народ защищать…

Донецк можно назвать современным Вавилоном. В городе много иностранцев – европейцы всех мастей, кавказцы, русские, которые по собственной воле, без участия государства, приехали помогать ополченцам, и это единение удивительно, поскольку вражда сейчас царит не только в масштабах Украины, но может вспыхнуть и в отдельно взятой семье. Муж против жены, брат против брата. Светлана, близкая подруга Елены, совсем не общается с сыном. Они враги. Он поступил в университет, преподавание в котором ведется по новым «исправленным» учебникам, проникся национальной идеей, а у мамы в голове – «совок». Сын со временем перешел на украинский, а мама осталась при русском. Поначалу не мешала (чем бы дитя ни тешилось), но когда сынуля стал агрессивен, тоже взъерошилась. И неизвестно, чем бы всё это закончилось, если б не война: когда по Донецку начали стрелять, юноша умотал за границу, а мама осталась дома…

Впрочем, бегство к тому времени приняло уже массовый масштаб. Ближе к лету начали увозить детей, кого — в Крым-Россию, кого – в заграницу, а кого и на Западную Украину, там спокойнее: простым людям нет дела, откуда ты, хоть и с Донбасса…

В июне детский сад закрылся.

Елена проработала в нем без малого десять лет.

собаковод Донецка

Вячеслав, муж Елены, напрочь отказался покидать Донецк


МУЖ

Вячеслав, муж Елены, напрочь отказался покидать Донецк. Причин тут много, а главная, пожалуй, в том, что набегался: ему за шестьдесят. По образованию Вячеслав металлург. После института работал в Краматорске на металлургическом комбинате, а потом вдруг встретил собаку, немецкую овчарку, влюбился в неё, и жизнь потекла совершенно в другое русло. Кто-то называет его кинологом, кто-то собачником, а жена – дрессировщиком. И даже волшебником. Любая, даже самая злобная собака, едва завидев его, начинает вилять хвостом и заглядывать в глаза.

— Он не кричит, не ласкает, он просто любит их, и они это чувствуют, — говорит Елена.

Дрессирует Вячеслав собак «рабочих пород» — немецкие овчарки, каникорсы, хаски. И они потом служат кто где. Чаще всего, в милиции.

У Вячеслава с Еленой своих пять собак: Нац, Лютый, Изя, Эби, Рекорд. Это их домашние имена, короткие, ласковые, а по документам они слишком сложны: к примеру, «фамилия» хитреца Изи, вывезенного из Германии, по паспорту состоит из двадцати пяти слов.

Вячеслав со всеми спокоен, а у Елены свои любимцы. Нац с Далевой земли (это его полное имя), чемпион Европы 2003 года, в силу возрастных изменений остался почти без зубов, ему надо готовить мягкую пищу, и Елена спать не ляжет, прежде чем не сварит кашку для него. В последнее время к любви примешалась жалость: Нац родом из питомника Далевая земля, что в станице Луганской, которую полностью разбомбили. Нац этого не знает, а ей все равно его жаль: сирота…

Началась война – заказов на дрессуру почти не стало, зато появилась другая забота. Владельцы собак, выезжающие заграницу (назвать их беженцами, язык не поворачивается) то и дело просят Вячеслава приютить своих питомцев. Пятерым Вячеслав не смог отказать, а потом «гостиница» переполнилась. С появлением гостей стало беспокойней: свои собаки не боятся выстрелов и взрывов (научены), а пришлые то и дело начинают скулить. В соседнем доме, девятиэтажке, как-то ночью на балкон упал снаряд – ох, и поднялся шум. Даже Нац, бывалый служака, пару раз тяфкнул.

— Что там случилось? – спросил сам себя Вячеслав (Елена была уже в Братске), сходил, посмотрел на «бомбу» и махнул рукой: — Всё равно не уедем…

Нац согласился, вильнув хвостом.

вышитая икона Казанской Божьей матери

С вышитой иконой Казанской Божьей матери


ЦЕРКОВЬ

Незадолго до отъезда Елены в Братск в Донецке разразилась странная гроза: гремело и гремело, а ни дождя, ни молний. Люди высыпали из домов и ходили по улицам, боясь спутать гром небесный с громом земным. С началом войны что-то случилось в самой природе, думала тогда Елена, грозы стали сухими, птицы молчаливы, а у всех кошек, как по команде, прижаты уши, — едва громыхнет, убегают в кусты и сидят там. Ну, а что происходит с людьми – они ведь тоже часть природы – одному Богу известно…

Есть всё: и героизм, и предательство. Кто-то под танки готов лечь, а кто-то за определенную мзду на ухо шепчет. Одни говорят, о фашистах, об историческом роке. Другие — об американцах: якобы Донецкую и Луганскую область к рукам прибирают — хотят разрабатывать сланцевый газ: есть такие залежи в Славянске и под Донецком. Самая простая и естественная реакция встать на защиту своих интересов: «Что они хотят сделать с нашей землей? Мы никого не звали». Однако, не так-то всё просто…

Когда начались события, Вячеслава с собаками пригласили на службу – проводить разминирования. Вячеслав отказался. Во-первых, есть более молодые «минеры», его же воспитанники, а, во-вторых, если честно, он еще не разобрался, что происходит. Примерно такой же позиции придерживалась и Елена:

— Мы не понимаем, за что бороться. Мы не хотим войны – хотим мира… Страшно, жутко и ничего не понятно. Чего хотят от простого народа? Свой убивает своего… (плачет), спасаемся только молитвой. Иногда, в какую-нибудь из недель, митрополит дает нам послушание – строгий-престрогий пост (живем только на воде): постом и молитвой изгоняем беса…

Между молитвами и постами церковный актив вывез из Славянска детей и женщин-рожениц на территорию Святогорской лавры, собрал для них одежду, игрушки, книги. Не обошлось без ЧП. Во время переезда у одной из женщин начались роды, монахи кинулись по окрестным деревням искать медика – никого не нашли, кроме какого-то пьяного хирурга, но увидев бедных, перепуганных детей, он мгновенно протрезвел.

Побывали православные и на «передовой», подкармливая как ополченцев, так и солдат Украинской армии: «Они такие же мальчики…».

Приостановить разлад в умах верующих людей помог архиепископ Горловский и Славянский Митрофан. Второго мая он проповедовал: «Мы знаем, какие события сейчас происходят в Славянске. Там прямо сейчас ведутся боевые действия. Утром это началось. Сейчас люди вышли и живой стеной стали перед войсками, чтобы они не входили в город. Вроде бы, солдаты опустили оружие, и сейчас всё спокойно, стрельбы нет. А с утра люди молились в храме — рядом стреляли из автоматов. И мы, конечно, молимся, чтобы Господь сохранил наши сердца от ненависти, от вражды.

Ещё какой-то месяц назад мы понятия не имели, что мы в Украине будем друг с другом воевать, что мы будем друг у друга спрашивать: ты за Украину или ты за Россию? Мы жили на одной земле и не думали, что нам кто-то когда-то такой вопрос задаст. И я вас очень прошу: не позвольте ни в коем случае в своих сердцах появиться ненависти, стремлению делить людей: русский, украинец или кто-то ещё. Мы все перед Богом братья и сёстры, одна большая семья. Это бесу угодно, чтобы мы стреляли друг в друга, чтобы мы друг друга ненавидели, чтобы мы друг за другом гонялись с оружием. А Богу это не угодно, Господь этого не благословляет. Бес хочет нас поссорить, чтобы ненависть была в наших сердцах, а Господь хочет другого.

И мы, христиане, не должны ни в коем случае себе позволять иметь в сердце ненависть, и должны смотреть, чтобы при нас никто никого не обижал, и не унижал никого, на каком бы языке кто ни говорил. И если кто-то будет такой вопрос задавать, мы должны останавливать человека: «Ты что, вражды хочешь? Ненависти хочешь? Остановись, успокойся. Богу это не угодно. Бог так не благословляет».

В конце мая было обнародовано архипастырское обращение митрополита Донецкого и Мариупольского Илириона о прекращении смуты в Донбассе (см. приложение), которое стало своего рода ориентиром для верующих людей. Однако даже среди верующих нашлись люди, обвинившие Илариона в «толстовстве», в проповедовании непротивления злу насилием и посоветовали УПЦ (Украинская православная церковь) предать его анафеме.

Серж Аббатони

Фото с Сержем Аббатони, итальянским родственником Елены


ИТАЛИЯ

В один из майских дней в доме Елены и Вячеслава подал голос скайп – звонил Серж Аббатони, итальянский родственник Елены, троюродный брат. На вполне приемлемом, но причудливо акцентированном русском сразу же стал жалеть:

— Ой-ой, держитесь!..

Елена улыбнулась и сказала:

— Серж, а ты неплохо стал говорить по-русски…

Когда-то, очень давно, она была в числе его учителей. Серж после окончания университета проходил стажировку в Москве, приезжал в Донецк, они сидели на площади Ленина, он читал Чехова, Толстова, а она правильно расставляла ударения. На каком-то месте, где речь шла о зеркале, Серж не выдержал:

— Ну что за язык!.. Вот зеркало – то его ставят, то вешают, то закрепляют, а у нас всё одним словом…

Серж лукавил: русский отчасти был его родным языком и слышал он его с самого рождения. Его мама, Дора Ивановна, тетя Лениной мамы, во время войны была в трудовом лагере, и в 1944 году, познакомившись с итальянским солдатом Луисом Аббатони, уехала к нему на родину – в небольшое местечко в 60 километрах от Болоньи. Там родила ему чуть ли не дюжину детей и время от времени, когда отношения между супругами давали трещину, пугала мужа: «Уеду в Россию». Она тоже лукавила: ехать ей было некуда, поскольку все её родственники порасстерялись на просторах большой страны, и только в пятидесятых, после смерти Сталина, пришел ответ: «В Донецке живет ваша сестра Варвара…». Начались бесконечные поездки друг к другу: то тетя Дора в Донецке, то Варвара Ивановна – в Болонье. А потом ручейком, один за другим, в Италии побывала по разу, а то и по два вся молодая поросль. Елена гостила, кажется, три раза. В предпоследний раз тетя Дора, уже прикованная к постели, её не узнала, но услышав русскую речь спросила: «Варя, это ты?» — и заплакала.

Елена не стала её разубеждать, кто приехал. Для тети Доры, наверное, это было уже неважно, главное – услышать родную речь. Через несколько лет, когда на Украине начнется «кампания» против русского языка, Елена удивится: как же так? Ведь это основа человека. Его существо… «Вначале было слово». И слово было вначале этой войны…

Серж что-то рассказывал по скайпу, безбожно уродуя родную речь. Что-то вроде того, как «простой итальянский народ» рад, что Крым «вернулся домой», а потом вдруг осекся и сказал:

— Лена, если будет совсем плохо, приезжай. Все приезжайте…

БРАТСК

В Братск она приехала 24 июня и сразу же принялась за вышивку иконы Божьей матери…

— Я вообще-то человек неусидчивый, – рассказывала Елена друзьям и знакомым, с которыми встречалась чуть ли не каждый день, — шитье и вязание — это не для меня. Мама зовет меня Ветер полевой, а муж – Лена-семиделка. Вечно меня несет куда-то, и хватаюсь сразу за несколько дел… Как-то увидела в женском журнале вышитую иконку, которая давно мне нужна была, но нигде не попадалась, и решила сама сделать такую. Друзья, узнав о моём желании, тут же купили мне нитки, иголки, ткань, книги по вышиванию, и, хочешь-нет, пришлось усмирить Ветер и сесть за тихую, кропотливую работу. Взяться за икону сразу не решилась, сначала потренировалась на зайчиках-белочках, — приятельница попросила вышить для нее натюрморт. Получился он корявым, кривобоким, но приятельнице понравился. Прежде чем взяться за икону приняла исповедь, причастие, а во время работы тропарь читала…

В день рождения мамы, как раз на Медовый Спас, икона Казанской Божьей матери была готова и освящена. Вместе с мамой и друзьями-прихожанами помолились о мире на Украине, а на следующий день Елена уехала…

Сергей МАСЛАКОВ

7 декабря 2014 года

Источник: сайт «Сибирский Характер»

 


ОПОЛЧЕНЦАМ ДОНБАССА ПОСВЯЩАЕТСЯ

 
На земле Донбасской
Встали на защиту —
крова, жизни, веры,
Смертью — смерть поправ.

На земле родимой
Мы вступили в схватку,
За народ наш русский,
Не щадя себя!

Гоним супостата
С истинною верой,
Что придет победа
И наступит мир.

Если ж нам придется
Пасть от пули вражьей,
Души наши греет
Истина одна,
Что не будут больше
Вороги — фашисты
Лить на землю Русскую
Православных кровь!

 
АРХИПАСТЫРСКОЕ ОБРАЩЕНИЕ МИТРОПОЛИТА ДОНЕЦКОГО И МАРИУПОЛЬСКОГО ИЛАРИОНА О ПРЕКРАЩЕНИИ СМУТЫ В ДОНБАССЕ

  • Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду.
    А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду…
    Мф. 5, 21–22
  • Дорогие братья и сестры!

    Несмотря на многочисленные увещевания Церкви к сторонам политического противостояния, в наш общий Дом пришла война. А вместе с ней появились убитые и раненые, беженцы и погорельцы – горе и боль на долгие годы для множества соотечественников. К сожалению, все стороны нынешнего противостояния считают свои действия правильными, но для верующих людей ценностным ориентиром является одна Истина – Господь наш Иисус Христос, Который сказал, что превыше всего – любовь Бога к человеку, а человека – к ближнему. Поэтому Церковь не имеет права поддерживать и не поддерживает кого-либо в этой смуте и братоубийственной войне. Не будет Божьего благословения на тех, кто нарушает заповедь «Не убий!», совершая Каинов грех.

    Сегодня наши сердца должны наполнить евангельские слова о мире и сострадании к ближнему, а дела наши стать исполнением заповедей Господних. Нарушающий закон Божий через вооруженное противостояние, гнев, лживую пропаганду, осуждение, немилосердие – обрекает себя на Суд Божий. Какими бы благородными целями не оправдывали себя стороны конфликта, слезы матерей и детей, скорбь стариков вопиют к Небу о совершающемся грехе братоубийства.
    Сегодня во всех храмах Донетчины мы молимся о мире в нашем крае, об умножении любви в сердцах человеческих, о прекращении братоубийственной смуты, об упокоении погибших и о скорейшем исцелении раненых. Мы обращаемся ко всем людям доброй воли с требованием приложить все усилия для прекращения эскалации конфликта. Всем, кто крещен и считает себя чадом Божиим, необходимо прекратить творить беззаконие и искать цивилизованные пути выхода из кризиса: начать с себя, молитвой и строгим постом побеждая в себе терние ненависти и вражды, поселившееся в душе. Помните об ответственности перед Богом в Вечности за содеянное в этой жизни!

    Обращаюсь к пастве Донбасса: не впадайте в уныние и отчаяние, не поддавайтесь на многочисленные провокации, усильте молитву и пост, поддерживайте друг друга, берегите жизнь своих детей, родных и близких.

    Верю, что Бог услышит нашу совместную молитву и мир снова воцарится в нашем крае!

    Божие благословение и Покров Пресвятой Богородицы да пребудет со всеми нами!

    Божиею милостию смиренный Иларион,
    митрополит Донецкий и Мариупольский
    31 мая 2014 г., град Донецк

    ИЗ БИОГРАФИИ МИТРОПОЛИТА ИЛАРИОНА

    Родился 3 мая в городе Львове, Украинской ССР, в православной семье.

    В 1968 году поступил во Львовский сельскохозяйственный институт, затем обучался в аспирантуре Киевской сельскохозяйственной академии, по окончании которой защитил кандидатскую диссертацию, совмещал с учебой послушание иподиакона. Преподавал в сельскохозяйственном техникуме, был начальником районного управления сельского хозяйства.

    С 1979 года исполнял послушание псаломщика Успенского храма в пос. Буденновка близ Донецка.

    В 1980 году поступил в ОДС. В 1981 году рукоположен во диакона в состоянии целибата к Петро-Павловскому кафедральному собору Ворошиловграда (ныне Луганск), в 1983 году — рукоположен во иерея, назначен ключарем этого же собора.

    В 1985 году назначен настоятелем Николаевского храма г. Ровеньки Ворошиловградской обл., с 1987 года — настоятель Николаевского собора г. Старобельска, благочинный Старобельского округа.

    В 1991 году окончил МДА (Московскую духовную академию).

    22 сентября 1991 года в Киево-Печерской лавре пострижен в монашество.

    29 сентября 1991 года хиротонисан во епископа Ивано-Франковского и Коломыйского.

    С декабря 1991 по апрель 1992 года одновременно управлял Черновицкой епархией.

    В апреле 1992 году назначен на Херсонскую и Таврическую кафедру.

    В 1995 году возведен в сан архиепископа.

    С 12 сентября 1996 года управляющий Донецкой и Мариупольской епархией с сохранением управления Херсонской кафедрой.

    11 июня 1997 года освобожден от управления Херсонской кафедрой, назначен временно управляющим Горловской епархией.

    23 ноября 2000 года возведен в сан митрополита.

    ЗДРАВСТВУЙ, ЕГОРОВНА (автор: Анатолий КАЗАКОВ) — повествование об Александре Егоровне Сухоруковой, библиотекаре храма Преображения Господня. через веру избавившейся от тяжелого недуга



    Если у Вас есть дополнения и поправки или Вы хотите разместить на сайте «Имена Братска» биографии Ваших родных и близких — СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ

    ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

    ГРОМ НЕБЕСНЫЙ И ГРОМ ЗЕМНОЙ (автор: Сергей МАСЛАКОВ), 5.0 out of 5 based on 17 ratings



    Рейтинг:
    VN:F [1.9.22_1171]
    Rating: 5.0/5 (17 votes cast)
    | Дата: 8 декабря 2014 г. | Просмотров: 1 172