Лидеры рейтинга

РЯДОВОЙ ОФИЦЕР СОВЕТСКОЙ МИЛИЦИИ

РЯДОВОЙ ОФИЦЕР СОВЕТСКОЙ МИЛИЦИИ

И. А. Нестеренко

О своих 24 годах службы в Братске вспоминает капитан милиции в отставке Иван Александрович Нестеренко.

 

Как пришел в милицию?

 

В мае 1973 года я демобилизовался из армии и где-то в начале ноября уже пришел в милицию. До этого я работал в «Илимлесе». Где-то осенью приехал туда для агитации в милицию Николай Николаевич Горшков. Провели комсомольское собрание и на следующий день я пошёл устраиваться на работу в третье отделение милиции на Кольцевой (ныне — улица им. М.К. Янгеля), там сейчас 1-й отдел. Написал заявление и через недельку позвонили мне в общежитие. Пришел и Николай Николаевич, он оформлял на меня документы, я заполнил анкеты и тому подобное. В январе 1974 года я уже приступил к работе. Естественно, два месяца стажировался до отправки в Иркутскую школу милиции. Ходил по гражданке (без формы).

У меня наставники были: старшина Лысков Алексей и Ничунов (?) Иван. Они уже по несколько лет работали в милиции. Вот они меня и учили. Стажировку я проходил в «Тайге» (гостиница с рестораном в г.Братске – прим.ред.) и в ДК «Лесохимик». Обычно начинали вечернее дежурство в «Лесохимике», на танцах. В 23 часа закрывались танцы, и мы шли в ресторан «Тайга». Там в 24 часа происходило закрытие.

Дебошей особых не было. За все время моей стажировки пару раз, помню, были такие «потасовочки». Когда люди в нетрезвом состоянии не хотели уходить, приходилось им «помогать» покидать общественное место.
А потом нас отправили в школу милиции. Шестого марта я уже был в Иркутске. Директором там тогда был подполковник Столбов. Нас человек двадцать со всей области собралось. На кухню ходили по очереди дежурить: картошку чистили, так как там был только один повар.

Нестеренко И.А.

Фото из личн.архива


Курс был сто с лишним человек. Четырнадцать – из Братска. Учились мы до конца июня. Когда в июне месяце 1974 года мы приехали, нас 14 человек было – молодых милиционеров, уже 3-го отделения не было – образовался городской отдел.
До пенсии из тех, с кем я начинал, доработали только двое: я и Иван Михеев. Остальные – кто-то сам ушел, кого жены вынуждали уходить. Зарплата была маленькая – 120 рублей. В основном уходили на БрАЗ, на БЛПК. Двух или трех человек уволили за злоупотребление алкоголем и нарушения служебной дисциплины.

Почти двадцать четыре года я служил – с января 1974 года до 16 июля 1997 года. Начинал рядовым, а ушел на пенсию капитаном милиции.

Служил во многих подразделениях. Я был любознательный. Начинал в патруле, потом в конвое – три года. Три года в дежурной части – водителем. Потом, в 1980 году, мне предложили офицерскую должность в МРЭО ГАИ. В то время у меня было среднее образование, а потом я поступил в техникум. Должность была лейтенантская. Отслужил уже два с лишним года, и надо было получать старшего лейтенанта – и пошел я в участковые. Участковым три с половиной года отработал на Строителе (жилой район Братска).

Контингент там был еще тот. Тогда еще на Строителе спецкомендатура была. Дружина неплохо помогала. Не все (дружинники), конечно, — некоторые сачковали! То с опозданием приходили, то домой под разными предлогами пытались уйти. А вот дружина УС (Управление строительства) БЛПК ходила – вот они действительно были добросовестные. Все зависело от руководства! Командирами дружин этого предприятия были начальник УС Рыхальский Владимир Алексеевич и его заместители. Поэтому у них и была дисциплина.

 Нестеренко

Фото из личн.архива


Ну, еще многое от участкового, конечно, зависело. Я когда пришел, была очень-очень плохая мебель. Перед Новым годом я обратился к Рыхальскому. Он дал команду. После Нового года мне привезли два стола (не новые, но в очень хорошем состоянии) и несколько стульев. Лавки новые сделали для комнаты дружинников. Помощь была реальная.

 

Что запомнилось?

 

Событий много было. Вот эпизод: в одном общежитии вечером пришел проверять поднадзорного, а там «встретил» меня один (тоже судимый) с топориком. Ну, пришлось оружие применить. Правда, применил я выстрелом в пол. Он и топор бросил. Приказал: ложись на пол или застрелю! Ну, он и подчинился. Я ему наручники надел за спиной и вместе с топором в вытрезвитель отправил. Естественно, не трезвый он был.

На семейных вызовах потасовок много было. Пьяный человек не всегда же добровольно идет, когда его жена сдает в вытрезвитель. Всякое бывало. Если на семейные вызовы участковый едет, то берет с собой дружину. Там ребята, мужики крепкие – под мышки взяли и повели.

А в том случае я один был, вот и вышла потасовочка! Если бы был без оружия, ну, можно представить последствия. Смог бы я его аккуратно взять или нет? Физически он был здоровее меня. Мой рост 160, а его – около 180 см. И весовая категория была на его стороне.

Когда Строитель начали переселять, меня направили участковым в Анзёбу (станция Анзёби, ныне жилой район Чекановкий). Там таких эпизодов не было, потому что общежитий таких не было.

Нестеренко

Фото из личн.архива


У меня был 43-й участок и район Докгородка – частный сектор, поэтому было проще. Так же и дружина была. Другой раз, когда дружина уходила, собираешься домой уходить, а тут заявление приносят: жена жалуется – муж бьет. Ну, брал с собой сотрудников милиции вневедомственной охраны, которые там жили (они и на Строителе мне помогали). В то время отказов в помощи от сотрудников вневедомственной охраны не было.

 

Какой график работы был?

 

В сравнении с нынешними участковыми – небо и земля. Мы – с утра и до вечера. Утром приходишь к 9 часам на рапорт. Вечером, в 18 часов ты должен уже быть на опорном пункте, так как уже к 18.30 приходит дружина. Дружина – до 11 ночи, а ты – до 12-ти. Выходные дни – по скользящему графику. Чтоб два подряд – редко бывало. А тем более в субботу и в воскресение. На Строителе и в Анзеби тогда по два участковых было. Если делили выходные – у одного участкового – суббота, у другого – воскресенье. Или среди недели выходные. Бывало, один участковый в отпуск пошел – все, без выходных!

Но помимо того, по четыре-пять, а порой – и шесть раз в опергруппе, в горотделе дежурили. На сутки. Заступали также: до обеда поспал, а вечером – в опорный пункт. Хорошо, что основную документацию вели председатели опорных пунктов. А участковый – с дружиной: и семейные вызова обслуживали, и проверку поднадзорных, и ранее судимых. Несовершеннолетних и взрослых – полный объем!

А сейчас – дружины нет. Вызова они (участковые) не обслуживают. Это тоже облегчение. Но, с другой стороны, если мы заходили свободно в жилые помещения до 23 часов, то им сейчас трудно: хочу – впущу, хочу – не впущу. Вот это у них сейчас большая проблема!

Через полгода я перевелся в следственный изолятор. Там я четыре с половиной года отработал. С октября месяца 85 года по первое апреля 90 года. И снова вернулся в горотдел. Вернее, тогда он уже назывался центральный ОВД – опять на должность участкового. В то время практически все должности (кроме должности участкового) были заполнены.
В 1991 году я в звании старшего лейтенанта проходил уже шесть с половиной лет. Надо было получать очередное звание, и я ушел в отдел охраны. Янгиров Николай Иванович тогда был начальником отдела. Мы как-то встретились с ним в управлении. Он меня спросил:

— Ты все еще старшим лейтенантом ходишь?

— Так, должности нет капитанской.

Он мне говорит:

— У меня в ближайшее время освобождается должность.

Я ему там же написал рапорт. Потом он ушел в отпуск. И в октябре он мне позвонил: выходи на службу.
В 1997 году из отдела охраны я вышел на пенсию.

На гражданке работал в отделе вневедомственной охраны – вольнонаемным. Потом на БЛПК – в охранном агентстве «Атлант» (последний год – на хлорном заводе). Как шестьдесят лет стукнуло, с вредного производства предложили уволиться.

 

Встречаю ли сейчас на улице кого-то из бывших подопечных?

 

Нестеренко Иван Александрович

Нестеренко Иван Александрович

Да, конечно. Некоторые с пониманием относятся, даже здороваются, а другие – не узнают. Да и двадцать лет уже прошло, как работал участковым. Мы – меняемся. Тогда мы все были моложе. Я и сам, кого – узнаю, а кого – нет. С кем приходилось часто работать – тех на лицо помню, даже фамилии помню.

От редакции: Иван Александрович Нестеренко хоть и не является членом совета ветеранов МВД, но на общественных началах помогает в его работе: посещает ветеранов, ведет съемку спортивных и торжественных мероприятий. Так, в день нашей встречи он успел посетить старейшего ветерана Братской милиции, побывать на соревнованиях по волейболу в ДОСААФ, а вечером – на выпуске полицейской академии в Доме творчества.

 

Пожелаем же неутомимому ветерану и всем сотрудникам МВД в канун их профессионального праздника многих лет бодрости и здоровья. И низкий поклон за тяжелый труд РАДИ НАШЕЙ СПОКОЙНОЙ И ЗАЩИЩЕННОЙ ЖИЗНИ!

 

С Иваном Александровичем Нестеренко встречался Сергей Кирилов (сайт «Имена Братска»)


Если у Вас есть дополнения и поправки или Вы хотите разместить на сайте «Имена Братска» биографии Ваших родных и близких — СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ



ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

РЯДОВОЙ ОФИЦЕР СОВЕТСКОЙ МИЛИЦИИ, 5.0 out of 5 based on 35 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (35 votes cast)
| Дата: 10 ноября 2014 г. | Просмотров: 778