Лидеры рейтинга

СЛЕПЫЕ В ГОРОДЕ ГЛУХИХ (автор: Виктор СТЕПАНОВ)

СЛЕПЫЕ В ГОРОДЕ ГЛУХИХ (автор: Виктор СТЕПАНОВ)

Прежде чем рассказать о ситуации, которую мой герой назвал полным абсурдом, немного предыстории. Виктору Теплякову 61 год. Крепкий, здоровый мужик. Если бы не одно «но»: он слеп. Зрение потерял тридцать лет назад на строительстве алюминиевого завода. Как рассказал Виктор Алексеевич, он тогда работал плотником-бетонщиком, и во время подъема железобетонной плиты получил удар по голове. Подумал было, что сотрясение мозга, через неделю-другую пройдет. Но «не пронесло»: у молодого строителя резко стало ухудшаться зрение.

 

Виктор Тепляков

Виктор Тепляков — руководитель «Оптимиста». Фото с сайта газеты «Знамя»

Бесчисленные операции в крупных городах страны результата не дали. Тепляков ослеп. Возможно, любой другой в подобной ситуации смирился бы, но только не он. Виктор не захотел стать рядовым членом общества инвалидов.

Его время выпало на время больших перемен в стране. Никому тогда не было дела не только до инвалидов, но и до обычных людей: повсеместно царствовал принцип выживания. Тепляков до сих пор помнит фразу, брошенную ему вслед одним из местных чиновников: «Если жить так не можете – умирайте!». У известного в городе в ту пору начальника он просил помощи в организации клуба по интересам. Проще говоря, от имени своих товарищей по несчастью обратился с просьбой выделить им свободное помещение, где бы они могли встречаться и совместно решать наболевшие проблемы. В ответ ему предложили поучаствовать в конкурсе… на общих основаниях.

Но, наверное, Тепляков не был бы Тепляковым, если не пробил бы и эту стену. Комнату ему все же тогда выделили — под эгидой общества слепых. Так в городе двадцать лет назад появился клуб «Оптимист». Каждый его член ежемесячно платил по пять рублей. Взносы шли на организацию вечеров отдыха и даже на выпуск… стенгазеты.

На одном из заседаний клуба коллеги «взяли за горло» председателя: от них поступило предложение — из активистов клуба создать производственный кооператив.

Тогда, помнится, на всю округу гремел цех народного потребления БрАЗа. Туда и отправился Тепляков. После долгих переговоров с инвалидами руководство предприятия нашло компромиссное решение: от цеха организовать надомный участок и поручить инвалидам по зрению собирать конфорки для электроплит.

Я сейчас понимаю, какое мужественное решение тогда было принято руководством завода, — говорит Виктор Алексеевич. – Наши несколько сот изделий – капля в море, к тому же надо было организовать транспорт: привезти комплектующие, обратно увезти готовые конфорки. Морока, да и только.

Я сам, помню, в первые недели собирал до тридцати изделий вместо плановых 180. Уже потом «навострился» собирать до трехсот конфорок за смену. Наш участок вскоре с пяти человек увеличился в четыре раза. Многие инвалиды хотели работать. Если говорить честно, то не столько работать и получать деньги, хотя это тоже очень важно, сколько быть востребованным, нужным обществу.

Но гладко и ровно было не всегда. При смене начальника цеха у инвалидов появились проблемы. Пришлось Теплякову искать другую «крышу». Начались очередные поиски помещения для открытия учебно-производственного участка при областном обществе слепых. Сколько стоило ему труда, чтобы участок заработал. Но мочалки и веники из искусственных ниток и другую «копеечную» продукцию оптовики брали не очень охотно. Вскоре учредители закрыли участок из-за нерентабельности.
Известно, что аппетит приходит во время еды. Встав «на крыло», Тепляков с единомышленниками решил отправиться в самостоятельное плавание. На базе почившего в бозе учебно-производственного участка регистрирует товарищество с ограниченной ответственностью. И, как говорит сейчас, дело у него с ребятками пошло в гору. Помогли заказы с БрАЗа, швейной фабрики, предприятий общественного питания. Изделия делали, вроде бы, незамысловатые – вкладыши на воротнички для сорочек, коробки под торты, постельное белье, которое охотно брали детские сады…

Но в производственный процесс вмешалась обычная людская зависть. Так считает сам Тепляков. Кому-то из сильных мира сего, как пояснил Виктор Алексеевич, очень понадобилось здание, в котором разместились инвалиды со своим нехитрым производством. Чтобы выжить из бывшего детского сада «несговорчивых и непонятливых» членов ООО «Оптимист», без переговоров и дебатов в сто раз подняли тарифы за аренду помещения. Правда, до силового захвата здания дело не дошло, хотя все шло к этому. Вскоре, к счастью Теплякова и его команды, в городе сменилась власть, и здание оставили инвалидам, освободив общество даже от арендной платы, оставив за ним только платежи за коммунальные услуги и содержание самого здания.

2002-й – год принятия нового Налогового кодекса. Это год, когда и инвалидам пришлось учиться жить по-новому. Если раньше, считает Тепляков, им в вопросах налогообложения были льготы и преференции, то нынче «перекрыли воздух»: с каждого заработанного рубля инвалиды платили в казну сорок копеек. Доходов у «Оптимиста» не было, а налоги платить надо было. Стали копиться долги. На них начислялись штрафные санкции и пени.

Задолженность в казну – более 200 тысяч рублей — для ООО оказалась неподъемной. Спор, кто прав или виноват в данной ситуации, взялся разрешить по иску налоговой инспекции арбитражный суд Иркутской области. Суд пошел навстречу инвалидам, отказав налоговикам в банкротстве фирмы, посчитав её деятельность «полезной и не подпадающей под общепринятые стандарты».

Окрыленные победой, инвалиды с новыми силами развернули бурную деятельность. Тепляков искал новые рынки сбыта. На складе продукция не залеживалась. Пик реализации – полмиллиона рублей за месяц. Таких объемов никогда больше не было. Нынче ООО «Оптимист» ежемесячно выпускает изделий на сумму где-то в пределах 70 000 рублей. Такова предыстория фирмы, пережившей, как оказалось, и взлеты, и падения.

…Накануне Международного дня инвалидов в редакцию позвонила швея из «Оптимиста» Татьяна Кузьмина. В разговоре с ней выяснилось, что она боится остаться без работы, ибо слышала, что вскоре их небольшое предприятие хотят закрыть. От имени работающих инвалидов она просит не закрывать его, ибо оно для них — «свет в окошке».

Чтобы узнать причину закрытия, решил побывать в «Оптимисте». Сначала о первом впечатлении. Удивили очень скромные апартамент. Старая, обшарпанная, колченогая мебель, рваный линолеум… Общий для всех сотрудников, именуемых себя администрацией, кабинет. По нынешним временам – каменный век.

Пока жду Виктора Теплякова, интересуюсь у Кузьминой условиями труда, зарплатой. Оказывается, ежемесячное жалование у Татьяны мизерное – чуть больше трех тысяч рублей. Но и этой небольшой сумме она рада-радешенька: ей лучше получать небольшие деньги, чем сидеть взаперти дома в четырех стенах. Быть на людях важнее, оказывается, не только для Кузьминой. Об этом же твердят Наталья Щеголькова и Артем Мамаков. Молодой человек – инвалид детства, работа у него не очень квалифицированная – клеит бумажные пакеты и зарабатывает еще меньше, чем Кузьмина.

— Я живу в Гидростроителе. Сюда езжу каждый день на рейсовом автобусе. Говорят, что за долги нас скоро закроют, тогда куда мы пойдем?

— Что за паническое настроение? – интересуюсь у пришедшего вскоре Виктора Алексеевича.

— Такие настроения я стараюсь пресекать, — говорит он, — но, действительно, над нами тучи сгустились. Общество вновь задолжало, по данным налоговой инспекции, 317 тысяч рублей. Деньги для нас огромные. Откуда их взять, если наш оборот копеечный? Моя зарплата около трех тысяч, и ту не могу получить: нет денег.

Налоговая замучила проверками. Проверяющие регулярно ищут упущения и недочеты. Нет чтобы помочь выкарабкаться из долговой ямы, они вновь грозятся нас обанкротить. Я хоть и слепой, но внимательно изучил налоговое законодательство. В том же кодексе в статье 149-й для нас есть поблажки, но инспектор об этом и слышать не хочет. Пошел по городским инстанциям. Чиновники советуют обратиться в суд: мол, он во всем разберется.

Мне бы найти юриста толкового, который бы помог. Обратился к одному, потом к другому, но они запросили такие большие деньги за услуги, что я от этой затеи отказался. Понимаю, что не правы налоговики, загоняя нас в долговую яму, но как доказать нашу правоту? Получается, правая рука не ведает, что делает левая.

Мы попали в ситуацию, которая называется абсурдной. Ладно бы, если бы вопрос стоял обо мне или моей судьбе. Тут все гораздо сложнее. Ведь люди поверили мне. Я по натуре своей оптимист, поэтому верю, что нашему «Оптимисту» все же банкротом не быть…

PS. Ситуацию, сложившуюся в ООО «Оптимист», редакция попросила прокомментировать начальника налоговой инспекции Иркутской области Константина Борисовича Зайцева. Соответствующее письмо направлено по адресу.
 
23.01.2014
Источник: сайт газеты «ЗНАМЯ»



ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

СЛЕПЫЕ В ГОРОДЕ ГЛУХИХ (автор: Виктор СТЕПАНОВ), 5.0 out of 5 based on 53 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (53 votes cast)
| Дата: 29 января 2014 г. | Просмотров: 2 142