Лидеры рейтинга

СОЛО ДЛЯ МАТАЕВА С ОРКЕСТРОМ

СОЛО ДЛЯ МАТАЕВА С ОРКЕСТРОМ

Олег Васильевич Матаев

Поводом для беседы стала юбилейная дата. В марте исполнилось 15 лет детскому образцовому духовому оркестру, художественным руководителем которого является все эти годы Олег Васильевич Матаев. Два года назад он получил губернаторскую премию «Учитель года». Был также отмечен министерством культуры России. Итог прошедших лет – 32 выпускника, почти половина из них продолжили учебу в средних и высших музыкальных учреждениях. Духовой оркестр, созданный в детской школе искусств №1 — лауреат множества престижных конкурсов, а его участники – победители международных и Всероссийских состязаний юных дарований.

 

«КУЛЬТУРА БРАТСКА МНОГИМ ОБЯЗАНА ХАРЬКОВЧАНАМ»

 

— Олег Васильевич, с чего начался ваш творческий путь в Братске?

 

— Мне на днях исполнилось 64 года, из них почти 40 я живу в Братске. Детство провел в Иркутске. В то время танцы были под духовой оркестр. Помню, мы с другом туда пробирались, чтоб послушать, но не попасться дружинникам. Детям не разрешали ходить в позднее время, родителей штрафовали. Помню еще то время, когда танцы были под духовой оркестр в Иркутске. Мы с другом пробирались, чтоб послушать, но не попасться дружине.
Потом работал в Иркутске электриком, уже тогда участвовал в самодеятельном коллективе. Потом в армии играл в эстрадном военном ансамбле – на бас-гитаре и контрабасе. Так меня вдруг затянуло в музыку. Поступил в музыкальное училище в Братске. Но сначала был Норильск. Приехал туда по вызову. В то время существовал знаменитый в Красноярском крае ансамбль «Жарки» — лауреат многочисленных конкурсов, в том числе Всесоюзного конкурса «Молодые голоса». В «Жарках» я немножко поработал, но потом по разным причинам практически половина этого коллектива (молодежь), в том числе и я, уехала в Братск.
Пригласил нас ресторан «Тайга». В Норильске я, как и другие ребята, был студентом музучилища. Занимался по классу контрабаса. В Братске мы работали в ресторане «Тайга», а учебу продолжили в музыкальном училище. В «Тайге» я отработал восемь лет. У нас был хороший ансамбль. Все – студенты. Состав большой, с духовой секцией. Всем нам нравилась музыка больших американских групп – таких, как «Кровь, пот и слезы», «Земля, ветер, огонь» или «Чикаго» — было такое направление с медью, дудками. И сейчас я с удовольствием их слушаю.

 

Мы тогда все стремились повысить свой музыкальный уровень, упорно занимались. В ресторанах, не только в «Тайге», но и в «Туристе», едва ли не единственных в городе местах, где допускалось звучание эстрадной музыки, играли очень сильные коллективы. Много привнесли в развитие эстрадной культуры Братска харьковчане. У ансамблей был очень высокий по тем временам уровень. Тогда все хотели завоевать большую сцену, что было весьма непросто.
И все-таки из Братска вышло очень много музыкантов, которые конкретно пробились. Не так давно умер Володя Черногор, который был тогда директором ДК «Ангара», этот ДК стал главным центром культуры ВИА в городе. Здесь же играл знаменитый ансамбль «Падун», он после переезда в Ангарск превратился в «Баргузины», а затем звучал в Ленинграде, в городе Серебряный Бор. Сейчас очень популярная группа в Москве «Mamruk Band». Братчанин Сергей Мамрук учился и работал вместе с Артуром Пилявиным, основавшем группу «Квартал», где тоже было много братчан. Сегодня Мамрук, что называется, музыкант в возрасте, но работает, и там тоже сейчас братчане. Они недавно должны были приехать в Братск на гастроли, но что-то им помешало. Многие талантливые ребята, увы, уже ушли от нас. Кое-кто за рубежом живет. Был такой хороший музыкант Борис Поляков, сейчас в Израиле. Живет в Канаде Сергей Котиков, гитарист в прошлом, выступал с Черногором. А я вот занялся другой музыкой.

 

«ПЕРВЫЕ РЕПЕТИЦИИ ПРОВОДИЛИ В КИНОБУДКЕ»

 

— Что за другая музыка? Как для вас завершился «ресторанный» период?

 

— Я закончил Братское музучилище уже достаточно взрослым человеком. Когда поступал, подготовки в музыкальной школе не имел, только начал осваивать контрабас. Но в Братске, поскольку не было преподавателя контрабаса, мне предложили пойти в класс тубы, который вел Степан Николаевич Кожухов. Так я попал на духовое отделение. По окончании получил направление преподавать во Дворце пионеров, который находился в Энергетике. Ушел из ресторана, полностью покинул эстраду. Почему-то решил заняться именно оркестром. Первый духовой оркестр я создал там.

 

Взял два класса мальчиков. Хороший оркестр был. Но дальше все сделал неправильно. Довел ребят до окончания средней школы. Они выпустились, а дальше молодежи нет, то есть не с кем продолжать. Потом ушел опять в эстраду, работал в «Туристе», где руководил ансамблем еще 17 лет.

 

Когда началось время реформ, так называемые «лихие 90-е», один из учеников первого моего оркестра, уже отслуживший в армии, предложил мне попробовать создать духовой оркестр. Тогда в школе №18 организовывался кадетский корпус, два класса мальчиков. Предложение меня очень сильно зацепило, поскольку постоянно об этом думал, душа не успокаивалась. Поэтому я пошел не раздумывая. И было это 15 лет назад. Отсчет нынешнего оркестра я веду как раз с того момента. Там была чисто символическая оплата, но в то время нигде не платили, так что это все равно были какие-то деньги. Из двух классов школы №18 я набрал порядка 24-25 мальчишек. Помещений для репетиций не было. Занимались в кинобудке. Первая репетиция состоялась 22 марта 1998 г. Отзанимались с ними 3-4 месяца. Дали первый концерт – маленький, смешной, где-то даже запись сохранилась. А потом я обратился к Фреду Юсфину, который взял наш оркестр на лето в руководимый им лагерь «Варяг». Фред Павлович обожает духовую музыку, он мне много помог, чтобы мы занимались, смогли подрасти музыкально. Три года подряд мы уезжали в «Варяг» на два сезона и там репетировали.

 

— Зачем нужны такие выезды?

 

— Сейчас «Варяга» нет, но мы постоянно вывозим детей и летом, и в зимние каникулы. В обычной обстановке вечерние репетиции невозможны, никто детей после 19.00 не отпустит. Репетиция оркестра может быть только днем, то есть либо в субботу, либо в воскресенье. Два дня у ребят забирать не будешь. Остается только суббота. Получается, что фактически общая репетиция один раз в неделю, четыре репетиции в месяц. Это для оркестра очень мало. Разумеется, индивидуальные занятия есть постоянно, готовим партии под произведения, которые будем разучивать на ближайшей общей репетиции. Партии играются, но все равно этого мало. А в условиях лагеря у нас получается две репетиции в день. За зимние каникулы, то есть за 12 дней, получается годовая работа. Уровень оркестра вырастает сразу, как на дрожжах. И оттуда везешь уже совершенно другой коллектив. В зимние каникулы я стараюсь везти малышей, подготовишек, 1-й и 2-й класс.

 

«ОРКЕСТР – ЭТО ТА ЖЕ ФУТБОЛЬНАЯ КОМАНДА»

 

— То есть сейчас вы не можете пожаловаться на отсутствие подрастающей смены?

 

Выступление оркестра у драмтеатра Братска

— В данный момент у меня три оркестра – младший, с 9 до 12 лет, старший оркестр школьников от 12 до 14 лет и оркестр взрослый. Последний собирался буквально по крупицам все эти 15 лет. Дети уезжают из Братска, чтобы продолжить обучение, однако какая-то часть остается в городе. Я их всяческими путями пытаюсь удерживать, пока учатся в университете или техникуме, училище. Например, сейчас трое студенты Братского музучилища. Таких ребят набралось 17 человек. Причем среди них есть работающие на руководящих постах. Например, Евгений Бояршинов, Андрей Шалаев – из первого поколения оркестра, играли в квинтете «Ностальгия». С этим коллективом мы выступали в Москве, на открытой «Европе», где взяли третью премию. Словом, ходят ко мне взрослые ребята.
Во взрослом оркестре все участники имеют образование, закончили музыкальную школу, то есть подготовлены полупрофессионально, а это не кружок в ДК, куда приходят просто научиться играть на духовых инструментах. Вот эти 17 человек, соответственно, я туда привлекаю старшеклассников, получилось примерно 25 оркестрантов, и составляют взрослый оркестр. В аккомпанементе в основном молодежь, которая со временем пополняет основной состав. В этом году еще трое добавятся – то есть школа заканчивается, но сюда они продолжают ходить. Чтобы оркестр жил, нужно постоянный приток молодых. Без этого невозможно. Должно быть подрастающее поколение, причем не два даже, а три этапа – самые маленькие, средние и старшие. Так же как и в спорте, как в футболе. Если нет растущей команды, не будет и всего остального.

 

«ПРИЛИЧНЫЕ СОЛИСТЫ – ОСНОВА ХОРОШЕГО ОРКЕСТРА»

 

— Поделитесь рецептом, как вы делаете команду. Ведь одно дело – индивидуальные занятия, а как из ребят, умеющих играть на инструментах, сделать оркестр?

 

— Я стараюсь сделать так, чтобы каждый из ребят выступал соло. Для этого идет индивидуальная, на хорошем уровне, подготовка. Я вожу солистов на различные конкурсы, в Сибири и даже на Урал. Но это все конкурсы Всероссийские. Сейчас появилось множество конкурсов, которые просто-напросто собирают деньги – взнос за участие, проезд за свой счет, и еще нет никакого призового фонда. Мне неинтересно ехать на какой-то открытый региональный конкурс, где в награду дают детям некую бумажку – свидетельство об участии и «спасибо». А дети, для того чтобы приехать, такие вложения делают – и родители, и школы. Есть интересные конкурсы, где имеется призовой фонд и где поощряют действительно престижными призами. Например, проходящий раз в три года конкурс «Сибирская музыкальная ассамблея» в Новосибирске. В жюри 12 человек, все не ниже зав. кафедрой консерватории, каждый специалист по определенному инструменту, съезжаются со всей России, да еще трое приглашены из-за рубежа. Там нужно играть и не ждать мягких оценок. Много хорошего можно сказать о «Надежде» в Красноярске. Они финансируются министерством культуры России.

 

Именно на такие конкурсы я нацеливаю ребят. После успешного выступления на подобных серьезных состязаниях дети заслуженно получают губернаторскую стипендию, что демонстрировали неоднократно. Хороший духовой оркестр должен складываться из приличных солистов, чтобы ребята прошли индивидуально какую-то школу, с участием в индивидуальных конкурсах. То есть у каждого члена коллектива должен быть личный высокий уровень. Тогда это очень интересно. Одними репетициями процесс не ограничивается. Должны быть выступления, должно быть удовлетворение самих музыкантов своим участием в концертах, конкурсах.

 

— Оркестр дал 32 выпускника. Это не маловато для 15-ти лет?

Денис Кокорин получил серебряного «Щелкунчика»

 

— Это не маловато. Имеются в виду выпускники с моего отделения. Это только 10 лет назад были первые выпуски, потом нужно закончить училище, потом консерваторию. 32 выпустились. Это каждый год в среднем 3 – 4 человека. Но мне удовлетворение в работе приносят дети, которые становятся лауреатами, побеждают в конкурсах, то, что они востребованы. Ребят с удовольствием принимают на обучение в культурных центрах России. 14 пошли по музыке, причем в высшие заведения — в Екатеринбурге два, один в Москве, один в Петербурге. Илья Пустынский уже профессионал, после нашего музучилища и университета в Барнауле работает в двух оркестрах. Приезжал недавно, очень доволен своей работой. Володя Каварский, из первых выпускников, сейчас профессиональный певец, бас, закончил ГИТИС, и уже год работает в московском театре «Геликон», давал сольные концерты и в Братске. Денис Кокорин получил серебряного «Щелкунчика», сейчас второй год учится в Петербурге, в спецшколе, еще год и поступит в консерваторию. А по годам он еще совсем мальчишка. Это мальчик уникальный. В оркестре он играл на тубе. Инструмент непростой, несмотря на кажущуюся простоту. Его звучание, особенно при исполнении серьезной музыки, завораживает. Занимаясь в школе, Денис не щадил себя, занимался много и не ждал, когда ему я укажу, когда надо выучить. На урок приходил полностью подготовленным. Конечно, и результат был – победы в Красноярске, Новосибирске, Москве, на самых серьезных конкурсах. Соответственного, его заметили и пригласили продолжить обучение в школе при консерватории, куда попасть очень сложно. Был еще ученик Паша Журило. Уникальный мальчик, который закончил военно-музыкальное училище и в этом году поступил в международный университет в Москве, в будущем станет следователем по международным вопросам.

 

«ЛАУРЕАТСТВО – ЗАЛОГ КРЕПКОЙ СЕМЬИ»

 

— То есть можно так измерить прошедшие 15 лет. А как вы можете их измерить для себя?

 

— Я считаю, что с каждым годом навык повышался, рост продолжается, человек растет в любом возрасте. Если не зацикливаться, не опускать руки, все время в чем-то продвигаться, стремиться, не стоять на месте, будет у всех движение. Соответственно, мне интересно жить. От своего труда я получаю удовольствие. Когда мой ученик сыграл где-то хорошо, конечно, я их и ругаю, и хвалю, все бывает, но если ребенок сыграл и в ответ ему кричат «браво», что может быть выше и лучше для педагога.

 

— В не ожидаете, что каждый ваш мальчишка станет лауреатом и станет профессионалом?

 

— Я этого не ожидаю, но ни одного ребенка этого не лишаю. Я стараюсь каждого подтянуть как можно выше по уровню. Это же школа, где ребята сдают экзамены, у них между собой внутри школы конкуренция – за то, чтобы пройти, поехать на конкурс: на городском занять первое место, чтобы поехать в Иркутск, а после того, как себя там хорошо показал, поехать в Красноярск. А дальше уже можно смотреть, возможно, есть смысл готовить его на «Щелкунчика». Если раньше таких ребят было один – два, то сейчас среди самых юных значительно больше, и потенциальных «щелкунчиков» среди них много.

 

— Но лауреатство учеников – это не самоцель для вас?

 

— Мне очень приятно, когда ребенок оказывается востребованным, куда бы он не поехал учиться дальше. То же военное музыкальное училище. Там на одно место претендует по несколько человек. Вот мой внук, Олег Наумов, закончил это училище и второй год учится в консерватории Екатеринбурга. С другой стороны, у меня нет сожалений, что мой выпускник покинул «родное гнездо», однако очень переживаю, когда он решил идти дальше по музыке, но поступить не смог. А если он пошел в профлицей, но продолжает ходить в оркестр, я этому только рад. Пусть музыка осталась хобби, но все равно человеку дело. И надо понимать, что те мальчишки, которые занимаются музыкой, они другие. Они в будущем – более теплые по характеру люди, хорошие семьянины, сильнее любят и больше одаряют любовью окружающих. Потому что они по-другому мыслят. Они отличаются от других людей – те, кто связан с музыкой, немного другие. Научно установленный факт. Отличаются, конечно. Потому что занятия их заставляют мыслить, быстрее развиваться, глубже разбираться в искусстве.

 

«В ШКОЛУ – ВСЕМ ОРКЕСТРОМ»

 

— Мы немного забежали вперед. Как вы с оркестром попали в школу искусств №1?

 

— Кадетский корпус распался, а оркестр остался. Я понимал, что там заниматься нет возможности, и тут как раз директор ДШИ№1 Татьяна Григорьевна Гаевская предложила пойти сюда работать. И всем оркестром после сезона в «Варяге» мы переехали в занимаемое нами и сегодня помещение. Год поработал, понял, что детям нужно образование, музыкальная школа просто необходима. Пошел к Татьяне Григорьевне. Стали с ней думать, она пошла навстречу. В результате весь класс, а там ребята разных возрастов, пришлось оформлять в музыкальную школу. На собрании объяснили родителям, что дети должны получить образование. И все разом перешли в школу. Было всякое, ведь порой ребенок шел сразу в третий или второй класс, ноты-то он читает, но занимается с детьми с уровнем знаний значительно выше. Разумеется, возникли сразу конфликты с преподавателями теоретических дисциплин. Но зато потом все это выровнялось, и сейчас можно сказать, что у нас очень сильное духовое отделение.

 

— Вы стали образцовым оркестром. Это весомый статус?

 

— Да, это почетно. Более того в прошлом году мы прослушивались на звание народного оркестра. В конкурсе заняли первое место. Нам дали добро, но сейчас пока не до этого, жизнь вносит свои коррективы. Но мы обязательно станем народным коллективом

 

— Как к вам приходят дети и кто они такие?

 

— Сейчас у меня очень сильный младший оркестр – самый сильный младший оркестр за все эти 15 лет. 12 апреля будет «Жемчужина Братска», там будет оркестровый конкурс, и я выставляю три оркестра. Но больше мне почему-то дорог младший. Берем детей в основном с третьего класса. В общеобразовательной школе они учатся с обеда, а утром я могу с ними заниматься. И еще я пришел к выводу, что пока они в третьем классе, их можно зацепить, собрать, направить. Но прежде они должны прийти. Для этого я иду в школу, захожу в класс, приношу фотографии, иногда беру какой-то свой ансамблик, мы одно-два произведения играем. Если у кого-то глазки загорелись, желание у ребенка появилось, начинаю общаться с родителями. Назначаю прослушивание, чтобы провести отбор. Набираем подготовительный класс. Обучение обходится родителям недешево, порядка 1000 рублей, потом дешевле, когда подготовительный класс заканчивает. Но я думаю лично о себе, я себе набираю. Я каждый год беру 4 человека, а в это году шесть, хотя пришло 12- 15. Отсев идет после прослушивания. Сейчас в оркестре занимается большинство учеников из школы №18. Оркестр играет в школе на выпускных вечерах, реклама идет полным ходом. Ребенок должен услышать, понять, куда его приглашают, а не просто так.

 

«ОДИНОКИЕ МАМЫ БОЛЬШЕ ГОТОВЫ НА ЖЕРТВЫ РАДИ РЕБЕНКА»

 

— Из каких семей ваши воспитанники?

 

— Почему-то, как правило, в моем духовом оркестре, в основном, до 70 процентов, мамы одни воспитывают детей, без пап. Вы знаете, что у нас такая тенденция идет – не успели семью создать, как следом развод. Полных семей очень мало. Когда дети на встречах тянут руку и говорят, что хочется им заниматься, а им объясняешь, что платить придется, руки у половины падают. Уже дети предварительно понимают, что раз платить, то дома не разрешат. Возможно, действительно просто нечем платить. И несмотря на это, есть такие мамы, которые понимают, что им очень трудно, живут очень скромно, а ребенка сюда ведут. Меня это очень трогает. Потому что такие мамы очень правильно мыслят, что лучше сейчас в ребенка вложить, чем потом все отдать, а будет поздно.

 

Есть еще такой момент. Я их беру маленьких, и в таком возрасте им для общения не хватает школы, в любом случае они идут во двор, ищут своих сверстников, находят свои интересы. А здесь предлагается немножко по-другому компенсировать нехватку общения – занятиями музыкой. Но еще они здесь находят коллектив, находят друзей, они получают здесь то, что им необходимо. Совсем редко бывает, чтобы они пропустили репетицию, разве что по болезни. Это говорит о том, что им тут интересно. Согласитесь, дети в любом случае дети. И в свой выходной день им не так-то просто идти сюда и «париться» на репетиции по два с половиной — три часа. Конечно, мне нужно все делать для того, чтобы коллектив был спаянным. У нас, например, все знают, что старший никогда не обидит малыша, вот помочь малышу – такое есть. Более того, большие прощают маленьких. Если кто не прав, доказываю и убеждаю – главным образом примерами. Словами. Добротой. Пусть ребенок к тебе тянется, стремился выполнить домашнее задание. Ведь у них у всех дома школьные инструменты. Дом им тоже нужно заниматься, и немало, для них ведь предметы общешкольной программы не отменяются.

 

Некоторые родители говорят: ребенок занимается просто для музыкального развития, чтобы он был чем-то увлечен. Но когда из этих детей начинаешь лауреатов готовить, чтобы из ДШИ они вышли не просто с дипломом об окончании, совсем другая картина получается. И родители детьми гордятся.

 

«НЕ КИСНУТЬ И НЕ УНЫВАТЬ»

 

— Известно, что во время занятий в детском лагере вы не только репетиции ведете, но и на физзарядку ребят выводите постоянно. Как музыка связана с физкультурой?

 

— Как-то у нас был момент, когда сразу пятеро наших мальчишек учились в военном музыкальном суворовском училище. А там вступительный экзамен по физподготовке №2, после музыки. Ребенок должен быть выносливым. Кроме того, нам-то, музыкантам, известно, что быть духовиком – это ,ольшой физический труд. Этот только кажется, что вот он сел, дунул в трубку и сыграл. Ничего подобного. Это работа, требующая напряжения и отдачи всего организма. Каждодневные упорные занятия могут зародить в ребенке мысль бросить музыку. Чтобы этого не произошло, надо его постепенно втягивать в процесс. Потом уже, когда он на сцене успешно выступит, когда ему аплодировали, когда он ощутит себя артистом, это притягивает и с этим расстаться уже очень трудно.

 

— Вас не смущает, что в обществе многие не проявляют интереса ни к музыке, ни к культуре в целом, им нет дела до собственного душевного развития, а в сфере культуры решающее слово имеют деньги?

 

— Я против того, чтобы на музыке зарабатывали так, как это делают организаторы некоторых конкурсов. Что касается всего остального, я считаю, себя найти можно во всем. Себя можно найти на даче, заняться спортом, полезной работой, больше внимания детям уделять, увлечь себя, но ни в коем случае не киснуть и не ждать в унынии и равнодушии своего последнего денечка.

 

18.04.2013

Артем ГВОЗДЕВ

P.S. 14 апреля в рамках фестиваля «Жемчужина Братска соревновались в исполнительском мастерстве детские оркестры духовых и народных инструментов. Гран-при конкурса, то есть «Жемчужину Братска», завоевал образцовый духовой оркестр Дворца искусств под руководством Олега Матаева. Редакция «Нашего Братска» поздравляет Олега Васильевича и его воспитанников с этой заслуженной наградой!

Источник: Городская социальная сеть НАШ БРАТСК




ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

СОЛО ДЛЯ МАТАЕВА С ОРКЕСТРОМ, 5.0 out of 5 based on 6 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (6 votes cast)
| Дата: 18 апреля 2013 г. | Просмотров: 857