Лидеры рейтинга

ВЕРЕЩАГИНА (ТЕПЛОУХОВА) МАРИЯ ИВАНОВНА

ВЕРЕЩАГИНА (ТЕПЛОУХОВА) МАРИЯ ИВАНОВНА

Верещагина (Теплоухова) Мария Ивановна

16.04.1929 – 18.03.2015

Труженик тыла. Отличник народного просвещения. Директор школы № 21 г.Братска. Член Совета ветеранов комсомола города Братска. Солистка ансамбля «Сударушка». Всю жизнь активно участвовала в общественной жизни города и в военно-патриотическом воспитании молодежи. Автор нескольких сборников стихотворений. Выпускница Свердловского педагогического института.

Родилась 17 апреля 1928 года в деревне Белоярки Свердловской области. Отец — Иван Егорович участвовал в Первой мировой войне, был ранен: работал весовщиком в товарной конторе и занимался крестьянским хозяйством. Мать — Евгения Федоровна, официально нигде не работала, числилась домохозяйкой.

В годы Великой отечественной войны Мария Ивановна работала учетчиком вагонов.

После войны окончила педагогический институт в г. Свердловске.

20 августа 1951 года вышла замуж за ветерана Великой Отечественной войны — Верещагина Евгения Петровича (вместе они прожили 49 лет). Жили в городе Каменск-Уральский у родителей мужа. Мария работала завучем в школе, а Евгения избрали первым секретарем горкома ВЛКСМ. В мае 1952 года у них родился первый сын.

Летом 1957-го года она приехала с двумя сыновьями (старший сын -Игорь, младший — Павел) к мужу, который чуть раньше отправился на комсомольскую стройку — ЛЭП-220 в Братск (Евгений Петрович и его отец Пётр Петрович приехали в Братск в 1955 году; к моменту переезда семьи Евгений Петрович являлся секретарем комсомольской организации «Братскгэсстроя»).

Работала учителем географии в школе № 4, директором школы № 21, в других образовательных учреждения города Братска. Работая в школах, активно участвовала в общественной жизни города. Свидетельством тому — многочисленные грамоты и благодарности. За успешную и многолетнюю воспитательно-педагогическую деятельность присвоено звание «Отличник народного просвещения».

Выйдя на пенсию, продолжала воспитывать юных братчан, работая в Доме пионеров. Несмотря на солидный возраст, принимала приглашения школ города, где рассказывала детям о войне, о своем героическом муже. Не пропускала и мероприятия Совета ветеранов комсомола — автопробеги, встречи, конференции.

Творческие наклонности отразились в ее участии в художественной самодеятельности – была солисткой ансамбля «Сударушка», писала и выпустила несколько сборников своих стихов. В этих стихотворениях отражена судьба Братска, жизнь простых людей, передан свой взгляд на мир.

В 1999 году она подготовила и выпустила текстовой сборник песен и романсов «Споем, братчане!», состоящий из 14 разделов на все вкусы и возрасты, включая песни Александры Пахмутовой и Николая Добронравова, увековечившие в памяти людей историю строительства города. Второй выпуск сборника песен был посвящен 45-летию Братска.

Скончалась 18 марта 2015 года. До конца своей жизни Мария Ивановна сохраняла оптимизм и активную жизненную позицию. Такой ее будут помнить всегда.

Источники: 1. статья Сергея Маслакова «Древо семьи Верещагиных», опубликованная на официальном сайте города Братска: 2. публикация «С днем рождения, уважаемая Мария Ивановна!» (18.04.2014, автор: VOHA), на сайте «Наш Братск».

ОЦЕНИ ВКЛАД

ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА

В ИСТОРИЮ БРАТСКА:

ПРИЛОЖЕНИЕ

ДРЕВО СЕМЬИ ВЕРЕЩАГИНЫХ

Мария Ивановна и Евгений Петрович ВерещагиныЛетом 1958 года Мария Ивановна Верещагина, учительница географии и жена комсомольского секретаря «Братскгэсстроя», поехала на Урал к родителям. «Принимали нас радушно, — вспоминала позже Мария Ивановна. – Брат Гоша женился, и уже была племянница Оля. Ребятишки (Игорь и Павел) играли во дворе и на речушке Баженовке. Моя мама, Евгения Федоровна, очень любила внуков. Мы бывали в деревне редко, только летом, приезжали не дольше, чем на недельку, но за это короткое время мама успевала сводить детей к священнику. Церкви в Баженово не было, батюшка ходил в мирской одежде, но все знали, кто он такой. Первенца, рожденного в мае 1952 года, я повезла показать родне только в августе. Мама тут же мне строго сказала: «Ты как хочешь, а я окрещу мальца». Теперь очередь дошла и до второго. Так в подпольной деревенской церкви были крещены оба мои сына. Но ни они, ни их отец долгое время об этом ничего не знали». Более того, муж Марии Ивановны, Евгений Верещагин, коммунист, комсомольский секретарь, и не подозревал, что его предки почти в течение трех веков были «служителями культа»…

РОДИТЕЛИ

Мария Ивановна была комсомолкой, но спорить с мамой не стала. Побаивалась её и уважала. Верила мама без фанатизма, но церковные каноны блюла. Папа, Иван Егорович, в 1909 году получил в подарок Святое Евангелие, на титульном листе которого было написано: «Восьмое, очередное Екатеринбургское уездное земское собрание на заседании своем 25 октября 1882 года постановило дарить всем оканчивающим курс в народных школах Екатеринбургского земства по одному экземпляру Святого Евангелия. Исполняя это постановление, уездная управа дарит сию книгу ученику Белоярской школы Ивану Теплоухову, ныне успешно окончившему курс». Из этой книги родители и черпали знания о Боге.

Отец в первую мировую войну получил ранение, правая рука у него бездействовала, но успешно работал весовщиком в товарной конторе и занимался крестьянским хозяйством. В середине 20-х дед Георгий построил новый дом-пятистенок, в котором все его дети жили большой семьей. Жили зажиточно, но в 1929 году их раскулачили. Мама Марии Ивановны рассказывала: «Подогнали подводы и всё, что было, забрали, — скот, имущество. Даже зыбку (люльку-качалку), в которой ты лежала».

Детей в семье очень любили и называли на свой лад – Маня и Горя (Георгий). Дед до конца своих дней переживал, как будут жить его внуки («Вся жизнь переломана»), но всё сложилось самым лучшим образом. Маня окончила школу, поступила в пединститут, а когда принесла первую зарплату – 120 рублей, отец, никогда не получавший больше 95 рублей, был изумлен и обрадован.

Мама, Евгения Федоровна, официально нигде не работала, числилась домохозяйкой, но многое умела. Знала, к примеру, всё о льне, — как вырастить, как подготовить пряжу, и ткала полотенца, скатерти, половики. Умела шить одежду, вязать, вышивать. Характеру она была строгого. Очень хотела, чтобы её дети выучились, «вышли в люди», и едва не поколотила Марию, когда та в одночасье, не предупредив родителей, выскочила замуж.

ЛЕТЧИК ВЕРЕЩАГИН

Летом 1948 года студентка Свердловского педагогического института Мария Теплоухова с друзьями поехала в альпинистский лагерь «Большевик» вблизи Нальчика. Встретил их энергичный молодой человек по имени Лёша – судя по всему, старший в лагере. Он сразу же повел прибывших в столовую, где представился несколько оригинальным способом: нарисовал ребус — быка с двумя запятыми — и попросил отгадать его фамилию. «Мы, конечно же, отгадали, — вспоминает Мария Ивановна. — Это был Леша Быков. Он похвалил нас и сказал: «Запомните, девочки, эту фамилию — перед вами будущий знаменитый артист»! И действительно, через несколько лет Мария Ивановна увидит его в фильмах «Максим Перепелица», «Добровольцы», «В бой идут одни старики». Проводя экскурсии по окрестностям лагеря, Быков без конца шутил, а иногда пел свою любимую песню «Дивлюсь я на небо»…

Через три года после поездки в альпийский лагерь Мария встретит молодого человека, Евгения Верещагина, который напомнил ей чем-то артиста Лёшу. А позже, когда выйдут «В бой идут одни старики», это сходство лишь усугубится: фронтовая судьба Верещагина вполне могла бы лечь в основу этого фильма: таким же едва оперившимся юнцом он служил в авиации, чудом возвращаясь с боевых вылетов.

Встретились они на философских курсах в Свердловске. Мария разглядывала только что купленную географическую карту и вдруг увидела парня в темно-зеленой гимнастерке со значком парашютиста. «Подошел и говорит: «Я тоже хотел купить эту карту», — вспоминает Мария Ивановна. — Отвечаю: «Ничего, вместе посмотрим». После лекции пошли в столовую, и Женя немного рассказал о себе: был летчиком (стрелком-радистом), бомбил Берлин, а сейчас работает в комсомоле. Больше говорили о будущем нашей страны.

На следующий день снова встретились — Женя пригласил меня на прогулку в парк имени Павлика Морозова, а на третий день спрашивает: «Пойдем в ЗАГС»? – «Пойдем». В субботу поехали ко мне в Баженово, и утром, 20 августа 1951 года, с разрешения председателя райисполкома наш брак был зарегистрирован. Вместе мы прожили сорок девять счастливых лет, и я ни разу не пожалела о том, что так поспешно вышла замуж».

В БРАТСКЕ

Молодожены поселились в городе Каменск-Уральский у родителей Жени, Петра Петровича и Марии Андреевны. Мария работала завучем в школе, а Евгения избрали первым секретарем горкома ВЛКСМ. Получили новую большую квартиру, и Мария с трудом справлялась с домашними хлопотами. «Я решила вовлечь в это дело Евгения, но не тут-то было, — вспоминает она. — Евгений облегчал мой труд только тем, что покупал различную бытовую технику. Стиральную машину – уже в 1952 году, пылесос, кухонный комбайн. Но никогда мой Евгений не вымыл пол, не приготовил обед, хотя на рыбалке уху готовил прекрасно».

Весной 1956 года Евгений Верещагин вместе с группой энтузиастов уехал на строительство Братской ГЭС. Летом выехала в Братск и вся его семья — Петр Петрович, Мария Андреевна, Мария с двумя малолетними сыновьями и домашняя любимица кошка Муняра Тунеядовна. Прихватили с собой и козу, на которую свекровь, заботившаяся о внуке-грудничке, делала особую ставку: «А вдруг у тебя молоко пропадет. В Сибирь едем…».

Поселились в Постоянном, в двухэтажном деревянном доме, пахнущем сосной. Мария Ивановна работала в школе. Евгения Петровича, работавшего на строительстве ЛЭП-220, избрали комсомольским секретарем Братскгэсстроя. «В один из осенних дней мне передали записку, — вспоминал он, — в которой приглашали прибыть к секретарю горкома КПСС С. И. Георгиевскому. Когда я приехал, Сергей Иванович без предисловий сказал: «Через два дня в Падуне состоится первая комсомольская конференция… Бюро горкома КПСС и обком ВЛКСМ решили рекомендовать тебя для избрания секретарем комитета комсомола Братскгэсстроя». Я долго отказывался, ссылаясь на возраст – мне тогда было под тридцать. Думал о материальной стороне – на ЛЭП хорошо зарабатывали… Но меня всё же убедили и через пару дней избрали секретарем комитета комсомола. Началась будничная, требующая все 24 часа работа».

Комсомольским секретарем великой стройки Евгений стал, несмотря на «темные пятна» своей биографии. Его отец, Петр Петрович, работая зоотехником на Урале, в 1937 году был репрессирован по навету и три года отсидел в тюрьме. Справедливости ради, следует сказать, что своим убеждениям Петр Петрович не изменил и остался верен Советской власти. К тому же был убежденным атеистом, и когда Мария Андреевна с невесткой красили яйца на Пасху, неизменно ворчал: «Дурман религиозный сеете».

Секретарь Верещагин – стал своего рода символом комсомольского Братска. Писатель Геннадий Михасенко в «Монологе старого комсомольца» от имени Верещагина писал:

Без него, без комсомола,
Не было б над ширью сей
Золотого небосклона
Электрических огней…
И палатки, и общаги –
Всё прошли, куда ни вдарь.
Кто я? Женька Верещагин!
Комсомольский секретарь!

О значимости Братской комсомолии говорит и тот факт, что в апреле 1958 года Евгений Верещагин становится участником Всесоюзного совещания по строительству и избирается в его президиум. Рядом сидят Хрущев и Брежнев.

— О своей поездке в Москву он рассказывал очень мало, — вспоминала Мария Ивановна. – Говорил только, что с Буденным встречался. Мы вообще мало общались (он придет с работы усталый, я усталая), но чувствовали друг друга…

ГОСТИ

Вначале 60-х Верещагины переселяются в коттедж в центральной части города. Мария Ивановна преуспевает и в школе, и на общественной работе. Среди ее многочисленных грамот и благодарностей есть и такая: «За первое место в конкурсе на лучший засол капусты». Её кулинарные способности на руку мужу, поскольку в задачи комсомольского секретаря Братскгэсстроя (а позже руководителя его подразделений) входила и такая, казалась бы, приятная обязанность, как встреча именитых гостей. Верещагин встречает первую иностранную делегацию (из Китая), болгарских поэтов, чехословацких телевизионщиков…

В годы, когда монтировали последние агрегаты Братской ГЭС, по предложению горкома КПСС Евгений Петрович и Мария Ивановна принимают в своем доме гостей из США – двух корреспондентов журнала «Лук» и переводчицу. Узнав, что Мария Ивановна работает в школе, журналисты попросились присутствовать на уроке. Их интересует буквально всё – что и как изучают ученики, каким предметам уделяется больше внимания. Побывали в школьном музее, где с удивлением рассматривали крестьянскую утварь, чирки, туеса. Затем спросили, куда Мария Ивановна пойдет после школы.

— В магазин.

— А можно с вами?

Времена были не очень сытные, но страна по указанию Хрущева стремилась обогнать Америку по производству мяса, сокращая тем самым поголовье скота, и в магазин было не стыдно зайти, — мясо, колбасы, масло…

— А это темное что такое? – спрашивают американцы.

— Шоколадное масло.

Они, оказывается, о таком и не слышали.

Восхитил американцев и обед, приготовленный Марией Ивановной в их честь при помощи соседки Светланы Георгиевны Фоменко. В меню – уха, пельмени, торт. Пока хозяйка колдовала на кухне, гости под предводительством Евгения Петровича гуляли вдоль Братского моря. После обеда слушали фортепьянную музыку в исполнении соседки Светланы. Казалось бы, все хорошо, полное взаимопонимание, но вот гости уехали, и в журнале «Лук», в свое время пытавшемся ответить на вопрос, когда у русских появится атомная бомба, появляются путевые заметки, в которых в частности говорится, что «женщины, исполнявшие роль жен, были очень привлекательны».

Были среди гостей и настоящие друзья. «Как-то после одного похода с учащимися прихожу домой – полно гостей, — вспоминала Мария Ивановна. — Оказывается, в Братск приехал Евгений Евтушенко, а с ним – поэты Иркутска. Всю эту свиту – человек 10-12 – привел Алексей Марчук. Я хорошо запомнила Петра Реутского и ту необыкновенную обстановку, в которой проходила встреча. Конечно, в финансовом отношении жили от и до зарплаты, но в отношении еды не было вопросов, — рыба, уха, огурчики, помидорчики. Со спиртным было сложнее, но Марчук тут же нашел выход – сделал «крюшон» из остатков спирта, водки, красного вина и ангарской воды. Евтушенко читал «Русскую игрушку». Как он читал! Как слушали!

Такие набеги случались довольно часто. Всегда нужно было быть готовой к приходу гостей. Готовить угощения мне часто помогала Тамара Медякова, отличный кулинар. Иногда собирались на берегу Братского моря. Дед Петр Петрович построил катамаран, а на нем будку. Там можно было переночевать и переждать непогоду».

ТУРПОЕЗДКИ

Верещагины и сами не сидят дома. Евгений Петрович по линии общества «Дружбы народов» побывал в Германии, Франции, Польше. В 1961 году его включили в молодежную группу от ЦК ВЛКСМ для поездки в Америку. Мария Ивановна в том же году одной из первых в Братске (а может, и среди всех простых советских людей) побывала в Китае в составе правительственной делегации.

В 1965 году Верещагины путешествуют по Дунаю — Болгария, Югославия, Чехословакия, Венгрия, Австрия. «В уютной каюте на четверых с семьей Семиусовых — Александра Ивановича и Евгении Лаврентьевны – совершаем этот круиз, — вспоминала Мария Ивановна. — Мой Евгений как-то быстро находит общий язык с местным населением. В Югославии впервые видели игровые автоматы. Женя долго присматривался и решил поиграть. Выиграл несколько динаров, и мы купили сувениры и вино из слив, напоминающее наш самогон… В Праге нас пригласили на телевидение, директор студии – наш знакомый – когда-то был в Братске… В Вену прибыли вечером – весь город в огнях, Дунай светится, красота неописуемая. Пошли в городской парк и были поражены яркими плакатами, киосками, играми. А утром Женя разрушил эту сказку. Говорит мне: «Вот обратная сторона капитализма». И действительно, днем все эти намалеванные плакаты, рисунки на киосках выглядели грубо и безвкусно… Побывали в знаменитом Венском оперном театре на оперетте «Летучая мышь». Публика изящно одета: меха, драгоценные украшения, золото. В буфете выпили по стаканчику смородинного сока. Ходили туда из любопытства — как все-таки выглядят настоящие капиталисты…

В 1967 году наша семья была приглашена болгарскими поэтами в Софию на международный фестиваль молодежи и студентов. Старший сын Игорь учился в девятом классе, а младший Павел – в шестом. Дети росли под влиянием родителей отца, — Петра Петровича и Марии Андреевны. Игорь увлекся творчеством «Битлз» и начал изучать английский язык — в десятом классе он уже свободно читал и переводил. Позже изучил японский, польский, чешский… Мы жили в семье болгарина Стефана, и вполне понимали друг друга. Питались в ресторане. И меня приятно удивляло то, как вели себя дети. Они не стеснялись, были естественны, а я чувствовала себя не всегда уверенно, — все-таки зарубеж. Основные события фестиваля проходили на стадионе Левски. Из всех артистов, кто тогда выступал, выделялся ансамбль Броневицкого «Дружба» с красавицей Эдитой Пьехой…

У Игоря, увлекавшегося группой «Битлз», были чудесные волнистые волосы до плеч. Учителя с упреком мне говорили, что надо остричь, но я ничего не могла сделать, — мне нравилась его прическа. И даже разрешила сшить костюм, как у битлов, — пиджак без воротника. И вот в таком виде сын и приехал на фестиваль в Софию. Болгарские друзья любовались нашими сыновьями, но все-таки посоветовали постричься. Игорь пошел в парикмахерскую, и мы ахнули, — так его обкорнали. Но вот съезжаются участники фестиваля: английские парни с волосами до пояса, африканцы, индейцы со своеобразными прическами. Тут-то мы и пожалели, что Игорь постригся».

СОВЕТ ВЕТЕРАНОВ

В 1956-57 годах Евгений Верещагин собирал в Братске своих однополчан (пятеро из них работали в Каменске-Уральске, а затем перекочевали в Братск), может быть, тогда у него и зародилась идея создания в городе ветеранской организации. У истоков Братского совета ветеранов войны, помимо него, стояли такие известные в городе люди, как А. П. Кошелев и В. М. Янин. В 1975 году Верещагин был избран председателем этой организации и возглавлял её до 1990 года. Евгений Петрович с друзьями и в этом деле оказался в числе пионеров – ветеранские организации тогда существовали только в самых крупных городах и столицах союзных республик. Под эгидой Совета в Братске выходил телевизионный журнал «Подвиг», была фронтовая землянка. Верещагин выезжал в армейские части, встречал делегации из зарубежных стран и других ветеранских организаций.

Среди многочисленных гостей совета ветеранов, побывавших в доме Верещагиных, Марии Ивановне запомнится генерал-полковник авиации Иван Михайлович Соколов. В годы Великой Отечественной войны он занимал высокие посты в Военно-воздушных силах страны, и для бывшего военлета Евгения Верещагина был желанным гостем. «Небольшого роста, с армейской выправкой, — вспоминала Мария Ивановна. – Очень простой человек. Окончил высшую школу летчиков, академию имени Жуковского и высшую академию имени Ворошилова и, беседуя с моими учениками, подчеркивал, что нужно учиться, учиться и еще раз учиться. Жил он в нашем доме, и позже, когда мы приехали в Москву, пригласил нас к себе.

Был у нас в гостях и маршал дальней авиации Александр Евгеньевич Голованов, участник штурма Берлина. (Восемь лет в дальней авиации служил и мой муж — четыре года комсоргом 341 полка). Мои угощения — жареная картошка и уха — пришлись маршалу по вкусу, а еще он очень любил конфеты. После смерти Голованова мой муж поддерживал переписку с его вдовой.

Бывал в нашем доме и член Военсовета в годы войны А. Ф. Телегин, писатель Сергей Смирнов, автор «Брестской крепости»…

ДАЛЕКИЕ ДРУЗЬЯ

Среди друзей Евгения Петровича были не только ветераны войны и комсомола, но и люди творческого труда, иногда с удивительно извилистой судьбой. Один из них – писатель Юрий Полухин, известный сегодня благодаря своему роману «Улица Грановского-2». Родился Юрий Дмитриевич в Москве, в 1954 году окончил факультет журналистики и приехал в Братск. Писал очерки о строителях Братской ГЭС в альманахе «Ангара» и газете «Красное Знамя», работал над сценарием фильма «Цвет багульника». Жил он в Падуне неподалеку от Верещагиных, и его отношения с Евгением Петровичем выходили за рамки деловых. Когда Полухин вернулся в Москву, Евгений Петрович вместе со своим сыном Игорем бывал у него в гостях. В последние годы своей жизни Юрий был женат на писательнице Любови Рудневой, и Игорь, перебравшийся на жительство в Москву, подружился с ней. «Я частенько бывал в её удивительной квартире в районе метро «Аэропорт» с живописнейшим беспорядком, — вспоминает Игорь Евгеньевич. — На стенах – рисунки, наброски музейного уровня. То её Татлин нарисовал, то лежит книжка с дарственной подписью Шостаковича… Она была великолепным рассказчиком, до самых последних дней выступала с лекциями о Маяковском, Мейерхольде и его театре, в котором когда-то работала…

Игорь Верещагин, закончив радиотехнический факультет Томского университета, десять лет заведовал фотолабораторий на БрАЗе, и, переехав в Москву, фотографировал многих известных и популярных людей, среди которых была Алла Пугачева и её дочь Кристина. Часто фотографировал он и Любовь Рудневу – ему принадлежат её последние снимки, старался помочь ей (она уже не могла обойтись без посторонней помощи) и возил на выступления, к друзьям в Переделкино — драматургу Михаилу Рощину и Ариадне Асмус, вдове известного философа. И фотографировал, фотографировал…

РОДОСЛОВНАЯ

Мария Ивановна в последние годы не могла вспомнить, что заставило Евгения Петровича заняться своей родословной. Это было, наверное, популярно в те годы. Но популярность быстро проходит, а Евгений Петрович занялся генеалогией всерьез и надолго. Результаты изысканий в какой-то степени ошеломили его – у него, партийного человека, почти все предки по линии отца оказались священниками – что-то около ста человек. Жили они в основном в Вятской губернии. Оттуда же происходили и предки матери – Козыревы.

Реконструируя свою родословную, Евгений Петрович обращался во многие государственные и ведомственные архивы, включая ФСБ, изучал краеведческую литературу, периодику, наладил контакты с единомышленниками. Всё это позволило ему установить своих предков, начиная с 1642 года. Среди родственников оказались такие известные люди, как художники Васнецовы и академик В.М. Бехтерев.

В 1995 году Евгений Петрович стал членом Российского генеалогического общества (РГО) и вместе с Марией Ивановной побывал в тех местах, где жили его предки, завел новые знакомства, собрал 17 папок с документами по родословию и все же не успел закончить свои изыскания. Его сын Игорь, унаследовавший часть отцовских документов, рассказывает:

— Вот что я нашел в записях отца: священник Андрей Григорьев Верещагин в 1829 году описывал состояние Лопиальской Троицкой церкви. Его отец Григорий, тоже священник, 1700-1705 гг. рождения. Родство дерева Верещагиных-Вятских просматривается с 1780-1784 года. В записях духовной семинарии есть следующие сведения: Арсений Верещагин, Уржумской округи села Лопьяла священника Андрея сын, 20 лет, поступил 1 сентября 1834 года, в 1842 посвящён в сан священника, в 1853 служил на должности кахетизатора, в 1856 переведен на службу в Петропавловскую церковь села Ишлык, Вятской губернии.

Наиболее древний из найденных родственников — дьячок церкви села Цепочкино Уржумской округи — Степан Петров и его сын Григорий. Жены всех этих Верещагиных имели отцов священников, братьев священников — отсюда и вырисовывается большая цифра священнослужителей в нашем роду. Два наших предка — родные братья, учились богословию в Италии, один потом стал преподавателем в Санкт-Петербурге, другой поехал на Аляску, основывать приход.

Поиски отца в основном проходили по более ранним родственникам — многие из них были репрессированы, сохранились десятки копий допросов и приговоров…

Генеалогическое древо, составленное Евгением Петровичем, не отслеживает, но и не исключает родственных связей со знаменитым художником-баталистом Василием Верещагиным, в честь которого названа станция в Пермском крае. С историком Александром Степановичем – более 150 научных трудов, с ученым Глебом Юрьевичем Верещагиным, изучавшим планктон Байкала, его пресноводных и ракообразных, с профессором МГУ Леонидом Федоровичем Верещагиным, синтезировавшим искусственные алмазы. Первое упоминание фамилии относится к 1619 году – в Вятке появляется некто Иван Верещагин. В 1646 году упоминается Фома Тарасович Верещагин, а в 1668 году четырехлетний Лукьян Алексеевич Верещагин зачислен в Петровский «Потешный полк».

ПОСЛЕДНИЕ ДНИ

Составляя генеалогическое древо своей семьи, Евгений Петрович использовал методику, основанную на библейских представлениях и символике. Древо жизни (его часто путают с древом познания добра и зла), согласно Библии, растет в центре рая и означает восстановление, возвращение к изначальному совершенству, а некоторые из христианских теологов считают его даже синонимом Святого Креста и Спасения. Древо часто изображалось увешанным плодами, рядом с источником-ручьем Жизни. Примерно таким его и нарисовал Евгений Петрович. Да и смысл его генеалогических изысканий можно было выразить библейской притчей (3:18): «Она — древо жизни для тех, которые приобретают ее, — и блаженны, которые сохраняют ее». Сохранение памяти о предках, по Верещагину, это и есть бессмертие…

В 1990-ом году у Евгения Петровича случился инсульт, но едва оправившись, он продолжил генеалогические изыскания. Причиной болезни, по мнению специалистов, могла быть давняя фронтовая контузия. В марте 1945 года эскадрилья, в которой служил Евгений Верещагин, бомбила Берлин. В один из таких вылетов самолет Верещагина был обстрелян и поврежден. Экипажу с трудом удалось посадить машину. Все пятеро его членов были тяжело контужены, и в послевоенные годы один за другим уходили из жизни в результате кровоизлияния в мозг. К началу девяностых из всего экипажа в живых оставался только Верещагин. Его попытку восстановить здоровье некоторые из друзей сравнивали с подвигом Маресьева. «Женя не нервничал, не ругался, а мужественно боролся с болезнью, — вспоминала Мария Ивановна. – Потихонечку он начал вставать и делать несколько шагов. Дошел до ванной, туалета. Это была победа»!

На дворе буйствовала перестройка. Евгений Петрович на дух не переносил политических перемен, коммерциализации социализма и спорил с сыновьями до хрипоты, пытаясь доказать, что всё это не что иное, как предательство. И все же быстро меняющееся время внесло определенные коррективы в его взгляды. Он по-прежнему оставался атеистом, но узнав, что много лет назад его сыновья были тайно крещены, отнесся к этому спокойно и даже написал письмо вятскому священнику Семибратову, спрашивая, надо ли его сыновьям креститься заново. Вятские священники, с которыми Евгений Петрович вел активную переписку, давно уже были для него своего рода духовными консультантами.

Когда Евгения Петровича не стало, к священнику обратилась Мария Ивановна: нужно ли поставить свечку за помин души? Следует ли ходить в церковь, если веруешь слабо – в душе что-то есть, а перекреститься не можешь. Вскоре Мария Ивановна получила из Вятки книгу, в которой были ответы на все её вопросы, но в церковь не пошла, — таково уж это поколение, комсомольское. В земной жизни её и Евгения Петровича будут помнить долго — пока цветет древо их семьи, а на большее она и не претендовала.

Сергей МАСЛАКОВ.

18 марта 2015 года Мария Ивановна Верещагина ушла из жизни. Долгие годы она трудилась преподавателем в общеобразовательных школах Братска. Уйдя на пенсию, Мария Ивановна продолжала воспитывать юных братчан, работая в Доме пионеров. В последние годы жизни, несмотря на солидный возраст, Мария Ивановна принимала приглашения школ города, рассказывала детям о войне, о своем героическом муже. Кроме того, она не пропускала мероприятия совета ветеранов комсомола — автопробеги, встречи, конференции; была солисткой знаменитого братского ансамбля «Сударушка».

Автор: Сергей МАСЛАКОВ Источник: официальный сайт города Братска

ПАМЯТИ М. И. ВЕРЕЩАГИНОЙ ПОСВЯЩАЕТСЯ

Мария Ивановна ВерещагинаОчень скоро наш город отметит своё 60-тилетие. Мало уже осталось первостроителей Братской ГЭС. Уходят один за другим патриоты нашего города, которых по праву можно называть первопроходцами, основателями нашего Братска…

Молодые и веселые, полные энтузиазма и комсомольского задора, приехали они на строительство Братской ГЭС 60 лет назад. Одной из них была Мария Ивановна Верещагина. Летом 56-го года она приехала с двумя маленькими детьми к мужу, который чуть раньше отправился на комсомольскую стройку в Братск. Евгений Верещагин был секретарем комсомольской организации «Братскгэсстроя». Секретарь Верещагин – стал своего рода символом комсомольского Братска. О значимости Братской комсомолии говорит и тот факт, что в апреле 1958 года Евгений Верещагин становится участником Всесоюзного совещания по строительству и избирается в его президиум. Мария Верещагина не терялась за спиной мужа. Мария Ивановна преуспевает и в школе, и на общественной работе. У нее собрано многочисленное количество грамот и благодарностей.

Много лет Мария Ивановна проработала учителем географии в общеобразовательных школах Братска. Уйдя на пенсию, Мария Ивановна продолжала воспитывать юных братчан, работая в Доме пионеров. В последние годы жизни, несмотря на солидный возраст, Мария Ивановна принимала приглашения школ города, рассказывала детям о войне, о своем героическом муже. Кроме того, она не пропускала мероприятия совета ветеранов комсомола — автопробеги, встречи, конференции; была солисткой знаменитого братского ансамбля «Сударушка». В 82 года записалась на компьютерные курсы и вполне успешно закончила их, выпустила несколько сборников своих стихов. В своих стихах Мария Ивановна отражает судьбу нашего города, рассказывает о жизни простых людей, старается передать в стихах, свой взгляд на мир: что каждый прожитый день — это интересное приключение. Активность жизненной позиции зависит не от возраста, а от состояния души.
Хотелось бы закончить стихами Марии Ивановны, написанными к 55-летию Братска.

Держись, Россия! Подымайся,
Братск легендарный сохрани!
Пенсионер! Ты постарайся
До внуков правду донести –
Как город строили, как жили,
Как гидрокурицей питались,
Как на воскресник с песнями ходили,
И ежегодно к морю Черному мотались!
Ты расскажи, как мы любили,
Как чувства в песнях выражали,
Как танцевали, как дружили…
Детей здоровых мы рожали.
Живи наш Братск и развивайся!
Как прежде легендарным будь!
Администрация и дума
Первопроходцев поздравить
С Юбилеем не забудь!
Молодежь! Ты постарайся
Традиций наших не забыть:
Добросовестно трудиться,
Хорошо всему учиться,
Туризмом, спортом заниматься,
Песни петь и веселиться!
И здоровенькими быть!
Вот и весь сказ!
Таков наш наказ!
С ЮБИЛЕЕМ!

В.Монахов (цитата из LiveJournal): Я когда-то писал об этой затее Евгения Петровича в «Восточно-Сибирской правде», но заметку не нашел ни в архивах, ни в Сети. Мы дружили. Евгений Петрович подсказывал немало тем для газетных статей, и сам не раз становился героем публикаций. Он был мне симпатичен, хотя в Братске многие бывшего комсомольского вожака и ветерана войны недолюбливали, порой призывали заткнуть рот борцу за справедливость. В перестройку он выдвинул меня от имени совета ветеранов на альтернативные выборы в Иркутский областной Совет и тогда я занимался всерьез политикой. Опыт этого похода был для меня негативным. С тех пор я стремлюсь оставаться больше в тени. На днях стало известно, что умерла и Мария Ивановна, оптимистка и славная певунья.

Если у Вас есть дополнения и поправки или Вы хотите разместить на сайте «Имена Братска» биографии Ваших родных и близких — СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ



ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

ВЕРЕЩАГИНА (ТЕПЛОУХОВА) МАРИЯ ИВАНОВНА, 5.0 out of 5 based on 5 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (5 votes cast)
| Дата: 3 апреля 2016 г. | Просмотров: 848