Лидеры рейтинга

ЖЕНСКИЕ РАССКАЗЫ (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА)

ЖЕНСКИЕ РАССКАЗЫ (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА)

В первый день Старого Нового года отмечает свой день рождения Галина Голант — фотохудожник и писательница, автор замечательных лирических рассказов и статей на социальные темы. В этот день мы поздравляем Галину Петровну с праздником и с удовольствием делимся с вами мудрой, доброй и наполненной любовью к жизни прозой этой прекрасной Женщины!

 
БУКЕТ КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ МОЕЙ ПОДРУГИ (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА)

БУКЕТ КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ МОЕЙ ПОДРУГИ.

 

День выдался жаркий. На работе, как говорится, полный аврал. А в конце еще и планерка организовалась. Как все некстати! А мне сегодня позарез надо пробежаться по магазинам и купить подарок моей подруге Татьяне. Не то, чтобы я откладывала все на последний момент, нет. Просто она у меня такая дамочка, что ей трудно угодить. Есть такая категория народа, что поговорка «дареному коню в зубы не смотрят» — это не про них. Уже неделю я носилась по всем женским магазинам: перебирала бижутерию, прошлась по сувенирам, даже в отдел хрусталя заглянула. И каждый раз, когда брала в руки то или иное, представляла ядовитую ухмылку Танюшки и то, как она безразлично-пренебрежительно вертела в руках не очень понравившийся ей подарок. И еще было одно обстоятельство, на которое я ориентировалась. Неделю тому назад Танюшкин воздыхатель, как говорится, сделал ей ручкой. И вот я поставила себе нелегкую задачку вывести подругу из той депрессии, в которую ее ввергла разлука с любимым. Надо сказать, что Татьяна была такой эмоциональной и романтичной дамой: если любить, так по Бальзаку, если уж страдать, то не иначе, как Анна Каренина.

Мой водитель заметно нервничал, как и любого мужчину его не вдохновляли походы по магазинам, а потом вдруг, ни с того, ни с сего, предложил: — «А давай ей устроим необычный праздник! Поедем в лес (это мы так называли зеленую зону вокруг города) и нарвем там букет полевых цветов!» Идея мне пришлась по душе, и я развила мысль еще дальше! «А давай, — говорю, — много букетов нарвем!» Как словом, так и делом! Через полчаса мы уже оказались на огромной солнечной поляне, на краю которой стоял шалашик из сосновых веток. Наверное, это был чей-то сенокос. Очам открылась живописнейшая панорама богатейшего разнотравья: медовый дух донника вперемешку с пряным и терпким запахом полыни, неповторимый и ни с чем не сравнимый аромат свежескошенной травы, которая подсыхая дурманит голову и уводит в страну наивысшего блаженства…. Эх, до чего же хороша наша Сибирь-матушка! В воздухе повис монотонный сухой стрекот кузнечиков, мохнатый шмель озабоченно тыкался хоботком в розовый шар соцветия клевера, а где-то вдали одинокая кукушка лениво отсчитывала чьи-то года: раз, два, три, четыре, пять… и замолкла….. Водитель, мой одногодка, пошутил по этому поводу, что ее дело куковать, а мое (т.е. его) – нарожать детей, поднять их на ноги и вырастить внуков, так что пусть себе каркает в другом месте, тоже мне вещунья нашлась. «Фи, какая проза…. Вечно ты все испортишь, Лёва», — с деланным недовольством сказала я. «Давай лучше цветы рвать. Ты рви, а я буду букеты делать.» Пока он усердно трудился, я, между делом, сплела красивый венок из душистого горошка и каких-то чудных колосков и водрузила его себе на голову. Как хорошо после душного офиса оказаться в таком раю! Три огромных охапки «веников», как их назвал мой шофер, заняли все заднее сидение. Лев Николаевич, он же – Лёва, всю дорогу молчал, искоса поглядывая на меня и качал головой, загадочно улыбаясь в усы. А меня такая лень одолела, такое блаженство разлилось по всему телу, что не хотелось даже и шевелиться. Остановились около нашей пятиэтажки. Лева, продолжая ухмыляться вдруг выдал: «Ну, и красивая же ты, Наташка! Кому скажу, что был с тобой на сенокосе и только рвал цветочки – не поверят». «А ты не говори, чтоб не судачили», — сказала я, лениво потягиваясь. «И не Наташка, а Наталья Петровна, начальница я тебе или девица красная», — придав голосу деловитость и серьезность и напустив на себя важный вид, полушутя-полусерьезно изрекла я. — «Да не скажу, а то мужики засмеют».

Цветы занесли на пятый этаж в два захода (как вы понимаете, лифта в старых домах нет). Ключ от Танюшкиной квартиры я заблаговременно у нее «одолжила». Теперь надо было как можно быстрее организовать мой подарок-сюрприз. В ход пошла вся имеющаяся в наличии посуда от кружки до трехлитровой банки и даже кастрюли. Минут через десять комната превратилась в оранжерею — цветы стояли повсюду: на столе, на стульях, на подоконнике, на шкафу и просто на полу. Успели вовремя. Часы показывали шесть, а это значит, что с минуту на минуту должна появиться моя подруга собственной персоной. Мы с видом заговорщиков сидели по разным углам в ожидании и предвкушении восторга Танюшки. Наконец она появилась, наша именинница. Я много раз слышала, да и сама не раз говорила – «от удивления глаза на лоб полезли». Но видела это явление я впервые! Минуту по меньшей мере длилась немая сцена. Не буду подробно описывать ее дальнейшие «охи» и «ахи», картинные всплески руками и ее причитания: «Я знала — он меня любит, я это знала!!!» …. Пришло время нам проявиться, не сидеть же нам за шкафами всю ночь………………………………………………………………….

(Как говорят телевизионщики, дальше пошла непереводимая игра слов… )

Да лучше бы я ей какую-нибудь безделушку подарила, да лучше бы я вовсе ее забыла поздравить!!!!…..

О, сколько в тот вечер о себе «хорошего» я от нее услышала….

Больше я своим подругам таких сюрпризов не преподношу.

 
Опубликовано: 02-12-2009
 
ЖИТЬ В ЛАДУ С ЛЮДЬМИ И С САМИМ СОБОЙ (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА)

ЖИТЬ В ЛАДУ С ЛЮДЬМИ И С САМИМ СОБОЙ

 

Нам всегда почему-то хочется кого-нибудь перевоспитать, переделать на свой манер. Мы уверены, что точно знаем, каким должен быть человек и, естественно, считаем, что практически таковыми сами и являемся.

Конечно, совершенствование – абсолютно нормальное явление. Но начинать надо с самосовершенствования. Когда этот процесс происходит внутри самого человека, начинается его духовный рост. В своём общении мы забываем, что все люди, в том числе и мы сами, — не ангелы. Каждый имеет свой характер, свои нравы. Мы требуем от других логичных поступков, а собственные действия зачастую движимы гордыней и тщеславием и замешаны на эмоциях. Глупо критиковать, осуждать, выражать недовольство, ведь критика является опасной искрой и может вызвать взрыв в пороховом погребе гордости. А что касается осуждения, то в Библии прямо сказано: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким и будете судимы». Вместо того чтобы осуждать людей, необходимо попытаться понять их, поставить себя на их место, почему они поступают именно так, а не иначе. Это намного полезнее и интереснее, чем заниматься критикой. Это развивает в человеке сочувствие к окружающим, терпимость и доброжелательность. Всё понять – значит, всё простить. А сколько можно прощать? Да сколько нужно, столько и прощать! Я хотела бы привести пример из своей личной жизни. Моя свекровь (мать моего мужа) ненавидела всех близких, кто не был ей родственником по крови (это зятья и невестки) и требовала безропотного подчинения всех «кровных» и «некровных» своей воле. Особенно доставалось мне, т.к. по своей природе я натура эмоциональная, с обостренным чувством справедливости. Я страдала, обвиняла её в жестокости и предвзятости ко мне, гневно осуждала её такое поведение. И так было из года в год на протяжении двадцати лет. Её ненависть породила ответную неприязнь с моей стороны. Дико устав от этой междоусобицы я стала анализировать, почему сложилась такая ситуация? И ответ пришел сам собой: да потому, что моя свекровь не умеет иначе, просто не знает, как нужно себя вести. Мне тяжело было находиться с ней короткое время, но каково ей быть самой с собой всю жизнь? И я поняла, да ведь она глубоко несчастна в своем необузданном стремлении переделать мир под себя. И это открытие полностью перевернуло моё сознание. Постоянная обида на свою свекровь сменилась жалостью, простой человеческой жалостью. Затем я стала анализировать, почему изначально она приняла такую тактику в жизни? Безграмотная, рано овдовевшая женщина, чья вся сознательная жизнь прошла в глубинке, тащила на себе весь груз семейной жизни. Это о ней писал Некрасов: «…коня на скаку остановит, в горячую избу войдет…». Семеро по лавкам, тяжелый и изнурительный сельский труд, а позади война с её ужасами. Нужно было выживать, и безусловное подчинение в этой большой семье было сродни трудовой дисциплине. Годы шли. Уже все дети давно «оперились», имели свои семьи и в такой опёке со стороны матери уже не нуждались. А она не могла примириться с этим. Необходимость быть «главой» переросла в потребность. Оказавшись вне кипучей жизни, свекровь почувствовала себя ненужной и забытой. Она тщетно пыталась вернуть своё положение «родоначальницы». От бессилия и обиды она превращала свою жизнь и жизнь родных в сплошной кошмар. Она была всеми недовольна, упрекала и обвиняла всех и вся. Постоянно плакала и жаловалась. Передо мной встала задача – как вести себя с учетом открывшейся мне истины и одновременно не превратиться в закланного ягненка на алтаре сокрушенной главы семейства. Не скрою, много противоречий возникало у меня в процессе общения, были сомнения и разочарования. Но я четко осознавала, что моя свекровь старый человек и ей уже поздно переучиваться. Остаётся одно, понять её, простить и пожалеть. И полюбить! Да, именно полюбить, а не пытаться угодить ей, что я, собственно, и делала все эти годы. Ведь это не вина её, это беда её. И самое главное в этой истории то, что и отношение свекрови ко мне радикально изменилось. Если бы мне раньше сказали, что я смогу понять и полюбить человека, принесшего мне столько страданий, я ни за что не согласилась бы с этим, даже больше того – я возмутилась бы до глубины души. Это раньше. А сейчас я спокойно и с достоинством вкушаю плоды своих трудов. И пусть любви не случилось, её заменило добротное и полноценное чувство сострадания. И всего-то нужно было – понять и простить. Но почему раньше я до этого не додумалась? Возможно, лень или нежелание понять другого человека, войти в его положение, а возможно, и гордыня имела место быть. Иногда, где-то в глубине моей души, я и сама не очень-то верю тем выводам, которые я сделала. Скорее всего, её поведение было продиктовано просто скверным характером, но я жутко устала от вражды и нашла путь к миру и следую этим путем. Но чем бы ни было продиктовано моё поведение, я от этого только выиграла. А может, здесь и вовсе нет моей заслуги, а просто пришло время стать мудрее.И сейчас, когда и я сама обрела статус свекрови, положение и возраст обязывают быть мудрой и рассудительной. Я стараюсь быть объективной, терпеливой, и здравомыслящей, и в этом я отчасти обязана опыту своей свекрови.А сейчас я хочу привести несколько мыслей и высказываний великих мира сего, может, кому-то из вас они в жизни пригодятся. «Глупость, даже когда она достигла всего, чего хотела, никогда не бывает довольна». (Цицерон). Бенджамин Франклин говорил так: «Я ни о ком не буду говорить плохо, но расскажу всё хорошее, что знаю о каждом». И в заключение стих из Евангелия: «Итак, во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». Как говорится, и добавить нечего.

 
Опубликовано: 05-12-2008
 

БУКВЫ, БУКОВКИ, БУКВИЩИ….

 

Увлекла меня подружка в эту странную игру…. Впадем немного в детство! Мне подарили букву Л. Вот что я накропала:

Ландыш, «Лесной ландыш» – так назывались мои самые любимые духи класса «А». Маленькая история моей молодости. Мой парень пришел ко мне и рассказал, что в троллейбусе почувствовал мое присутствие. Он посмотрел вокруг – никого похожего. Послушал голоса – то же самое. Но его не покидало чувство моего там присутствия. Потом понял – неподалеку стояла женщина и от нее веяло прекрасным ароматом этих духов. Кстати, сейчас их в продаже нет, к сожалению.

Лапочка – так звал меня один из моих возлюбленных, а когда я ушла от него, имя мое стало на другую букву, не скажу, на какую!

Ложь – как я ее ненавижу, но почему-то по жизни мне так часто приходится с нею сталкиваться…. Наверное, кому-то надо выработать во мне стойкий иммунитет против нее…..

Лосось… вот всегда жутко любила соленую рыбу. Вчера раскошелилась и купила черную икру, стоимость – запредельная, но кроме вкуса соли ничего не почувствовала, но долго помнила, напоминала отрыжка…. И фирма-изготовитель вроде русская, неужели разучились готовить?!

Лузгать (семечки). Вспомнилась история детства. Жила я в Донбассе. Телевизоров тогда еще не было и вечерами принято было собираться по очереди то в одной, то в другой хате. Ставились два стола посередине комнаты, раздавались белые карты с цифрами, шумно «мешался» мешочек с маленькими бочонками и начиналась игра в лото. Все живо следили, что «кричит» обладатель мешочка и между делом лузгали эти самые семечки подсолнуха. После того, как толпа расходилась, на полу оставался толстый слой той самой лузги (шелухи).

Лужайка. Было мне лет 20. Однажды я шла по тропинке, что делила небольшой луг на две равные части. Вдруг, откуда ни возьмись, передо мною появился всадник на белом коне, я опешила и остановилась. Конь погарцевал на месте, взвился на дыбы и буквально в двух шагах передо мною остановился….. Юноша был необычайно красив и статен: — выгоревшие на солнце волосы, бронзовая кожа и озорная улыбка… Это было как в сказке. Дальше – проза. Я уже была замужем.

Лунатизм. Во времена студенчества было у меня что-то похожее. С вечера до полуночи я работала на кирпичном заводе, потом пешком 12 км шла в общежитие, отсыпалась, а утром – на занятия. Спала остаток ночи как убитая. А вот моя подруга и соседка по комнате всегда ночью хотела пить. А самой вставать лень. Она звала меня и я, сама того не осознавая, поднималась с постели, шла к ведерку с водой, набирала кружку и несла ей. Причем, утром я этого совершенно не помнила. Она рассказывала, а я не верила. И вот однажды, когда я, как сомнамбула, в очередной раз принесла ей воды, она просто облила меня ею и я проснулась. Вот тогда я ей бока намяла….. Больше ее ночами жажда не мучила.

 
Опубликовано: 12-02-2010
 

ЖИЛА-БЫЛА Я…

 
ЖИЛА-БЫЛА Я (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА)

Из школы мы возвращались нашей неразлучной троицей: — я, Витёк и Вовка-двоечник. Маршрут был неизменный: — полтора километра по старому заброшенному парку, потом — минут десять по плотине вдоль ставка, а затем — узкими улочками нашего небольшого шахтерского городка. В конце привычного пути посидели на срубе колодца возле Вовкиного забора, поболтали о том, о сём. Потом поредевшая компания остановилась у Витькиного дома, знаменитого на всю округу тем, что буквально утопал в кустах душистой сирени, привлекавшей весной всю местную ребятню. Витькин отец безуспешно отражал наши варварские набеги и время от времени отлавливал кого-нибудь из нас с охапкой сирени и, как полагается, пару минут нравоучал нас, а потом брал за шиворот и вел к родителям. После очередной трепки мы давали клятвенное обещание больше не шкодить. Сирень ставилась в банку с водой и дом наполнялся божественным ароматом.

Вскоре сирень отцветала и мы напрочь о ней забывали, перенеся свое внимание на гороховые поля и подсолнухи, где охрана построже, но и раздолья побольше. Там стратегия такая: — не пойман — не вор и дай, бог, ноги! Ближе к осени мы совершали набеги на соседские сады. И хотя яблоки растут в каждом дворе, мы непременно забирались в чужой сад, нарывали полную пазуху зеленцов, затем взволнованные и запыхавшиеся собирались на косогоре возле местного кладбища. Разводили костер и по очереди рассказывали страшилки и всякие небылицы, дико округляя при этом глаза и с хрустом вгрызаясь в незрелые яблоки, набивая ими оскомину…

Но, оставим детские забавы и вернемся к тому, что после школы я добросовестно делала уроки, спешно съедала немудреный обед и уединялась в своем заветном убежище — соучастнике и свидетеле девичьих грёз. Все лето я проводила именно там. У меня не было бабушки в деревне, потому я не могу похвастаться тем, что летом вдыхала запах полевых цветов, купалась в речке, пила парное молоко и меня гладила ее шершавая, но добрая рука. Я не знаю, по какой причине, но и в пионерский лагерь меня также не отправляли. Так мне хочется написать, что вместе с родителями мы выезжали в отпуск к морю… Но не было и этого. Жизнь послевоенных детей не изобиловала такими радостями.

Итак, это был пятачок в палисаднике размером чуть больше старого лоскутного одеяла, расстеленного на земле, скрытый от посторонних глаз буйной украинской растительностью. Легкий ветерок лениво покачивал густую крону сливового дерева и шаловливые солнечные зайчики прыгали с одного места на другое, то исчезая, то появляясь вновь. Живописные виноградные лозы с резными темно-зелеными листьями, щедро увешанные крупными сочными гроздями, плотной стеной обрамляли этот самый «пятачок», создавая иллюзию полного отрешения от внешнего мира. Яркие головки георгинов всех мыслимых и немыслимых расцветок вносили ощущение праздника в этот крошечный мирок. Аккуратной алой капелькой деловито ползала посреди зелени божья коровка, которую мы почитали и ласково называли «солнышком». Я протянула руку и это очаровательное насекомое, перебирая тоненькими лапками, беспечно продвигаясь вперед, щекотало мою руку, плечо, шею… Я бережно вернула его в ладонь и поднеся ее к самим губам начинала напевать с детства знакомую песенку-считалочку: — солнышко, солнышко, полети на небо… Исполнив этот священный ритуал, я укладывалась на спину, крепко зажмуривала веки и начинала предаваться мечтам… Мечты были чистые и по-детски наивные, которые могла себе позволить 15-летняя девушка, взращенная в родительской строгости и воспитанная на «Алых парусах». Тотчас возникал образ высокого голубоглазого принца, удивительно похожего на соседского Витьку. Я обхватывала руками свои плечи и представляла себя в его сильных объятиях. А скользившие по лицу жаркие лучи, казались мне его робкими поцелуями. Надо сказать, что реального любовного опыта на то время у меня еще не было. Эти воображаемые объятия могли длиться очень долго, пока с ветки не срывалась перезревшая слива и не угождала в лоб или гулко шлепалась рядом. Плод тут же съедался, я переворачивалась на живот и открывала глаза, все еще находясь под впечатлением.

Вечером наша неразлучная троица непременно собиралась возле моего дома. Мы пинали мяч, резвились и смеялись всяким пустякам. Рядом — шумная стайка голопузых ребятишек дразнила нас с Витькой: — «…тили-тили тесто, жених и невеста…» Закончилось беспечное детство, отзвенел последний школьный звонок. Я поступила учиться в техникум, а Витёк с Вовкой пошли работать на машиностроительный завод.

А мой принц возник неожиданно. Уверенный и дерзкий с потрясающей внешностью. В его облике было что-то демоническое. Его черные кудри и пушистые ресницы щекотали мне лицо и шею, а я ошалевшая от счастья лепетала свою считалочку: — «…солнышко, солнышко, полети на небо…» и тонула в бездне его черных глаз, таких пленительных, манящих и одновременно пугающих. Среди множества шумов я различала звук его «Явы» и выбегала навстречу в своем любимом малахитовом платьице. И тускнела банальная сирень перед букетами роскошных роз, которыми он одаривал меня. Я ловила на себе завистливые взгляды подружек. Земля уходила у меня из-под ног. От счастья кружилась голова. И только иногда посреди этого безумия я вдруг натыкалась на грустный взгляд синих Витькиных глаз. Какое-то странное чувство заставляло на мгновение втянуть голову в плечи и съежиться. Но что могли изменить эти глаза-васильки?! Разве могли сравниться эти непокорные, пшеничного цвета мальчишеские вихры, с ухоженными кудрями взрослого мужчины. Разве может составить конкуренцию угловатый, еще не сформировавшийся и не искушенный в тайнах ухаживания робкий юноша, зрелому, обласканному жизнью и уверенному в себе мужчине?! Я забыла о своем маленьком зеленом рае и о своей белокурой мечте. Мы были ослепительной парой. Оба высокие, молодые и красивые. На нас оглядывались прохожие. Его друзья и многочисленные родственники прочили нам любовь на долгие лета.

Отгремела шумная свадьба. И вскоре я поняла, что мое счастье, как карточный домик, зыбкое и непрочное… Как-то быстро развеялся образ сладкого демона. Красивые губы превратились в перекошенный от злобы рот, выкрикивавший недовольства, а повода для этого он находил все больше и больше. Его приводил в бешенство крик ребенка, а я ночами баюкала на руках этот орущий комочек, а днем обессиленная, как сомнамбула, но все же полная желания иметь счастливую семью, пыталась сделать свое жилище уютным гнездышком: — стирала, варила, убирала, простаивала у гладильной доски.Из веселой и беззаботной девушки я вскоре превратилась в изнеможенную женщину. А он внешне не менялся, только мне он уже не казался сказочным принцем. Жизнь моя, безрадостная и однообразная, была похожа скорее на пытку, нежели на сказку. И, чем дальше, тем чаще вспоминались мне грустные голубые глаза.

А короткими ночными часами мне снился один и тот же сон: — крошечная солнечная полянка, обрамленная густым колючим кустарником. Видится, что я хочу пробраться туда, где так заманчиво светло и радостно, где не было у меня печалей и забот… Ветки больно хлещут лицо, обдирают в кровь руки. И только я оказываюсь близко к заветному месту, как сон обрывается.

Поселок, куда меня с мужем направили по распределению после учебы, едва ли был похож на ту благодать, где я родилась и выросла. Но было одно место, которое привлекало меня и напоминало о моей беспечной юности, когда я была по-своему счастлива. Это был небольшой луг в пойме местной речушки, со всех сторон поросший старыми вербами. Их тонкие гибкие ветви свисали до самого долу, а во времена кратковременного весеннего паводка ветви скользили по водной глади, точно пытались ухватиться за быстрые воды, оторваться от родного дерева и уплыть прочь в неведомую даль. Какая-то безысходность была в этом зрелище. Иногда я сама себе казалась такой же тоненькой веточкой ивы, которую треплет и бьет о камни мутный жизненный поток. Когда вода спадала, луг быстро превращался в изумрудный ковер, усыпанный синими звездочками незабудок и желтыми лютиками.

В один из таких дней я поручила соседке ребенка, достала из шкафа свое любимое (впрочем, и единственное) малахитовое платье и впервые за годы такого недолгого замужества волосы не заколола шпильками в пучок, а распустила по плечам. В зеркале на меня смотрела взрослая женщина с бледным лицом и глубокими печальными глазами. Я улыбнулась своему отражению, а затем энергично тряхнула кудрями, как бы сбрасывая с себя невидимую тяжесть. Я очень хотела быть счастливой и веселой! Я помчалась на тот луг, куда меня так влекла неведомая сила и это было как наваждение.

Трепетной ланью, легким, гонимым ветром облачком летела я прочь от мрачной семейной рутины, так захотелось вновь побыть хоть на короткое время птицей вольною! Сотней молоточков пульсировала в висках разгоряченная кровь, сердце готово было выскочить из груди. Я ощущала себя вне времени и вне пространства… Я раскинула руки, закрыла глаза и кружила, кружила, вдыхая сладкий дурман душистых трав… Хотелось кричать и я закричала: — Э-ге-гей -…. И мне ответил задорный мальчишеский голос: — Э-ге-гей — … По залитому солнцем лугу гарцевал великолепный белый конь. Но еще более потряс меня его наездник — парнишка лет восемнадцати. Свежий весенний ветер трепал рубаху на его красивом загорелом теле, шевелил золотистый, выгоревший на солнце чуб, играл роскошной гривой коня. А конь, похоже, застоялся за зиму, хмельной воздух пьянил и возбуждал его. Он вертел головой, раздувал влажные ноздри, фыркал, безумно брыкал задними ногами, как бы угрожая сбросить своего наездника. Но юноша восседал настолько прочно, что создавалось ощущение единого целого. Это было похоже на видение. Они носились по лугу, а я стояла и смотрела, как завороженная. Вдруг конь повернул и помчал прямо на меня. Трудно описать мое состояние: — страх и восторг, удивление и восхищение овладели мной. Буквально на расстоянии вытянутой руки от меня конь остановился и взвился на дыбы. Прямо надо мною сияла пара мальчишеских озорных глаз на веснушчатом лице да широкая белозубая улыбка до ушей. Страха как не бывало. Из моей груди вырвался смех, вначале робкий и тихий, похожий на вздох, а потом громче и радостней. Мы смеялись до слез, а конь все плясал и плясал…

Больше я их никогда не видела, а в конце лета я уехала к себе на родину. Моего маленького рая в родительском доме не стало. Прошлая зима была суровая, виноградные лозы вымерзли, а сливовое дерево спилили еще раньше и вместо него посадили кусты чайных роз. Через дорогу наискосок во дворе Витькиного дома миловидная молодая женщина развешивала на веревке детские пеленки и ползунки. Я украдкой поглядывала на Витьку. Теперь это был неторопливый в своих движениях мужчина, что-то мастеривший у себя во дворе. И лишь изредка я ловила на себе его грустный взгляд. И чем звонче был смех избранницы Витьки, тем горше становилась моя улыбка.

Потом я уехала в Сибирь. Мать написала, что у Витьки жизнь не сложилась и он уехал куда-то на Север и там неизлечимо заболел. Умирал он дома, на Украине, весною, когда на дворе расцветала сирень.

Много лет прошло с той поры, много воды утекло, разные истории случались со мною, я стала иной — взрослой и серьезной, но мне с неизменной периодичностью снится один и тот же сон: — я пробираюсь сквозь темные и колючие кусты терновника, пробираюсь долго и отчаянно, но как только впереди забрезжит яркий просвет в непроглядной чаще, я просыпаюсь. Потом я долго лежу, пытаясь продлить этот сказочный сон. Но сказка уже давно закончилась. А жизнь, она реальна, прозаична, и очень сурова…

 
Опубликовано: 19-10-2012
 
МОНОЛОГ К МОЕЙ ПОДРУГЕ (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА)

МОНОЛОГ К МОЕЙ ПОДРУГЕ Т.

 

Я понимаю, что тебе одиноко, я осознаю, как ты устала от своих болезней, я сочувствую тебе всей своей душой и всем своим сердцем….. Не знаю, стало бы тебе легче, если бы я рассказала о своем, поверь, не очень легком и совсем непростом житии-бытии.

Вероятно, ты читала в моем блоге посвящение моей подруге «Сильная женщина». Она – это хрупкое и миниатюрное создание. С самого детства она имеет слабое зрение и практически глуха….. Потом — онкология, потом – невыносимая боль измены, а, затем, и смерть мужа….. Я не стану перечислять все ее болезни, все ее злоключения, я просто хочу тебе поведать одну крошечную историю, которая заставила меня посмотреть на мир иначе.

Как-то прибежала она ко мне по очередному моему тревожному звонку (SOS, подруга!!!). Мы сидели в кухне за столом. Я, обливаясь горькими слезами, кручинилась о своей несчастной судьбинушке, подробно, в деталях и действующих лицах, со всем присущим мне темпераментом и женским мастерством, описывала очередную свою беду…. Внезапно подруга вскочила и в мгновение ока оказалась у окна. Ее глаза засияли от счастья, а лицо вмиг помолодело. Она завопила, будто увидела диво дивное! Она просто визжала от восторга повторяя: — «Посмотри, какая красота!» Я недоуменно и с досадою смотрела на нее и ничего не понимала…. Была вторая половина дня и моя не очень светлая квартира, окна которой выходили на запад, постепенно наполнялась приглушенным светом. Тоненький лучик солнца пробился сквозь ажурную кружевную занавеску и зацепился за хрустальный стакан с водою, стоявший на подоконнике, заиграл на его гранях разноцветными бликами. Заплясал, запрыгал солнечный зайчик, будто хотел вырваться наружу, повторяясь в каждом прозрачном воздушном пузырьке, разбрызгивая миллион ярких искорок…..

Сейчас я уже не помню той причины, по которой я лила слезы, но этот крошечный эпизод стал моей направляющей вехой. Одно мгновение стало важнее ВСЕЙ МОЕЙ ПРОЖИТОЙ ЖИЗНИ!!!!

Не один десяток лет за плечами, не одна набитая шишка на моем многострадальном лбу, не один воз наломанных дров, а понадобился один только миг, чтобы постичь ИСТИНУ:
— Надо ценить каждый прожитый день, каждое приятное мгновение;
— Надо уметь видеть хорошее во всем;
— Надо воспринимать неудачи и обиды как жизненно важные уроки и научиться усваивать их и извлекать для себя крупицы мудрости.
Ведь счастье – это не свадебный торт, не именинный пирог, порою это всего лишь горсточка сухих хлебных крошек……. Мы собираем свое, женское, счастье по крохам, по минутам, по мгновениям…..

— Надо научиться радоваться жизни. Встать утром, улыбнуться и сказать: «Благодарю тебя, Господи, за новый подаренный мне день!» Ведь есть столько людей на свете, которые за то, чтобы хотя бы один раз встать, открыть глаза и увидеть всю красоту мира, готовы отдать всю свою оставшуюся жизнь……

— Надо научиться ценить то, что имеешь.
Я вспоминаю притчу о двух путниках в пустыне, которым Господь даровал по полстакана воды….. Один, по натуре своей оптимист, воскликнул: — «Какое счастье, — здесь целых полстакана воды!» Он напился и вдохновленный надеждой дошел до спасительного оазиса. Другой, — пессимист, удрученно прошептал: — «Какая жалость, здесь всего лишь полстакана воды…..», разочаровался и не было у него уже ни сил, ни желания идти дальше…..

— Надо научиться бороться за свою жизнь.
Опять же, что есть убедительнее народной мудрости?! Думаю, что эту притчу знают все. Две лягушки попали в крынку с молоком. Одна, отчаявшись и испугавшись, подумала про себя: — «Это все, конец моей жизни!». Сложила лапки и утонула. А другая отчаянно барахталась, борясь за свою жизнь, и взбила комочек масла, который плавал на поверхности молока, не давая ей утонуть, и к утру она по нему выбралась из кувшина….

И чтобы до конца обозначить свою мысль, обращусь, опять же, к притче:
— во время шторма перевернуло утлое суденышко рыбака и он оказался в море среди бушующих волн. Был он человеком верующим и воззвал он к Богу о помощи. Его вопли услышали на небольшой грузовой барже и ее владелец бросил горемыке спасательный круг. Но рыбак продолжал вопить и все повторял: — «Мне Господь поможет!». Через некоторое время показалась на горизонте шхуна и люди стали протягивать ему свои руки. Но тот продолжал исступленно молиться. Проплывал мимо караван торговых кораблей… Но рыбак отказался и от их помощи и все надеялся, что Сам Господь подаст ему Свою руку….. В конце концов он обессилел и утонул.
— «Господи, почему ты не помог мне , когда я так нуждался в твоей помощи?» — спросил рыбак у Бога, когда предстал пред Его очами.
— «Я три раза посылал тебе людей в помощь, но ты отказался. Ты сам выбрал свою судьбу.»
Я не думаю, что здесь нужны комментарии. Мораль моего монолога такова: — как бы тебе ни было трудно жить, как бы сложно ни пришлось выруливать по жизненным лабиринтам, – борись, возлюби себя любимую, возьми себе в советчицы мудрость и ЖИВИ, ЖИВИ всем чертям назло!

 
Опубликовано: 10-12-2009
 
НАРИСУЙ МОЮ ЖИЗНЬ (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА)

НАРИСУЙ МОЮ ЖИЗНЬ……

 

…..Раненной горлицей бьется о клетку душа…..

Сыро и промозгло вокруг….. Сизый туман просачивается сквозь окна и стены, проникает внутрь меня…..

Зябнет тело, стынет сердце, умирает плоть…. Капля за каплей тает надежда…..

Я защищаюсь, я борюсь, но силы покидают меня…..

Черный спрут отчаяния сжимает мне горло, не дает дышать и даже крикнуть нет мочи….

Уже нет слез и только одна безысходность чувствует себя вольготно на моей территории…..

Что же ты, подруга, вцепилась в меня мертвой хваткою?

Или тебе не жаль меня?!

Разве нет больше на земле простора?!

Разве только мой дом мил для тебя?!

Поди, поди прочь!

Дай сердцу пламенному сгореть от любви, дай телу страждущему трепетать от страсти!

Ты только на чуточку отойди в сторонку, усни на миг, на день, навеки!

Ну, пожалуйста, уйди, сгинь тоска-печаль моя !

 
Опубликовано: 16-03-2010
 
автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА

НАШ ВИРТУАЛЬНЫЙ МИР

 

Ах, как мы жили вообще без Интернета?! Просто уму непостижимо, на что мы тратили раньше эти многочасовые бдения у монитора?! Крепко сжимая покорную мышку в онемевшей ладони, мы бродим среди многочисленных сайтов: смотрим, пишем, читаем, общаемся, ловим «вирусы» и верим в письма «счастья»!

Жизнь кипит и бьет ключом. Сколько пользователей, столько характеров и судеб, вырвавшихся из своих тесных жилищ через мониторы компьютеров на необозримые просторы инета. Кто работает, кто развлекается, кто от скуки, кто в надежде….

Вот чье-то измученное сердце разбивается в мелкие трепетные кусочки о скалу непонимания и отчуждения. Кто-то, как в первый раз, влюбляется до безумия, напрочь забыв о реальной жизни.

Где-то там, в затхлой атмосфере подлости, делают свое черное дело хакеры, сталкивая лбами людей и развлекаясь сомнительным удовольствием.

Разжигают нешуточные страсти очумелые «тролли», поднимая бурю в стакане воды.

Худосочный прыщавый юнец цвета бледной немочи, взращенный на интернетовских «стрелялках», выступает в роли мачо — крутого «перца». И нехилого телосложения белесая герла с жиденькими, пережженными перекисью волосенками, не отстает от него, дабы не разочаровать «прынца»: — «…Прекрасная стройная блондинка желает познакомиться…..».

Тут празднуют свадьбу, а рядом – хоронят близких…. Рассылают ненужный хлам неугомонные спамеры.

Наслаждаются «подсевшие» на ролики, — на бездарные и искусные, с емким смыслом и с полной бессмыслицей.

Эта выращивает чудесные цветы и дарит их своим друзьям, а у того внук родился. Скрестили копья в дуэлях строптивые блогеры, а самодовольные админы «банят» неугодных.

Время от времени прокрадываются расплодившиеся в последнее время «невидимки» — любители подглядывать в замочную скважину. Не дремлют и представители древнейшей профессии (нет-нет, не журналисты!) вперемежку с сексуально озабоченными любителями «вирта».

Тут насквозь профотошопленная пожилая красотка пленяет неопытных юношей, выдавая себя за богатую молодую вдову, а этот умудренный сединами благообразный старец ищет девушку не старше 25-ти лет для создания прочной (!) семьи и с большим желанием иметь общих детей! Что ж, мечтать не запретишь!

Раскинули свои загребущие щупальца в пучину сети и аферисты разных мастей, выискивая доверчивых любителей халявы и легких денег.

А тут молоденькие побрякушки откровенно разводят разомлевших от похоти старых ловеласов. Экзотические забугорные лузеры обольщают юных моделей, обещая им рай земной.

Не брезгуют Всемирной «паутиной» и «святоши» — представители всевозможных религий и конфессий. Неутомимо рыщут они по сайтам в поисках заблудших овечек. А то как же, им тоже кушать хочется! Ну, если и не догнать, как грицца в расхожем анекдоте, то хоть согреться. Если и не склонить в свою сторону, то хоть блеснуть своими «глубокими» познаниями истины.

Есть еще одна категория зануд — это агенты сетевых маркетингов. Вот тут, как и с вышеупомянутыми, ухо надо держать востро! Кровушки вашей попьют немеряно! Они-то уж точно знают, что вы бедны, больны и несчастны и имеют панацею от всех бед и на все случаи жизни. И только они знают наверняка, как сделать вас счастливыми и успешными: спят и видят вас облагодетельствованными!

Кто-то доверчивый и ранимый, кто-то пошлый и хамоватый, кто-то красивый и успешный, а кто-то закомплексованный и завистливый…. Кто-то дружит честно и беззаветно, а кто-то держит камень за пазухой и точит ножи за спиной у друга…. но все одинаково — ПОЛЬЗОВАТЕЛИ!

 
Опубликовано: 15-04-2010
 
П О Л Н О Л У Н И Е (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА)

П О Л Н О Л У Н И Е

 

Серебристый свет луны щедро залил просторы земные.

Сквозь черный бархат ночного неба хрустальными слезинками робко проступают холодным и неприступным светом таинственные звезды. Те, что поближе, — яркие и сияющие, а те, далекие, — скромные и чуть мерцающие.

На самой вершине холма ясень-великан красуется причудливыми узорами своей великолепной ажурной кроны. Рядом широко распростерла руки-ветви раскидистая красавица-ель, а чуть дальше, в сторонке, поникла белая березка, терпеливо ожидая весеннего тепла и ромашкового лета….

Редкий крик ночной птицы нарушит лесной покой. Не шелохнется и гладь озерная, по которой млечной сказкою пробежала лунная дорожка, не дрогнет даже жухлая былиночка, прильнувшая к стылой земле…. Это чудная и волшебная музыка тишины…. Это симфония спящего леса….

Острой, звенящей и щемящей болью вспорол ночное безмолвие одинокий и протяжный вой…. Такой долгий, всепроникающий и рвущий душу. Такой, что все остальные звуки замерли и все живое вокруг притихло в одночасье. Казалось, бледная луна содрогнулась и остановила свой вечный путь… Даже звезды помертвели как мраморные осколки. Этот вой пронзает душу и заставляет съежиться. И нет места на земле, где можно от него укрыться.

Так кричит над колыбелькой своего умирающего дитяти отчаявшаяся и безутешная мать….

Это как предсмертный вопль сорвавшегося в пропасть, как звук лопнувшей струны, как скрежет по металлу коробит и содрогает этот жуткий вой….

Один на всю Вселенную в своем зверином горе….

Отчего же так мается бедное сердечко, закаленное в вечной борьбе за жизнь, что знало победы и видело поражения?!
Что же растопило лед бездушия этого матерого хищника-хозяина тьмы….

Горе, тоска и безысходность одиночества….

Это извечно для всех: для сильных и слабых, для разумных и тех, кто просто живет….

Кто видел, как плачут незыблемые скалы?

Кто может прочувствовать боль одинокого старого кедра, по шершавой коре которого скользит янтарная слеза?

Душераздирающий вой, от которого в жилах стынет кровь и по спине пробегают мурашки…

Но это не страх, это — сострадание да такая давящая боль в груди, что даже дышать трудно…

О! Если твое сердце щемит и сжимается в комочек от чужой боли, значит, оно у тебя есть!

А, может, то твоя мятежная душа вырвалась из объятий твоего бренного тела и бродит в поисках своего счастья?

… Как будто ниоткуда под этот жуткий аккомпанемент сами собой наплывают строки: — «Где же ты, моя любимая, отзовись скорей, красотой своею нежной сердце мне согрей….»

Заключительным аккордом к той протяжной и заунывной песне где-то в чаще леса глухо ухнул филин и опять все стихло….
Такая давящая и гнетущая тишина.

Даже эхо предательски молчит. Кажется, эта ночь не кончится никогда…..

Весна….

 
Опубликовано: 11-04-2010
 

С Н О В И Д Е Н И Я

 

МягкаяС Н О В И Д Е Н И Я (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА) и ласковая ладонь обольстительницы-ночи нежно гладит твое трепетное тело, дарит негу, возбуждает и … усыпляет… Она погружает тебя в сладкую нирвану, обволакивает легкою истомой… Она завладевает всем твоим существом и нет сил сопротивляться… да и надо ли?! Любимый образ всплывает в воспаленном мозгу, вожделением туманятся очи, сердцу тесно в груди… А душа, моя душа, рвется наружу…Ты только руку протяни — вот она, твоя желанная и любимая… Но то мираж, то легкое видение…. И только сон, глубокий сон способен излечить и успокоить… А ночь, она развратница, она предательница… Она шалит, играет с чувствами…. Да сладить ли мне с нею? О… Скорее бы новый день и затем опять эта безумная ночь с ее немыслимыми фантазиями и ненасытным желанием….

 
Опубликовано: 14-07-2010
 
СИЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА)

СИЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА. ПОСВЯЩАЕТСЯ МОЕЙ ПОДРУГЕ.

 

Просторная, опустевшая комната с занавешенными зеркалами погрузилась в давящий полумрак. Наталья, ссутулившись, сидела на краю широкой кровати и бессмысленно перебирала пальцами бахрому узорчатого покрывала. Тупо уставившись в одну точку, беспомощная и жутко одинокая, один на один с наспех сделанным чёрно-белым портретом в траурной рамке. Наполовину сгоревшая свеча роняла капельки воска на белую скатерть, а язычок пламени изредка вздрагивал, и легкие тени скользили по лицу её Виктора.

На снимке ему лет двадцать пять, не больше. Да, всё верно, у них тогда родилась старшая дочь Оксана. Наталья ждала принца и засиделась в девках, отмахиваясь от кандидатов в женихи, а вот против его чубатой красоты устоять не смогла. Оба красивые, ладные. Шли по жизни, как по чистому полю. Вместе работали, вместе домовничали, а вечером вместе допоздна зачитывались романами или детективами. Так и прожили они ладно и дружно целых двадцать семь лет. Вырастили двух дочерей, вместе баловали внука с внучкой.

А беда подкралась тихо и незаметно, как вор в ночи. Сейчас Наталья пыталась понять, когда же она перестала для него быть единственной «мамулей», как он ласково её называл. Но ведь он никогда не переставал её так звать. Как же так, «мамуля», но уже не единственная? И сейчас, когда он ушел навсегда, ушел не только от неё, но и от той, другой женщины, она вдруг с ужасом осознала, что его смерть она пережила легче, нежели его измену.

Конечно, годы сделали своё дело. Когда-то васильково-голубые её глаза со временем погасли в стеклах очков, в густых черных волосах легкой паутинкой засеребрилась седина, а милые ямочки на щеках превратились в складочки-морщинки. Она всё это видела и понимала, что утратила былую привлекательность. Но чем очаровала его та женщина? Наталья видела её, разлучницу.

Немолодая, обычная серая мышь, мимо пройдешь — взглядом не зацепишься. Как-то, в порыве откровенности, Виктор сказал ей: — Ты, мамуля, такая сильная, а она такая слабая. Ей трудно одной и некому её пожалеть. Каждый раз, когда Наталья вспоминает эти слова, обида захлёстывает её, горло сжимают спазмы и тогда она подолгу воет, уткнувшись лицом в подушку.

Да как мог любимый человек, половину своей сознательной жизни проживший с ней бок о бок, предать её? Предать, когда она больше всего нуждалась в его поддержке. Да, действительно, надо быть очень сильной, чтобы справиться с отчаянием, когда врачи поставили ей страшный диагноз: «злокачественная опухоль». А, может, она потому и выжила, что любимый был рядом.

Наталья вспомнила, как она ночами стояла под ярко освещенными окнами разлучницы. Как там ему, моему любимому, в чужом доме? Тепло ли ему там? Ведь на её подоконниках нет даже горшков с цветами. Не может такая женщина быть заботливой и ласковой.

Наталья, забывшись, прошелестела губами, глядя в черную пустоту окна: — Витя, тебе плохо там, вернись ко мне, вернись к своим детям. Потом медленно перевела глаза на восковую свечу, которая, казалось, полыханием огня вторила ей: «Вернись, вернись…». И, словно сняв с себя оцепенение, встала и медленно подошла к столу. Зачем-то поправила цветы в вазе, потрогала черный креповый бант на фотографии и остановилась у стула, где пару часов назад у гроба её Вити сидела та самая женщина, укравшая её счастье.

Конечно, тогда он вернулся назад, в семью. Те же слова, те же совместные дела и хлопоты. Вроде бы всё, как всегда… Но почему тогда так часто и так сильно болит в груди?! Наталья подняла глаза на портрет: «Витя, я сильная, я и это выдержу».

 
Опубликовано: 05-12-2008
 
Т Е Б Е (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА)

Т Е Б Е…..

 

Счастье.… Да что же это такое — счастье? Море ли благ разливанное, или рядышком душа любящая?!

Знаю только одно: — твое нежное «ласточка ты моя» – и сердце захлебывается от приятности, негой наполняется тело, а очи… мои затуманенные слезами очи, они снова сияют лучами отрады….

Мой милый, кто тебя выдумал?

Кто направил тебя ко мне?

Скажи, за какие такие заслуги ты есть у меня?

Где же ты так долго бродило, счастье мое? Множество лет блужданий в потемках, тысячи тонн бесполезной руды.… И вот он, мой бесценный алмазик,что сияет сейчас для меня бриллиантом!

О, небеса! Благословите ту вечность, что привела меня в миг блаженства!….

О, Всевышний, продли этот миг до вечности!

 
Опубликовано: 17-08-2010
 
БИОГРАФИЯ КИПКАЕВОЙ (ГОЛАНТ) ГАЛИНЫ ПЕТРОВНЫ

ГАЛЕРЕЯ ФОТОПРОИЗВЕДЕНИЙ КИПКАЕВОЙ (ГОЛАНТ) ГАЛИНЫ ПЕТРОВНЫ

Источник: Блог Г.Голант (Кипкаевой) на сайте Майл.Ру

 


ЖЕНСКИЕ РАССКАЗЫ (автор: ГАЛИНА КИПКАЕВА), 5.0 out of 5 based on 45 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (45 votes cast)
| Дата: 14 января 2014 г. | Просмотров: 1 160