Лидеры рейтинга

Анатолий КАЗАКОВ «СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ПИСАТЕЛЯ ВАСИЛИЯ ИВАНОВИЧА БЕЛОВА»

Анатолий КАЗАКОВ «СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ПИСАТЕЛЯ ВАСИЛИЯ ИВАНОВИЧА БЕЛОВА»

Лития на могиле Василия Ивановича Белова 12 января 2012 года, похороненного на сельском кладбище рядом с родной деревней писателя Тимонихой (Харовский район)

Сегодня, 4 июня исполнилось полгода со дня кончины великого русского прозаика Василия Ивановича Белова (скончался 4 декабря 2012 года).

 

В этот день мы хотим чтобы вы вспомнили добрым словом его труды, замыслы по восстановлению родного села Тимонихи и всего уклада русской крестьянской жизни. Мысленно преклонили колени у его могилы на сельском кладбище рядом с родной деревней писателя Тимонихой на Вологодчине. И прочли воспоминание о нем Анатолия Казакова, писателя из Братска.

 

 

5 декабря в 6 часов утра я как обычно заполнял рабочие журналы. Включил радио, в короткой сводке последних новостей было объявлено о том, что умер писатель Василий Белов.… Внутри все похолодело. Уже 8 утра, мною была отправлена телеграмма в Вологду со словами: «Плачу и скорблю». Ольга Сергеевна все последние годы оберегала нашего великого русского писателя от тяжелого недуга, но болезнь есть болезнь. И тут трудно что-либо добавить.

 

Ровно за неделю до этого в нашей городской библиотеке я взял книгу «Лад». Умер же мой любимый писатель четвертого декабря. Так вот, именно этого числа поздним вечером я читал слова из воистину замечательной его книги под названием «Лад». Привожу слова писателя дословно: «Старики, до конца исчерпавшие свои физические силы, не теряли сил духовных; одни призывали смерть, другие терпеливо ждали ее. У северного русского крестьянина смерть не вызывала ни ужаса, ни отчаяния, тайна ее была равносильна тайне рождения. Смерть, поскольку ты уже родился, была также необходима, как и жизнь».

 

Вот такие рассуждения автора я прочитал, как оказалось, в день его смерти. Я терзал себя: «Ну почему это все со мной происходит?» И вдруг понял, что Господь, зная мое отношение к Василию Ивановичу и его замечательной жене Ольге Сергеевне, просто пожалел меня и мои не на шутку разбередившиеся нервы. Перечитав несколько раз эти слова уже немного позже, я уверовал в то, что душа дорогого для меня человека Василия Ивановича сделала так, чтобы я прочитал это именно, когда его самого не станет.

 

Все трое суток я то и дело, переключая каналы телевизора, ждал, как откликнется на смерть великого русского писателя телевидение, общественность, но первым делом с интересом прочитал «Литературную газету». Спасибо им огромное за материал о Белове. Канал «Россия» не подвел и дал обстоятельную и справедливую оценку о действительно невосполнимой потере праведно жившего и оставившего после своего ухода семь томов исконно-русской деревенской прозы. По каналу «Культура» был показан документальный фильм о Василие Ивановиче. Потрясающе искренние слова об этом фильме были произнесены замечательным русским писателем и критиком Валентином Яковлевичем Курбатовым.

 

Во время фильма я плакал и слушал самого Василия Ивановича. Конечно, по-русски выпил за помин его души. А он говорил, что не надо его снимать, а лучше жену. Разве такая любовь не встрепенет душу?

 

Но саднит в душе лишь у того, кто по-настоящему любит свою родину. Саднило, ох, как саднило у Шукшина, Астафьева, Абрамова, Распутина, и эта боль вполне объяснима. Почитайте их великие труды, не поленитесь… Первый же канал дал скупую информацию, и от этого было грустно. Выразили свое соболезнование президент Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев. Думалось о том, как тяжело сейчас Ольге Сергеевне. Перед глазами стояли строки ее письма ко мне: «Роман «Час шестый» выслать не можем, отдельной книгой у нас нет. А вот трилогию высылаем. Это вам подарок от нас».

 

23 октября 2012 года Василию Ивановичу исполнялось 80 лет, а в сентябре, придя случайно на почту, я получил бандероль от Беловых. До этого ранешним письмом я попросил Ольгу Сергеевну, чтобы она прислала мне роман «Час шестый». Посетовал я на то, что в Братске его просто нет. И вот я уже дрожащими руками беру тяжелую бандероль и знаю, что я держу в руках. Путь до своей дачи я не шел, я просто летел по дороге, читая молитвы, думая о том, что я счастливый человек. И вот на даче открываю бандероль, читаю надпись моих дорогих людей. На глаза опять наворачиваются слезы. Книга почти в тысячу страниц, куда вошли «Кануны», «Год великого перелома» и «Час шестый».

 

Когда я читал эту золотую, воистину золотую для меня книгу, то думал и жалел о том, чтобы она подольше не кончалась. Эти тысячи страниц исцеляли мою душу… Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы 80-летие великого писателя отметилось показом всех художественных фильмов, снятым по его произведениям, но этого, к великому сожалению, не произошло. Была очень скромная информация по телевидению, был издан семитомник, но тираж-то маленький. И он вряд ли попадет в провинциальные библиотеки. Вот еще от чего горько на душе. Ведь это наша история, наша кондовая Русь. И так, как доносил ее родимую наш русский писатель, мало кто вообще способен.

 

Перечитываю три письма, пришедшие в 2012 году. Глубоко опечалены были Беловы, когда узнали, что у Валентина Григорьевича Распутина умерла жена. Сохранить нравственно-духовную потребность в своей душе, конечно же понимая при этом, что в родимой отчизне, как всегда, беспокойно — это есть в наивысшей степени человеческий подвиг. Но в том-то и заключается не иначе как божественное величие писателя Белова, что он никогда не считал это за подвиг. В своих, слава Богу, многочисленных произведениях воочию показывая тяжелейшие испытания, выпавшие на долю русского крестьянства,геноцид властей против собственного народа. Он гениально признавался в любви к своей деревне «Тимонихе».

 

Как же красочно, по богатырски сильны описания его земляков. Привожу начало романа «Час шестый». Выпускают из тюрьмы замечательного крестьянина хлебороба Евграфа Миронова. Все было у мужика, и все отнято. Стоял сидевший ни за что Евграф и дивился. Вот как описывает это действо Василий Иванович: «Правой рукой он летучим крестом еще раз осенил широкую грудь и окинул взглядом белённую известкой тюремную стену. Мужик тут же опустил глаза на свои ноги, обутые в непонятную обувь, и в конец устыдился. Не сапоги, не валенки, не шоптаники, а какое-то дикое содружество опорок и тряпок, похожих на обутку украинских выселенцев, — вот что осталось от прежних яловых сапог!».

 

Но показывая весь трагизм того, что случилось в 20х-30х годах с нашей отчизной, Василий Иванович находил место и для веселых минут, ибо всем нутром понимал, что это жизнь… В любом произведении писателя Белова нет фальши, и ты ловишь себя на мысли, что это все и есть подлинный документ нашего прошлого.

 

В эти три дня я не отходил от телевизора, жадно смотрел канал «Культура» и чего-то ждал. И вот, слава Богу, опять информация о Белове, но безрадостная. Василий Иванович восстановил в Тимонихе Православный храм на свои собственные деньги, и кто-то его осквернил. Это и послужило началом тяжелому недугу. Наверное, каждый русский человек задавал себе вопрос: «Почему же с нами все это происходит?». И я действительно не понимаю тех, кто выступает против православной веры. Это все равно, что идти против своей отчизны. А прочитав все литературные труды Василия Ивановича и полюбив Вологодчину как свою родную, содрогнулся от услышанного. Василия Ивановича похоронили в его родной Тимонихе как истинного сына своей страны России. Именно так же в своих деревнях были похоронены великие писатели-деревенщики Астафьев и Солоухин и другие истинные сыны нашего Отечества. Потому что они и были от земли-матушки, дорогие нашему сердцу лучшие в мире писатели-деревенщики.

 

Написал очередное письмо Ольге Сергеевне. Привожу его полностью, ибо по-другому не могу:

 

«Поклон из Братска Дорогая Ольга Сергеевна!!!

 

Примите мои соболезнования, вы прекрасно знаете, что для меня есть Василий Иванович, я не случайно пишу, есть. Христианская Православная Вера на том и основана. Что Вам сейчас трудно, знаю и буду за Вас молиться. Вы знаете, что я простой сторож, поднимаю двоих сыновей, но мечтать мне никто не сможет запретить, и я буду молить Бога о том, чтобы побывать в Тимонихе и поклониться маме писателя Анфисе Ивановне и конечно же Василию Ивановичу, да и всем деревенским, ибо это всегда свято. В Братске многие выражают мне соболезнования, зная мое отношение к вашему мужу. Дорогая Ольга Сергеевна, я вас очень оченьочень люблю. Храни Вас Создатель! Вечная память великому русскому русскому писателю Василию Ивановичу Белову.»

 

За время нашей переписки у меня накопилось десять писем, и теперь я понимаю, что письма эти для меня являются нравственным примером любви русской женщины Ольги Сергеевны. Часть писем была опубликована в книге «Святодавнишняя Русь», но тираж у нее всего 110 экземпляров. О, Боже, как же я радовался, когда Василий Иванович и Ольга Сергеевна одобрили мою книгу. Это было истинное литературное счастье. Как бы дальше ни сложилась жизнь, но я буду знать, что в моей жизни была переписка с Беловыми. Это для меня останется, пока жив буду, Божьим чудом. И детям своим накажу, чтобы помнили, ибо Белов – это кондовая, зачастую трагичная, временами веселая, но, по Божиему праву, великая матушка Русь…

 

3.01.2013.

 

А. Казаков, г. Братск.

 



ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

Анатолий КАЗАКОВ «СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ПИСАТЕЛЯ ВАСИЛИЯ ИВАНОВИЧА БЕЛОВА», 4.9 out of 5 based on 29 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 4.9/5 (29 votes cast)
| Дата: 4 июня 2013 г. | Просмотров: 1 147