Лидеры рейтинга

Летопись-1682 — 1728 годы

Летопись-1682 — 1728 годы

1682 — 1727 годы

1682 год

Об успехах земледелия на Ангаре возле Братского острога можно судить по отписке нерчинского воеводы Федора Войкова: «А для твоей великого государя десятинной пашни в Даурские остроги мощно послать из Илимского и из Брацкого острогов пашенных крестьян, для того, что в тех, государь, острогах пашенных крестьян многолюдство, а в Брацком, государь, остроге твоего государева десятинного хлеба насыпаны, стоят из давных годов многие анбары ни для чего, и тому, государь, хлебу, никуды расходу нет».

1683 год

Возле Братского острога в это время «живут все государские ясаные люди: тунгусы, браты, русских же людей и пашен на мале; зверя всякого и рыбы много; леса и каменные горы вело великие, снеги и морозы великия… а по Ангаре реке пороги зело страшные: запасы и товары, вверх идя и на ни пловучи, на себе обносят — иной порог 4 поприща, а иные по два и полтора поприща…».

Братская волость поставила в российскую казну 903 соболя.

1684 год

Братская волость поставила в российскую казну 973 соболя.

1685 год

Братская волость поставила в российскую казну 975 соболей.

1686 год

3-17 июля. Через Братский острог проследовало посольство Федора Головина в Китай и более двух тысяч сопровождавших ею стрельцов.
«Июля в 3 день пришли на Падунский порог и того числа начали выгружаться, потому что порог переводят пустые дощаники, а запасы всякия обносят. А преж посольского приходу изготовлено было Братцкаго уезду для перевоски казны 80 лошадей с волоками до 30 человек крестьян пашенных». А «околничий и воевода Федор Алексеевич Головин, с начальными людьми и с полками поехали в даурские остроги на 23 дощаниках со всякими урядством». На Падунский порог на помощь для перевозки «полковых запасов прислано 50 подвод и возили 5 дней». И, наконец, «июля в 17 день взяты в провожатых 6 человеком всего 37 лошадей и у дьяка Семена Кортницкаго по пуду муки ржаной человеку. А в подводы работников в Братцком остроге, за малолюдством того острогу жителей, ничего не взято… посольство поспешило выступить, «чтоб к морскому ходу исправитца в Ыркутцкой».

1689 год

28-31 мая. Более скромное возвращение сотника Федора Головина: «В Брацкой острог пришел майя в 28 день 7198 года и, починя к порогам дощаники и, взяв служилым людям хлебные запасы, до Енисейска, да в прибавку московским стрельцам дощаник малой у служилого брацкаго человека Гришки Михеева, пошел майя в 31 день. А гребцов взято из Брацкаго острога то ж, что из Ыркутцкаго (15 человек,- В. Г.).
Майя в 31 день пришел к порогу Падуну, и назавтрея того числа, переправяся, пошел к Долгому порогу».

1690 год

Основателем Спасского монастыря Братского острога был старец Савватий, который написал жалобу на енисейского сына боярского Якова Елагина митрополиту «земли Сибирской» Феодосию.
«В прошлом же де во 199 году, по ложному челобитью Брацкаго посадскаго человека Агапитка Дмитриева, енисейский сын боярской Яков Елагин, будучи в Брацком остроге на приказе, ругаясь монашесткому чину, имал его Саватея из Спаской пустыни в съезжую избу, сильно, со всякими невежествами держал скована за караулом многое время, а сына его Ивашку бил кнутом, а после его ж да вкладешка Герасимка батоги на смерть, безвинно, и держит Ивашка в съезжей избе окована, и морит голодною смертью, и бьет на правеж в Агапиткове неведомо в каком безчестье, вымучив у Ивашки денег тридцать шесть рублев, Агипитко, напившись пьян, приходил в монастырь денным разбоем, и приступая у кельи64 и анбара его кровли ломал, и его строителя бил и ногами топтал, и от того Агапиткова бою едва отнял сын его строителев Ивашко; и ныне де он Саватей лежит на смертном одре65… в строителях быть ему не можно»… Приказчика Якова Елагина и посадского Агапитку Дмитриева впоследствии отлучили от церкви.

1693 год

Февраль. Через Братский острог проехал российский посол Избрант Идес. Он был отправлен Московским правительством в Китай для переговоров о развитии торговых сношений между обоими государствами. Избрант Идес «выступил в путешествие со своей свитой из 21 лица, из коих 12 было германской нации и 9 русских, со своей полевой аптекой, медиком и экипажами с экипировкой, а также вином и всем необходимым, что в изобилии припасено для такого далекого путешествия в незнакомые страны».

Братская волость поставила в российскую казну 355 соболей.

1694 год

11-13 августа. В эти дни вновь в Братском остроге находится посольство Идеса Избранта при возвращении из Китая. В его свите был Адам Брандт, будущий автор «Записок о путешествии в Китай», изданных в Германии, где подробно описывает все ангарские пороги: «11-го числа сошли на берег в Братском остроге, лежащем по левому берегу реки Ангары, в которую опять-таки слева, ниже Братска, впадает широкая река (Ока — В. Г.). После обеда мы отплыли оттуда и примерно в одной версте на довольно широком месте пересекли порог, который здесь зовут Похмельный. Недалеко от него мы увидели другой порог, немного больше, чем первый, именуемый Пьяным, и, когда мы миновали его, попали на такое место, где наше судно дважды повернулось вокруг себя. 12-го числа, прежде чем идти вниз, через порог Падун мы вытащили с судов весь груз, который окрестные тунгусы перенесли на себе по берегу на расстояние с полверсты. Суда же перевели порожними, и было страшно смотреть, как суда все время бросало в разные стороны на пороге, а фарватер на нем кривой и узкий, и казалось, что они могли в каждую минуту перевернуться. 13 августа нам пришлось опять идти через большие пороги, именуемые Долгими, тянущиеся на 4-5 верст…
(На Шаманский) порог страшно смотреть, грозный пугающий шум падающей воды слышен при тихой погоде за три немецких мили. Эти пороги встречаются на полмили по течению реки».

1696 год

В Братском остроге вспыхнуло восстание посадских людей против притеснений со стороны приказчика Христофора Кафтырева. Об этом событии написана замечательная повесть для детей иркутского писателя Г. Кунгурова «Артамошка Лузин».

Февраль. Братская волость ввиду больших ее размеров отписывается от Енисейска и подчиняется непосредственно Сибирскому Приказу, находящемуся в Москве.

18 Декабря. По Указу Сибирского Приказа письменным головой в Братский острог назначается Степан Лисовский. В этом Указе есть «оговорка»: «а енисейскому воеводе того Брацкаго острогу ни в чем ведать не ведено — Брацкий острог от Енисейска ведан особо».

Братская волость поставила в российскую казну 454 соболя.

1697 год

В Братской волости к концу XVII в. действовало две церкви и часовня.

1698 год

Из Енисейска Семена Васильева посылают наладить жемчужное дело на Ангаре, «обнадежа денежным и хлебным и соляным жалованием». Приказчику Братского острога была послана грамота, в которой предписывалось «в Ангаре реке и в других местах жемчюг сыскивать с великим радением, с тем, однако, что «будет по вашему рассмотрению в том жемчюжном промыслу прибыли не почаете, и вам бы тот промысел оставить». Устроить на новых местах свое привычное дело Семену Васильеву не пришлось. Как видно из отписки иркутского письменного головы Кислянского, писанной в 1698 г., «который жемчюжник Сенка, по указу великих государей, послан со мною из Енисейска в Иркуцкой для жемчюжного промыслу, и он, Сенка, волею божиею, скорою смертью умер…».

В тот же год в районе Братского острога происходили поиски жемчуга присланным тем же Кислянским промышленным человеком Гаврилой Тарасовым, учеником Семена Каргопольца. Ему было дано четыре человека. Промысел не был удачным. Третьего июня люди вернулись в Братск и «принесли жемчюг весом против алтына с денгою; а сказывают в которых де местах и раковины не нашли, а промышлять сказывают нелзе, вода де велика и мутна».

1699 год

Как свидетельствуют сохранившиеся старинные дела Сибирского Приказа, вплоть до конца XVII столетия Москва ежегодно получала из Сибири в среднем 80-110 тысяч рублей «соболиной казны». Эта огромная по тем временам сумма составляла восьмую часть всего окладного доходного бюджета Московского царства.

Братская волость поставила в российскую казну 583 соболя.

1700 год

Енисейский воевода Богдан Глебов отписывал в Москву о посылке им в Братский и Балаганский остроги «памяти» о производстве досмотра пашенных мест и составлении им чертежа.

1701 год

В течение всего XVII в. Братский острог был приписан к Енисейскому, имея во главе своего приказчика, поэтому в енисейских книгах Братский острог особо выделялся. В 1701 г. было «велено енисейски приписные острожки от Енисейска отписать». Приказчику Братского острог в связи с этим указывалось «о всяких делах писать к Москве мимо Енисейска». Впервые картограф Сибири Семен Ремезов в «Чертежной книге Сибири» на карте обозначил Братский острог (Рукописная «Чертежная книга Сибири» (1699-1701). Государственная публичная б-ка им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, рукописный отдел, Ленинград).

1702 год

По Братской волости насчитывалось к этому времени 128 дворов, в том числе в Братском остроге — 25. В волости — 15 селений.

1703 год

Декабрь. На допросе девять человек Икинатского рода рассказали, что «они жили в улусах в четырех верстах от Брацкаго острогу и ходе событий не знали. А послыша они де в то время приехали в Брацкой острог и написали на него, Христофора». Свое челобитье они вручили выбранным людям на мирском совете, Василию Бухарову с товарищами, т.к. своих челобитчиков послать не могли «за малолюдством». «Ясачные иноземцы» не участвовали в выборах ни нового правления, ни челобитчиков.

1705 год

9 марта. По грамоте из Сибирского приказа Братская волость присоединяется к Илимскому воеводству.

Отправлены в Сибирь астраханские стрельцы «с тамошними казаками за бунт, поднятый ими за русскую старину». «Сибирь стрельцов не смирила… они сбивались в шайки и грабили караваны, обозы, торговых людей. Грабежи и разбои прекратились с переселением стрельцов. Например, стрельцов из Братского острога переселили в Яндинскую волость».

1706 – 1707 годы

Хотя и было раскрыто боярским сыном боярским сыном Алексеем Галкиным, что в «Брацком бунтовце» виновен Х. Кафтырев, но розыск закончился только через десять лет. В Сибирь были отправлены из Москвы «сыщики» думный дьяк Полянский и дьяк Берестов «с товарищи», наделенные широкими полномочиями по «розыску» о злоупотреблениях воевод, приказных и о народных волнениях, сильно встревоживших царское правительство. По вопросу о событиях в Братском уезде «сыщикам» было приказано: «Против тех челобитен, которые были на Христофора в Енисейск поданы Михаилу Римскому-Корсакову и которые подадут вам, великим государям, во всем ево, Христофора расспросить и в чем учинитца спор, велено дать челобитчики очные ставки и с очных ставок в тех его делах, в чем учнет запиратца, велено разыскать Брацкого острогу всякого чина накрепко. И буде по розыску и по расспросным речам ево вина ево, Христофора, в том явится, велено за то ево бить кнутом нещадно и сослать на ево на Лену в казачью службу, а живот его все переписать с понятыми и взять на нас, великих государей, чтобы впредь не повадно было приказчикам так воровать и всякого чина людей обиды и налоги и изгони и грабежи и разоренья и бесчестного ругания чинить…». По приговору Сибирского приказа было предписано «учинить ему, Христофору, жестокое наказание, бить его кнутом при многих людях нещадно и сослать в ссылку в Якутской в казачью службу, а животы его взять на великого государя». «Царские сыщики» не решились применить репрессий против участников братского восстания.

В Братской волости, перешедшей в Илимское воеводство, установлен «платеж по 12 четвертей ржи с десятины».

По ясачным волостям Братского острога «ясачных братских людей и тунгусов с чадомскими» проживало 247 человек.

1708 год

Случай смертной казни можно установить по челобитной крестьянина Падунской деревни Братской волости А. Тимофеева. Он просит разрешения у илимского воеводы принять тягло жены его соседа Василия Ильина «сына больного Дубынина, который в 1707 г. «за смертное убийство в Братцку скажнен смертью». На жене казненного Татьяне, у которой было два ребенка, Тимофеев женился в 1708 г.

1709 год

Март. Отчет из Братского острога от Михаила Шагина. Он переправляет в илимские житницы 187 четвертей «осталого» овса, причем сообщает имена крестьян с указанием, какое количество везет каждый из них. А для проверки собирает у целовальника «заручные записные книги», запечатывает их своей печатью и пересылает с илимским служилым человеком Иваном Котовщиком: «…отпущено с Юрьем Московским с ево тягла с полдесятины с осмухой две четверти с осминою» овса. По сей записке Юрей Московский две четверти с осминою овса принял. По его велению Михаиле Безеровский расписался».

1710 год

Тяжелое бремя многочисленных поборов и повинностей вызывало бегство крестьян из Братской волости. Большую часть беглых составляли хлебные «обротчики». Результатом участившихся побегов явилось запустение дворов в селениях вокруг Братского острога: «В прошлых годах бежали из Брацка в Иркуцк пашенные крестьяне и разночинцы». «Против переписи 1710 г. явилось пустовых дворов многое число».

1713 – 1714 годы

В пометном списке, где перечисляются недоимщики, называются два женских двора из Братской волости: вдовы Оксиньи, жены Ф. Ускова и Овдотьи, жены М. Назимова. Итак, существовали дворы женщин, принявших на свои плечи дополнительную тяжесть мужского труда.                                       Двадцать шведских пленников было сослано в Братскую волость, но ни одна сибирячка не хотела идти замуж «за поганого обливанца». Правительство было вынуждено разъяснять населению посредством Синода, что брак со шведами вовсе безгрешен, и швед не может опоганить православной женщины. Вообще, положение этих пленников было во всех отношениях жалкое, и вскоре многие из них в сибирских условиях умерли.

1715 год

О положении женщин можно судить по сделанным записям в крепостной книге Братского острога 1715 г.: «4 февраля писана купчая Брацкого острогу ясачному человеку, новокрещену Борису Ивановичу в том, что продал он, Борис, пашенному крестьянину Ивану Ермолину сестру свою родную иноземку Шалтуну. Взял за нея 10 скотин».          «8 февраля писана запись Брацкого острогу крестьянскому сыну Андрею Иванову Поцелуеву в том, что в нынешнем в 715 году февраля в… день, по любовному своему договору женитца он, Андрей, у брацкого служилого человека у Федора Попова на крестьянской дочери Ивана Чюпина, девице Дарье, которую заложил он, Иван, ему, Федору, по кабале в 10 рублях 714-го году до сроку — до Петрова дни святого верховного апостола 714 ж году. И не выкупя он, Иван, тою дочерью своею ему, Федору, поступился вечно. И женясь мне, Андрею, на сей девице Дарье, жить у него, Федора, вечно ж. А ему, Федору, тянуть за него Андрея, тягло — осмину десятины с отсыпным хлебом и с подводною гоньбою вечно».

1716 год

16 июня. Проездом в брацком остроге останавливался шведский инженер-лейтенант Лоренц Ланге, фигура во всех отношениях колоритная, человек недюжинного ума и большой предприимчивости. Он был послан Петром I в Китай с полномочиями «политического агента»: «10 июня мы прибыли в Братский острог, который стоит там, где Ока впадает в Ангару». В окрестностях острога живут в войлочных юртах брацкие татары. Они очень богаты лошадьми и скотом всякого рода. Считается плохим тот, кто не имеет от 400 до 500 лошадей, не считая остального скота. Когда погибает лошадь, начинается пир, на котором самым крепким напитком является перегнанная из лошадиного молока тарасун… Кто здесь хочет путешествовать, должен иметь при себе хлеб и табак, все остальное он за несколько трубок может получить мяса в избытке. Они часто в подарок чужим приносят овцу, но требуют, чтобы вернули внутренности, которые варят без особой чистоты и едят как деликатес. Эта нация, как мужчины, так и женщины, одеты в длинные складчатые кафтаны, а девушки носят заплетенные и украшенные многими латунными побрякушками косы и схожи почти с цыганами. И все же источником мясного питания бурят Ланге считает не скотоводство, а охоту, которая «доставляет им главный продукт питания».

1718 год

Пашенные крестьяне Братской волости отказываются от платежей налогов и нередко проявляют открытое сопротивление. Учитывая настроение крестьян, отказывались собирать подати и выборные из крестьян — старосты и целовальники. Например, из сводки 1718 г. по Братской волости надлежало взыскать 1464 рубля, поступило платежей 217, нужно было «донять» еще 1247 рублей, то есть в казну поступило менее 15%.

1719 год

19 марта. По «скаскам» этого года в Братской волости числилось «ясашних тунгусов» мужского пола 545 человек.

Исправляющий воеводскую должность Ф. М. Антипин удовлетворяет просьбу ясачных людей — приказная изба дала справку, что ясачным сборщикам велено «збирать собольми, а у кого в промыслу соболей нет, за соболиное число — лисицами, белками, лосинами и всякою мягкою рухлядью и деньгами, по рублю за соболя».

1721 год

Было страшное наводнение от разлития Ангары.

9-10 июля. Из Пекина в Москву по Ангаре возвращались два путешественника: англичанин Джон Белл и немец Иоганн Унферцаг. Оба принимали участие в посольстве 1719 г. в Китае. Джон Белл в своем дорожном дневнике напишет о Падунском пороге: «В следующий день (т.е. 10 июля — В.Г.) мы достигли большого порога, называемого Падуном из-за крутизны падения воды. По этому порогу мы проплыли благополучно, так как для наших судов уровень воды над скалами был достаточно высок».

В Иркутск из Братского острога ежегодно доставляли хлеб, масло животное, гнали скот, но в доношении 1721 г. указывается: «В Брацкий острог, приезжая из Иркуцка и Иркутцкаго уезду, люди, хлебные запасы купи дорогою ценою, в Иркуцк и за Байкал-море увозят и ныне де в Брацком на хлеб цену подняли высоку, а в Илимск хлебных запасов крестьяне за тем не возят».

1722 год

Указом Петра Великого от 24 октября 1722 г. вменялось в обязанность инспектору таможен: «собрать сведения, нельзя ли устроить водное сообщение в Сибири и осведомиться, можно ли расчистить ангарские пороги».

В Братский острог были посланы Гавриил Рыбников и Алексей Ознобихин, чтобы они «правили доимки», но отчетов от них в Илимск не поступило. Служилому человеку Ивану Хромцову воевода поручает держать «оных Рыбникова и Ознобихина в тех зборах самих на правеже и бить их босых без всякие пощады, не норовя им ни в чем… А ежели ты на правеже держать не станешь за то тебе самому учинено будет жестокое наказание».

1723 год

В Братской волости: 34 деревни (193 двора), служилых людей 147 посадских 96, пашенных крестьян 806, церковников 6, гулящих 27 прочих 190. Всего 1272 человека мужского пола. В Братском остроге насчитывалось 25 дворов с населением 125 душ мужского пола, в том числе 9 пашенных крестьян, 10 хлебных обротчиков, 14 бобылей, один бездворный крестьянин, 9 душ детей боярских, 9 детей казачьих, 39 служилых, 9 отставных служилых, 5 дворовых людей, 6 богательщиков, 3 присыльных, 2 жителя, 6 гулящих и 3 нищих.

В Братском лишь один Иван Дьячков показывает: сеет ржи 8 пудов, овса 6 пудов, засеивает земли всего 1,2 десятины. Дьячков платил одну четверть ржи и одну четверть овса, но в 1722 г. он не заплатил хлебный оброк государству.

1724 год

Сухого пути от Красноярска до Иркутска не существовало даже зимой.
Обычно в летний период добирались от Красноярска до Иркутск. водным путем: от Красноярска до Енисейска — 392 версты, от Енисейска до Братского острога — 1020 верст, от Братского острога до Иркутска — 561 верста.

1725 год

30 июня. Братский острог посетил Даниил Готлиб Мессершмидт первый ученый, осуществивший по приказу Петра 1 научное исследование Сибири. Главное внимание ученого за время путешествия по Ангаре было сосредоточено на географическом описании реки и на фиксировании направления ее течения.
В результате кропотливых измерений Мессершмидт первым определили длину Ангары в размере 20209 новых верст.

1727 год

Русский посол в Китай С.В. Рагузинский отметил, что буряты «служат верою России, не уступая природным россиянам; своим оружием и кочеванием границу распространили… На границе с великим чаянием были добродушны и доброконны… Прикрытием границ и разъездами служили без жалования». Много служило бурят и из «Брацкаго уезда».

Источники:

Герасимов В.Г. Летопись Братска. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1992. Ч. 1.   167 с.

Герасимов В.Г. Летопись Братска. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1992. Ч. 2.

110 с.

Михайловская А.И. Братский острог.   Иркутск: Ирк. гос. обл. музей, 1928. Сер. «История». Вып. I.  20 с.

Акты исторические, собранные и изданные археографической комиссией. Санкт-Петербург: Типография 2-го отделения Е.И.В. канцелярии. 1842. в 5 томах.

Братская землица. Памятники и памятные места Братска. Сборник. Составитель: Ступак Г.Е. Железногорск: Типография ООО Прикладные технологии. 2008. Изд. третье. 95 с.

Памятники и памятные места Братска. Братск, 1992.   64 с.

Современная геодинамика и гелиогеодинамика. 5000-летняя история аномальных явлений в природе и социуме Сибири и Монголии. Иркутск: ИГТУ, 2003. Книга II. 375 с.
Данный материал доступен в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution 2.5

Летопись-1682 - 1728 годы, 5.0 out of 5 based on 6 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (6 votes cast)
| Дата: 28 апреля 2010 г. | Просмотров: 1 799