Лидеры рейтинга

Маслаков С.-ЛЕНИН-БЛЮЗ. ДВОЙНИК ВОЖДЯ ПРОЛЕТАРИАТА УЧИТСЯ НА ПЕРВОМ КУРСЕ БРАТСКОГО МУЗЫКАЛЬНОГО УЧИЛИЩА

Маслаков С.-ЛЕНИН-БЛЮЗ. ДВОЙНИК ВОЖДЯ ПРОЛЕТАРИАТА УЧИТСЯ НА ПЕРВОМ КУРСЕ БРАТСКОГО МУЗЫКАЛЬНОГО УЧИЛИЩА

Изюрьев Владимир. Фото с сайта «Одноклассники»

Своё сходство с Лениным Владимир Изюрьев обнаружил во время службы в Иркутской милиции, когда в силу генетической предрасположенности и профессиональных переживаний начал вдруг лысеть. Посмотрел в зеркало и усмехнулся:

 

— Товаищи, еволюция, о которой так долго говорили большевики, свейшилась…

 

Когда в городе объявили конкурс двойников, отрастил бородку, сшил соответствующий костюм и стал грассировать. Оставалось лишь поднять руку в приветствии, взвалить бревно на плечо и взгромоздиться на броневик. Ничего этого, конечно, не было, можно было лишь дефилировать и толкать речи, но большего и не потребовалось, чтобы занять в конкурсе первое место.

 

Тогда он и не подозревал, что Ленин на долгие годы станет его сценическим образом…

 

В ЧЕЧНЕ

 

Ничего против Ленина (и даже Сталина) Изюрьев не имел. В последнее время всю историю с ног на голову поставили, и нужно ещё разобраться, кто есть кто, думал он. Перебравшись на жительство в Братск, Владимир продолжал работать в милиции. Работать старался с отдачей (за модернизацию системы учёта, за стрельбу и физподготовку имел благодарности в личном деле), работа не утомляла, и верил (да и сегодня верит), что можно навести порядок. Но создавалось ощущение, что никому ничего не нужно, и есть только две основополагающие вещи – дружба и честь. Всё остальное — слова и видимость. К Дню милиции он пишет пьесу под название «На дне». Среди действующих лиц – Ленин («мужчина лет пятидесяти, лысый, с усами и бородкой, революционных наклонностей») и помощник дежурного КВД-1 – «лет тридцати, любит военную форму, выкрашенную в серый цвет».

 

Ветеран Чеченской компании Изюрьев Владимир. Фото с сайта «Одноклассники»

Работа, дом, снова работа. В стране не поймешь, что творится, – говорят одно, делают другое. Нужен был какой-то шаг, выход на авансцену, чтобы самому понять, что почем, и в мае 2001 года прапорщик Изюрьев едет в Чечню. В своем дневнике он пишет: «Смотрю на ребят, стоящих со мной в одном строю (со многими из них я неоднократно сталкивался по работе), — на лицах нет и тени сомнения в правильности выбранного пути: все мы добровольцами отправляемся сегодня в Чечню. Пройдена подготовка, сданы экзамены, проверено табельное оружие и обмундирование. Рядом столпились наши родные и близкие. Никто не боится за нас, верят в наше мастерство и профессионализм.
 
Перед строем выходит начальник УВД Братска Григорьев и объявляет приказ об отправке нас во временный отдел внутренних дел Иркутской области на территории г. Аргун, Чеченской республики.

 

— Приказываю (он так и сказал — приказываю) всем вернуться в Братск живыми и здоровыми!

 

Мы занимаем в поезде два вагона. Ещё два уже заняты бойцами подразделений городов «северного крыла» — Усть-Кута и Усть-Илимска. С ними мы уже успели перезнакомиться и подружиться на занятиях в учебном центре. А многие и раньше были знакомы — это была далеко не первая их совместная командировка.

 

Командиры расставляют наряды и караулы. Два купе штабного вагона занимают ящики с нашим оружием и спецтехникой. Назначены старшие каждого купе. Поезд тащит нас за тысячи километров врачевать самую глубокую рану нашей многострадальной страны.

 

8 мая 2001 года. Мы едем по Казахстану. Теперь это другое государство, отделившееся от нашей когда-то общей Родины – Советского Союза. Уже десять лет мы живём в разных странах. Но по всему видно – мы едины. Нам нечего делить. Между нами нет таможни и паспортного режима. На вокзале – добродушные люди, контактные и весёлые. По вокзальной площади видно, что живут они не богато, но в чистоте и порядке. Всё аккуратно побелено и пострижено… Меня не покидает мысль: какая злая сила могла разъединить наше государство? Но народов наших разъединить не получится. Не удастся. Я верю в это ещё и потому, что живу в Сибири, а у нас, как известно, отсутствует национальный вопрос».
 
Но уже первые впечатления от Чечни убавляют оптимизма.

23 февраля 2012 года. Фото с сайта «Одноклассники»

Иркутяне дислоцируются в Аргуне — в то время в самой напряжённой точке Чечни. Правопорядок в Аргуне держался только за счёт Временного ОВД Иркутской области и приданных к нему сил (подразделения ОМОНов Питера, Ханты-Мансийска, Ангарска) и комендантских ВВ, которые дислоцировались в основном в одном месте. Два блок-поста (один – на развилке Грозный-Гудермес-Шали, второй – элеватор) находились в постоянной боевой готовности. Но война здесь была, скорей, тактическая, без использования тяжёлой разрушительной техники, и потому побывав в Грозном, Изюрьев был шокирован: «На въезде в Грозный Михалыч сказал: «Это «Минутка». Дома свалены огромными кучами на тех местах, где они раньше стояли. Просто кучами. По их количеству можно посчитать, сколько было домов. Такую картину я вижу впервые.

 

В Аргуне тоже много разрушено, но не вот так, до основания. В 2000-м здесь проходили тяжёлые бои. Видимо, дома разрушили, чтоб их нельзя было использовать, как крепости. Наверное, обломки перемешаны с минами и неразорвавшимися снарядами. Интересно, какой бульдозерист решится разбирать эти завалы?.. А ведь под обломками наверняка покоятся останки наших и боевиков. Тяжёлые мысли. Даже ясная летняя погода не отгоняет их. По дороге в Грозный мы много шутили, травили анекдоты, а теперь от этой весёлости ничего не осталось. Все моментально стали подавленными, какими-то маленькими и бессильными…

 

Началась улица с полуразбитыми пятиэтажками. Внимательно просматриваем окна домов – оттуда на нас может смотреть смерть. Впереди – тоннель. Самые известные фотографии воюющего Грозного были сделаны здесь. Под мостом стоит блок-пост. Тяжёлые бетонные блоки, обложенные мешками. Солдатик в грязной броне. Рука забинтована. Мы проезжаем спец-серпантин. За блок-постом на возвышенности стоит БТР. Нас приветствуют бойцы. Кричат: «Откуда вы?». «Иркутяне», — кричим мы в ответ.

 

Блок-пост немного успокаивает нас. Меня всегда удивляет моментальная смена настроений. Я заметил это уже давно. Кажется, секунду назад ты был весел и беспечен, но тут же вдруг обостряется внимание, а через минуту можешь оказаться совсем подавленным, и слёзы могут проступить на глазах совершенно непредсказуемо. Единственное время без эмоций – это, пожалуй, бой или операция. Там некогда сопли жевать. От тебя зависит не только твоя жизнь, но и твоих друзей…

 

Мы летим по улице — скорость сто. Я раздумываю о том, что если вдруг жахнет что-нибудь, то кувыркаться будем долго. Странно, но при передвижении по трассе мимо «зелёнки» мысли о возможных нападениях не преследуют никогда. Неужели здесь, в городе, я веду себя внимательней? Надо бы вообще посерьёзней относиться к передвижениям…
 
Михалыч говорит, что мы подъезжаем к дому, в котором он жил в детстве. Трудно представить, что раньше здесь кто-то мог жить. Даже густые зелёные деревья не скрывают разрухи.

 

— Ты дом-то свой узнаешь? – спрашивает Саня.

 

— Почти ничего не изменилось. Следующий двор – мой.

 

— Не изменилось? — смеемся мы, но, глянув на Михалыча, замолкаем: для него прошлое видно и сквозь развалины.
 
Ещё перед поездкой договаривались, что заглянем во двор Михалыча. Конечно, получим по полной программе, если шеф узнает о нашей самодеятельности, но Михалыча уважить надо. Спешиваемся, машина уходит на блок-пост, а мы, озираясь, идём во двор. Дома все убиты. Насмерть. Рассредоточились, наблюдаем за окнами и друг за другом. Побитые деревья, никакого упоминания о детских площадках. Какая-то разбитая, искорёженная тачка. Стоит крест в память о ком-то, погибшем здесь в недавних боях.

 

— Михалыч, каску одень!

 

— Думаешь, поможет?

 

— Кончай, Михалыч. Одень, и всё.

 

Голос Михалыча стал глухим и отрывистым. Он не плакал, но глаза на мокром месте. Я смотрю на него и думаю: вот так просто кто-то взял и убил его детство. Наше детство просто ушло, а его детство ушло и было расстреляно.
 
— Выпьешь? – я протягиваю фляжку со спиртом. Спирт всегда есть с собой на всякий случай. – Помидоры в машине, но конфетка есть, даже две…

 

Перекрестившись на «прости, Господи!», делаем по глотку. Пора сваливать. Блок-пост от нас метрах в двухстах. Михалыч спокоен, хотя я понимаю, насколько ему сейчас тяжело. Я был как-то в Усть-Куте во дворе своего детства. Там – постсоветская разруха, наш покосившийся гараж, который строили вместе с отцом. Верней – отец строил, а мы только мешались. Всё пришло в упадок, покосилось, но осталось жить. А здесь… До чего ж люди доходят в своём безумстве.

 

На «блоке» Саня болтает с бойцами:

 

— Из Красноярска парень. Земляк!

 

— Здорова! Как у вас здесь?

 

Представились по очереди, пожали друг другу руки.

 

— Курорт. В Ханкале торчали, там – тоска: даже в туалет строем ходили…

 

— Ну, судя по домам, здесь Сталинград?

 

— Не, тишина. Давно уже не стреляют. Боевиков выдавили ещё в прошлом году, и народ потихоньку возвращается…

 

— А живут-то где?

 

— Квартиры остались… Без окон, но жить можно. Здесь же тепло, даже снег тёплый…

 

Обмениваемся сигаретами — это уже давно превратилось в какой-то негласный обычай. У других подразделений табачок вроде бы как вкусней. Одну и ту же дрянь курим, но вкусней».

 

Ко всему привыкаешь. Вот и Владимир уже стреляный воробей. Раз побывал в Чечне, поехал второй. Заместитель командующего особой группы войск от МВД России пишет ходатайство на представление Изюрьева к медали «За доблесть в службе» и в похвалах не скупится: выдержан, хладнокровен, в общении выдержан и тактичен. Физически развит. Инструктор по борьбе самбо. В коллективе пользуется авторитетом и уважением. Заместитель председателя суда чести рядового и младшего начальствующего состава. Участник художественной самодеятельности, редактор боевых листов и стенгазет (рисует и пишет стихи – авт.). И главное — прапорщик Изюрьев постоянно выезжает в район боевых действий и проведения спецопераций, рискуя при этом жизнью.

 

Так, при проведении оперативно-розыскных мероприятий в районе элеватора Изюрьев обнаружил замаскированное взрывное устройство, а при проверке транспортных средств на мосту через реку Аргун выявил 34 нарушения и изъял поддельное удостоверение сотрудника ВАИ. За бесперебойное обеспечение связи во время избирательной кампании комендант Аргуна дарит ему именной охотничий нож…

 

В свободное время он пишет что-то вроде поэтического дневника:

 

И часовой, ворота открывая,
Чтоб все вернулись, целы, невредимы,
Нас в спину крестит, взглядом провожая…
Господь! Да отними ж ты меткость
У снайпера, что лупит с минарета…

 

БЛАГОДАРСТВЕННОЕ ПИСЬМО

 

Воздух словно насыщен опасностью. То там, то здесь стреляют, но бойцы при этом умудряются шутить. Изюрьев рассказывает, как пошел из одного корпуса в другой в неглиже и попал под обстрел. Ох и попрыгал же! Попытался сосредоточиться на кодексе бусидо (смерть не страшна), но дрожь так и не смог унять…

 

Шутка спасает не только от войны, но и от слишком рьяных товарищей. Ребята за животы хватаются, когда Изюрьев читает «благодарственное письмо» на имя начальника одного из ГОВД Иркутской области: «Хочется рассказать Вам про одного из Ваших сотрудников, простого русского солдата. Самые добрые чувства вызывают его бесконечная доброта, коммуникабельность и профессионализм. Речь пойдет, как Вы, наверное, догадались, о прапорщике милиции Алексее N. Помощник участкового уполномоченного Алексей N. с детства рос мальчуганом и еще в школе был участником и главным призером конкурсов дегене… акселератов. Позже, придя служить в милицию, он с гордостью носил «прапорские» погоны. Часто, подойдя к зеркалу, закрыв погоны руками, он критически говорил о себе: «Так – дурак-дураком!», но, смело открыв погоны, самоутверждался: «А так – прапорщик!»

 

В ту трудную годину, когда наша страна претерпевала финансовые затруднения, Алексей сам себе выбрал работу с достойной оплатой, а побывав однажды в командировке, уже не мог более отказаться от поездок в Чечню… Еще в Иркутске при формировании отряда Алексей жил под девизом: «Пьянству – бой!» Поэтому когда сослуживцы купили себе армянского коньяка, Алексей без тени сомнения прибрал его себе, а потом, несмотря на похмелье, выпил его сам, чем, несомненно, спас своих друзей от долгой и мучительной головной боли…

 

В Моздоке Алексей взял на себя обязанности по созданию здоровой семьи военнослужащих, купив на деньги своих сослуживцев отличный китайский чайник и заранее распределив обязанности в новоиспеченной семье. С первых дней командировки со своей великой необузданностью и кипучим нравом он старался войти в самую гущу событий. Поэтому, несмотря на наличие офицеров в подразделении, он сам назначил себя командующим специальной огневой группы. С честью, без просьб и напоминаний, составил график круглосуточного дежурства личного состава по охране расположения и каждое утро в 12 часов проверял бдительность несущих наряд бойцов.

 

На войне он себя не щадил, не искал легких дорог, пил, курил и морально разлагался, и был назначен на самый трудный и ответственный участок – охранять начальство. Здесь круто проявился его недюжий талант. Все мы стали счастливыми свидетелями умелой деятельности Алексея. Даже находясь на хорошо охраняемой территории ПВД, Алексей внимательно оглядывал окрестности, при этом не спуская рук со ставшего боевым товарищем пистолета Макарова. Он был готов разорвать любого своего сослуживца, который бы вдруг осмелился приблизиться к начальнику ближе, чем на сто метров.

 

Школьник Володя Изюрьев. Фото с сайта «Одноклассники»

А сколько бессонных дней Алексей провел, охраняя и без того хорошо охраняемый вагончик начальника. Даже дневальный не смог бы лишний раз подойти и постучать в заветную дверь в бетонной стене. Если начальнику приходилось ехать на совещание в штаб оперативной группировки, Алексей профессионально, быстро и четко занимал оборону в центре н.п. Ханкала. И умело просматривал бойницы нашего поста, находящегося на крыше 5-этажного дома возле центральных ворот ПВД, когда машина начальника останавливалась у этих ворот…

 

За отличную работу на этом поприще Алексей был награжден почетным позывным «Старый» и табельной носимой радиостанцией. Целый месяц Алексей своим грозным видом навевал страх на своих сослуживцев и работавших с нами сотрудников Чеченской милиции. Но веяние времени потребовало изменений. И опять самые тяжелые участки командировки. Простым бойцом Алексей вернулся в свою родную огневую группу. И началась на первый взгляд простая и спокойная работа на блок-постах по охране периметра ПВД. Но нет конца необузданной энергии Алексея. В одиночку рассчитав операцию по нападению на блок-пост «Бассейн», он блестяще произвел взрыв травы на подступах к посту и получил боевое ранение, за что был удостоен почетной поездки по госпиталям страны.

 

Вернулся — и снова трудовые солдатские будни. Враги нашего государства не дремлют. Не дремлет и Алексей. Четко, уверенно и профессионально он пресек проникновение на пост диверсантов сепаратиста Масхадова – двух собак. Не дрогнула рука простого русского солдата из глубинки. Тяжело раненные собаки отступили, а Алексей еще раз спас целостность и конституционный строй нашей великой Родины. После проведенного дознания выяснилось, что одна из собак имела специальное звание – Сержант…

 

По результатам командировки Алексей стал единственным участником и лауреатом конкурса, прошедшего под девизом: «Смело товарищу в ногу!», награжден медалью «За взятие Моздока», благодарственной медицинской картой «За взятие Черкасска» и «За взятие Ростова». Вот такой парень — этот простой русский солдат из глубинки, помощник участкового уполномоченного прапорщик Алексей N. Все члены коллектива СОМ очень рады, что пришлось служить рядом с таким мужиком. На основании вышеизложенного мы настоятельно требуем выделить прапорщику милиции Алексею N. 200 кубометров леса для постройки дома и надворных построек в районе станции «Нулевой разъезд ВСЖД», что в Иркутской области».

 

ФЕСТИВАЛЬ СОЛДАТСКОЙ ПЕСНИ

 

Еще в Иркутске, работая сначала слесарем на авиационном заводе, а затем в милиции, Изюрьев увлекся рок-музыкой, играл и пел во многих группах города (в «Принципе неопределенности», к примеру, Вадима Мазитова). В подъезде его поджидали фанатки, писали письма и объяснялись в любви. В Чечне концерты продолжились. Изюрьев провёл несколько выступлений в питерском ОМОНе, в Ханты-Мансийском СОБРе, других подразделениях Аргуна. У него был магнитофон и электрогитара с процессором, звук которых мог разбудить и мертвого, и каждое утро бойцы подскакивали от их грохота. И не удивительно, что когда объявили о Всесоюзном конкурсе солдатской песни, замполит отправил его побеждать.

 

Над репертуаром он недолго думал – несколько «военных» песен и «Калина-малина», которую сочинил его сослуживец Юрий Щербашин, вместе с которым в Братске он занимался рукопашным боем. Песня, написанная в русском народном стиле, повествовала о трагической судьбе солдата и была своеобразным поминальным гимном всех, кто служил в Чечне. В 2000 году во время командировки на Северный Кавказ Юрий погиб, и песня осталась как память о нем…
 
На репетиции совсем не было времени — то дежурства, то зачистки. И в Ханкалу, где должен был проходить фестиваль, Изюрьев вместе с сопровождающими выехал буквально перед самым его открытием. Стояла непролазная грязь – и пока ехали, в глине вымазался не только «уазик», но и все бойцы. Фестиваль был в разгаре – заканчивалось чье-то выступление, и организатор мероприятия буквально вытолкал Владимира на сцену.

 

— Дайте хоть умыться, — попросил Изюрьев, размазывая грязь по лицу.

 

— Потом, потом…

 

То ли из-за грязи, то ли из-за того, что у него был такой взъерошенный вид, Ленина в нем на это раз не признали. Никто не смеялся, все всё понимали, а когда Изюрьев сказал, что сейчас исполнит песню своего погибшего товарища, зал поднялся с мест…

 

ЛЕНИН С БАНДЖО

 

В августе 2011 года братские СМИ рапортовали: «Ленин с банджо, рок-звезда 80-х и Хищник из голливудского блок-бастера посетили в минувший уик-энд Братск. Всё они – участники городского альтернативного фестиваля молодежной экстремальной культуры «Open Аir», который прошел на открытой площадке на берегу Братского водохранилища. Персонажей, привлекающих внимание, на фестивале было предостаточно. На сейшн съехались и рокеры, и байкеры…

 

Два Владимира. Фото с сайта «Одноклассники»

Всеобщее внимание привлек В. И. Ленин с губной гармошкой и банджо. Оказалось, что это фронт-Мэн известного братского ансамбля «нечеловеческой музыки» «ЛенинБЛЮЗ» Владимир Изюрьев, который играет не только на банджо, но также гитарах, балалайке, домбре-бас, поет, читает стихи и прозу. Играет группа в своем собственном стиле «кантри-реги-буги-блюз»… Коллектив Изюрьева состоит из самоучек, музыку и стихи парни пишут сами и выступают не только на городских площадках, но и в городах Сибири: «В Братске нас трудно озвучить, у нас много акустических инструментов. Но мы не унываем, играем иногда даже на улице. Нравится радоваться самим и радовать прохожих».

 

— Надеваю кепку, пиджак, галстук — и все, я в образе, — говорил во время интервью Ленин-Изюрьев. — Но с Владимиром Ильичом наша музыка не имеет ничего общего. Просто имидж такой…

 

— Владимир, а песня о Ленине у вас есть?

 

— Конечно, это песня ни о чем – просто блюз…

 

Название «ЛенинБЛЮЗ» Изюрьеву подсказали музыканты из Новосибирска, где он был на гастролях, а история группы началась со случайного знакомства с музыкантом Алексеем Вохмяниным. Услышал его Изюрьев на «стрите» (так музыканты называют уличные выступления) на Советской, а может быть, на пятачке возле драмтеатра. Алексей исполнял песню, которая впоследствии, когда ее запишут, надолго закрепится в первых строчках областных рейтингов:

 

— Мужчина хочет вина,
И не его вина,
Что он хочет вина…

 

Свой человек, подумал тогда Изюрьев, споемся, и изложил ему свою концепцию «нечеловеческой музыки». Набрали ансамбль – около десяти ребят, и начались репетиции. Неустроенность, отсутствие помещения — репетировали зачастую в гаражах — напомнили ему чем-то Чечню. Но если уж военные тяготы не помешали ему занять первое место в фестивале (тогда ему подарили набор слесарных инструментов), то уж сейчас-то, в мирное время, прорвемся, думал он.

 

НА ПОЖАРЕ

 

Но и в мирной жизни не всё так просто, как кажется на первый взгляд. Вернувшись из Чечни Владимир вместо того, чтобы налаживать семейный быт, вынужден был заняться судебной тяжбой с начальством, не желающим платить «боевые»: после войны у каждого солдата возникает повышенное чувство справедливости. А потом случилась еще одна неприятность…

 

В конце сентября 2011 года город оказался в кольце пожаров. Однажды утром Владимир понял, что дышать уже нечем, взял ведро, лопату и поехал в лес – две остановки на троллейбусе. Лес вовсю горел, и сколько Владимир ни махал лопатой, толку не было. Только вымазался и устал. Понял – нужна команда, и на следующий день пошел в пожарную часть, куда пришли ещё несколько добровольцев. Первые четыре дня работал с экипажем пожарной части из Порожского. «С утра на разводе вышел бардак, — писал он в Интернете. — У пожарных, видать, начальство турнули, и мы полтора часа ждали расстановку сил. Уже и волонтёры разъехались по местам, а мы всё ждали отправку… На разводе сегодня были машины из Иркутска, Зимы, Саянска, Железногорска, Тулуна, Усть-Илимска, Тайшета, Нижнеудинска. Собралась такая сила, а организацию не наладили, — и стоят пожарные из разных городов, а разъехаться по объектам не могут».

 

Изюрьев Владимир и фолк-группа Славяне (2008 год). Фото с сайта «Одноклассники»

И ещё: «Сегодня порожские не приехали — у них самих всё горит. Остались в своем поселке. Я ушёл в администрацию на сбор, где быстро получил ранцевый огнетушитель и с работниками центрального рынка уехал тушить Солдатку. Там много было даже открытого огня, хотя тушат уже не один день. Рыночные работники, одни женщины, залили огромную площадь. К 12 часам привезли кухню, народу собралось – жуть, очередь — как в мавзолей. Поели и опять заливать. В овраге были частые, но неинтенсивные тления, но на горе всё было намного горячей, за водой ходить далеко, подъезды организовать невозможно. Но с поставленной задачей справились. Прибыла смена, а я уже перебрался через овраг и заправлялся от другой машины, поближе. Приехал Женя Самойлов, и мы стали меняться: то он воду носит, а я копаю, то наоборот. Там же работала бригада мужиков из жилтреста №1. Вёдер опять не хватало, но очаги тления в основном уже были придавлены…

 

Косяк был такой: лопаты дали совковые — копать бесполезно. Но все работу делали. Водовозки переехали на просеки на горе, стало работать легче. Разговаривал с красноярскими ребятами: говорят, что их к ночи перебрасывают на новые участки в 150 км по Тулунке (на юг от Братска в сторону Тулуна), предстоит, видимо, палаточная жизнь…

 

Около 18 часов вышел в город, прояснилось – значит, кончается пожар. Устал морально и физически. К ночи пошёл дождь. Дай Бог, зальёт. Настроение поднимается, только запах гари пока напрягает. Сегодня прогорел сапог. И ещё: я запнулся, опёрся рукой и коленом: пальцы обжёг, и штаны с трико насквозь. Мы с Женей вышли сегодня на стрит, чтоб снять напряжение. Пальцы обожжены, играть на гитаре трудно. Голоса тоже нет — кашель жуткий, но настроение поднимается. Чувствую: мы справляемся, пожар отступает, дождь нам в помощь…

 

Я вот что подумал: давайте весной приберёмся в тех местах, где раньше лес был. Там много молодых деревьев сгорело и упало. Много просто стоит без корней. Всё это надо вытаскать и везти куда-нибудь на утилизацию. И лесникам дать задачу, чтоб сушины и прогоревшие большие дерева спилили и убрали. Только надо, чтоб за этим наблюдала инициативная группа, чтобы не обогащались воры всякие на нашем горе».

 

После пожара прошло полгода, но страсти не унимались. От имени губернатора волонтерам решили подарить именные часы. В списке награжденных числилось 654 человека — сотрудники МЧС, парашютисты-десантники из разных регионов страны, добровольцы. На самом же деле в тушении пожаров участвовало более тысячи человек.

 

— Никто из нас не рассчитывал на благодарность, но коль уж решили отблагодарить, сделать это надо было по справедливости, — сказал Владимир.

 

Часы ему передали (на вручении его не было), но он почти их не носит: «Мне стыдно одевать их перед ребятами, которым не сказали даже спасибо… Как в Чечне было? Нам ведь не обещали никаких наград. Но в ходе боевых действий награждали. Значит, нас ценили и помнили, что мы занимаемся ратным трудом. Что мне с этих медалей? Вроде — ничего… Но ведь уважение и почёт».

 

В УЧИЛИЩЕ

 

Отслужив в милиции положенный срок, Владимир вышел на пенсию (с начальником не сработался), но когда тебе 37, пенсия представляется чем-то вроде вынужденного безделья, и Владимир с головой бросается то в одну затею, то в другую, — благо, фантазия есть. Одним из самых заметных событий этого периода для него стало участие в археологической экспедиции в местах затопления Богучанской ГЭС.

 

С контрабасом — на «Вы». Фото с сайта «Одноклассники»

— У меня «счастливая лопата», — вернувшись из экспедиции, рассказывал он друзьям. – Как ни копну, так топор, — тридцать штук нашел. Один из профессиональных археологов признался, что за всю жизнь ни одного не нашел… Находки, конечно, это хорошо, но главное в том, что мы смогли перевернуть бытовавшее в науке представление, что на территории Приангарья люди живут сравнительно недавно. Считалось, что первые стоянки первобытного человека в этих местах находились примерно 15 тысяч лет назад, а наши раскопки указывают на 150 тысяч. Вот такие мы старые…
 
Раскопки закончились – и Владимир снова окунулся в музыку, на этот раз совершенно неожиданным образом – поступил в музыкальное училище.

 

— Как инструменталист я бы хотел многие вещи понять, а без специального образования это сложно, — пояснил он преподавателям.

 

Владимир примерялся к контрабасу, но из-за малого роста и коротких пальцев пришлось ограничиться виолончелью. «На этом инструменте играет еще одна девочка – лучше меня», — скромничает Изюрьев, хотя учится на «четыре» и «пять». Среди любимых предметов – русская музыкальная культура: здесь ему равных нет. Преподаватель Елена Анатольевна Новикова считает его способным учеником и личностью: его военные приключения весьма поучительны, и после занятий нет-нет да попросит что-нибудь рассказать студентам. Рассказать есть что, но о чем бы он ни рассказывал, всё равно закончит всё песней: Ленин-блюз…

 

23.04.2013

 

Сергей МАСЛАКОВ, газета «СИБИРСКИЙ ХАРАКТЕР»




ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

Маслаков С.-ЛЕНИН-БЛЮЗ. ДВОЙНИК ВОЖДЯ ПРОЛЕТАРИАТА УЧИТСЯ НА ПЕРВОМ КУРСЕ БРАТСКОГО МУЗЫКАЛЬНОГО УЧИЛИЩА, 5.0 out of 5 based on 20 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (20 votes cast)
| Дата: 23 апреля 2013 г. | Просмотров: 1 074