Лидеры рейтинга

СОЛДАТСКАЯ ДОЧЬ ПРОСЛУЖИЛА В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ БОЛЕЕ ПОЛУВЕКА (автор: Ирина КИРИЛОВА)

СОЛДАТСКАЯ ДОЧЬ ПРОСЛУЖИЛА В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ БОЛЕЕ ПОЛУВЕКА (автор: Ирина КИРИЛОВА)

М.С. Голубева

Мария Семёновна Голубева в период работы начальником финчасти УВД Братска

Юбилейный победный май люди, пережившие самую страшную в истории человечества войну, сегодня встречают в очень почтенном возрасте. Мария Семёновна Голубева 22 апреля 2015 года отметила красивую дату – 88 лет со дня рождения.

Устремлённые в бесконечность две восьмёрки в судьбе этой удивительной женщины знаменуют трудный, как и у большинства людей того поколения, но и совершенно уникальный для отдельной человеческой жизни, путь.

В последние годы Мария Семёновна живёт одиноко в своей маленькой квартирке. Стала плохо ходить. Её часто навещает и всячески помогает по хозяйству зять. Не забывают пенсионерку и бывшие коллеги. Когда ей стало сложно выходить из дома, ко всем праздникам в гости с подарками и добрым словом приходят представители совета ветеранов УМВД России по городу Братску. В один из таких визитов мне довелось побеседовать с человеком, ставшим почти легендой в истории милиции Братска.

Родилась Мария Семёновна в Черемховском районе Иркутской области. Тогда село носило название Лохово, и фамилия практически у всех его жителей была одна – Лоховы. Отец – Семён Трофимович, 1902 года рождения, по образованию бухгалтер. Работал финансистом и председателем совхоза. Для содержания большой семьи охотился, рыбачил и пчёл держал. А мама, Вера Афанасьевна, 1905 года рождения, смогла отучиться лишь 4 класса. Большей частью занималась воспитанием детей и содержанием дома, кроме того, работала поваром в детском саду. Вот как Мария Семёновна сквозь призму прожитых лет вспоминает своё детство:

— Нас было семеро детей. Трое умерло. Спали на полатях. Помню, когда маленькой еще была, нас с братом на печку посадили и дали бруснику есть, а мы ею волосы выкрасили… Работать заставляли всё время. Мне еще 12 лет не было – ходили полоть в поле. Никаких рукавиц, одеть нечего.

В 1942 году отца и старшего брата забрали на фронт. Марии тогда едва исполнилось 15 лет. Приходилось не просто выживать, но и по мере сил, а чаще – сверх этих сил, работать на обеспечение надёжного тыла и снабжение тех, кто с оружием в руках встал на защиту Родины. Основная забота о семье легла на плечи Марии, оставшейся за старшую:

— Мама болела, а мы остались голодные, холодные – в нищете. Вот и выживали, как могли. Варили ботву моркови, картофеля. Собирали колоски, хотя тогда и нельзя было. Картошку замёрзшую весной копали. Так и перебивались. Зимой, помню, в сапогах дранных ходила сучки собирать, чтобы печку топить, а потом солому – корову кормить. После корова пропала: заболела и умерла. Оставалась овечка, но и её украли как-то ночью.

Семья выживала в трудных условиях, но в те годы всем было нелегко. Поэтому Мария Семёновна рассказывает об этом как-то буднично… Через месяц после призыва на отца пришла похоронка. Дочь погибшего солдата в конце войны после окончания «девятилетки» взяли на работу в органы МВД. Трудовой путь семнадцатилетней девушки начался 23 февраля 1945 года:

— Стала работать в МГБ секретарем-счетоводом. Мне поручали такую секретную работу, которую разглашать нельзя было: агентура, расшифровка и прочее. Как-то начальник отправил меня в Иркутск с одним арестованным. Я без оружия увезла его. А потом за это начальнику выговор вкатили, хотя ничего такого не случилось. Работали где-то часов до пяти-семи, потом перерыв часа на два, а после него – ещё до 12 часов ночи.

Своей красивой фамилией «Голубева» Марья Семёновна обязана мужу. С ним девушка познакомились на комсомольской работе. В то время он был секретарем райкома комсомола, а Мария членом бюро. В семье родилась дочь. Муж вскоре окончил высшую партийную школу и был направлен в Катангу – секретарём райкома партии. О дальнейшей совместной жизни сказано коротко:

— Но это дело (красноречивый щелчок по шее) его погубило — разошлись мы.

Мария Семёновна пошла по стопам отца. Начиная трудовой путь счетоводом, она посвятила этому делу всю жизнь:

— Я закончила заочно техникум советской торговли (бухгалтерское отделение) в Иркутске. В Катанге прожила три года, потом меня перевели в Киренск, а затем, где-то в 1967 году, в Братск – главным бухгалтером в милиции. У нас тогда, что было? Отделения милиции: в Падуне, в Гидростроителе, в Осиновке, в Порожском, в Чекановском, на БрАЗе, на БЛПК. Пожарная часть тоже входила в наш состав. Везде мы предъявляли счета, начисляли зарплаты, содержание и прочее. Так что, штат был солидный. Мы ездили в Черемхово – получали продукцию различную. У меня на подотчете были пулеметы, минометы… А зарплаты у всех такие маленькие были, но работали честно, здорово, не считаясь со временем.

У главного финансиста всей братской милиции в начале карьеры зарплата была рублей тридцать. Первым её начальником в Братске был Вадим Петрович Прокопчик. А до увольнения на заслуженный отдых сменилось ещё шесть руководителей Братского отдела, а затем и управления внутренних дел. В период преобразований городской структуры милиции Мария Семёновна была назначена начальником финансовой части. Самыми сложными оказались, как ни странно, ни голодные послевоенные, а лихие 90-е годы:

— Тяжело было. Люди по полгода зарплаты не получали. Жить на что-то надо было. Идут, просят, а дать не можешь. Денег нет на это, дашь – не целевое использование средств. Порой мечешься, как между двух огней. Местное начальство одно приказывает, а областное – другое… Вот так. Сложное время было – вспомнить страшно.

Общий трудовой стаж сибирячки Марии Семёновны Голубевой составляет 53 года, а северный – 73, всё – в органах. Из них 11 лет она служила аттестованным сотрудником, потом работников бухгалтерии перевели в вольнонаёмные служащие. Привыкшая к строгой дисциплине, Марья Семёновна жила практически только работой. За полвека в строю у неё не было ни одного взыскания – только поощрения. Даже в юности, когда девушки бегали на танцы, ей, по специфике работы, такие вольности не позволялись. Необходимость избегать нежелательных знакомств поселила в этой женщине тотальный самоконтроль:

— Мне кажется, на мне сказался характер работы — никому ничего нельзя было рассказывать. Я как-то и привыкла больше к одиночеству.

В трепетно хранимом личном архиве, вместившемся в одной небольшой сумочке, несколько фотографий, бесконечные грамоты, документы и удостоверения к наградам. Часть из них ещё в 90-е были похищены из квартиры. К сожалению, вернуть заслуженные ветераном труда и тружеником тыла медали и знаки тогда так и не удалось. Но должна оставаться память о таких необыкновенных людях, творивших нашу общую историю, и не ради своего собственного благополучия.

Низкий поклон всем ветеранам, отстоявшим на фронте и в тылу свободу и мир в суровое военное лихолетье сороковых.

 
Ирина Кирилова
пресс-служба Управления МВД
России по г. Братску
фото автора и из личного архива М.С. Голубевой

От редакции; Мария Семеновна скончалась 13 января 2016 года. Светлая память…



ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

СОЛДАТСКАЯ ДОЧЬ ПРОСЛУЖИЛА В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ БОЛЕЕ ПОЛУВЕКА (автор: Ирина КИРИЛОВА), 5.0 out of 5 based on 18 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (18 votes cast)
| Дата: 8 мая 2015 г. | Просмотров: 777