Лидеры рейтинга

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ВОЛНУШКИ (автор: Сергей МАСЛАКОВ)

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ВОЛНУШКИ (автор: Сергей МАСЛАКОВ)

НОВОЕ АМПЛУА БРАТСКОГО МУЗЫКАНТА АЛЕКСАНДРА КОРСАНОВА

Выступая в санатории «Братское взморье», музыкальный руководитель ансамбля «Русское поле» , обычно академически сдержанный и молчаливый, вышел на сцену в цветастой рубашке, в такой же пестрой шапочке и с красным клоунским носом.

— Здравствуйте, друзья, — неожиданно печальным голосом обратился он к собравшимся, — меня зовут Волнушка, но не потому, что я гриб, а потому что волнуюсь…

По рядам прошел шумок, кто-то засмеялся, но Александр Васильевич стал еще печальнее. Никто и не подозревал, что с этой фразой у Корсанова связаны самые большие в жизни переживания…

СЕМЕЙНЫЙ ТЕАТР

В тот злосчастный год в гостях у Корсановых была мама Александра Васильевича. Ближе к зиме, когда даже в относительно теплой Твери, ударили заморозки, Нина Васильевна засобиралась в Братск, где вот уже несколько лет жила у одной из своих дочерей.

-Саша, может, проводишь меня, — обратилась она к сыну. – Старенькая стала, боюсь одна…

И как ни хотелось Александру Васильевичу ехать, а пришлось.

Александр Корсанов Братск Тверь

Александр Васильевич Корсанов


Работая в филармонии, Корсанов объехал пол-России, бывал на Дальнем Востоке, исколесил чуть ли не всю Сибирь, в том числе и Иркутскую область, а вот Братск как-то минул. В Братске жили его сестры и тетушки, приехавшие когда-то в город по зову комсомольского сердца. Родной дядя Николай Степанович Шустров, брат мамы, работал на БрАЗе начальником отдела кадров…

Ничего плохого эта поездка не предвещала. Вот уже несколько лет у Корсановых был свой бизнес – семейный музыкальный театр, с представлениями которого они ездили по школам и детским садам не только родной Твери, но и по пионерским лагерям южной части России и Крыма. Мозгом и нервом театра, конечно же, был Александр Васильевич, за плечами которого была долгая артистическая жизнь. Его музыкальная карьера началась в десять лет, когда он принес домой первый свой заработок и бабушка Мария Иосифовна, у которой он жил, отворив дверь, сказала: «Проходите, Александр Васильевич», и налила сто грамм. Потом была учеба в Калининском музыкально-педагогическом училище и Московском институте имени Гнесиных.

Жена Татьяна имела высшее музыкальное образование, дочь Ирина окончила филологический, но тонко чувствовала музыку и с детства пела. Сын Миша закончил музыкальную школу и прекрасно играл на аккордеоне.

Развешанные по городам афиши гласили: «Приключения маленьких человечков», а на сцену выходил далеко не маленький, грузный человек с красным носом и печально говорил:

— Здравствуйте, меня зовут Волнушка, но не потому, что я гриб, а потому, что волнуюсь…

Клоунская реприза против правды не грешила. Несмотря на солидную внешность, выходя на сцену, Александр Васильевич волновался, как юноша на экзамене. Ансамбль народных инструментов, которым он руководил в городке Юрьев Польский, в шестидесятых стал лауреатом Всесоюзного конкурса, и композитор Анатолий Новиков (автор песни «Дети разных народов»), пожимая руку победителя, сказал: «Прекрасно дирижировал! Но почему левую руку на животе держишь»?

— Стесняюсь я, — ответил Корсанов.

Не ахти какой, но доход театр приносил. Нужно было расширять географию выступлений, и в тот день, когда Александр Васильевич поехал проводить маму и навестить братских родственников, его жена Татьяна Ильинична и дочь Ирина собрались в Москву, где должны были заключить контракт на очередное выступление.

Уехав в Братск, Александр Васильевич с нетерпением ждал известий от жены, но позвонил сын:

— Мама с Ирой исчезли…

А через несколько дней Александр Васильевич узнает, что жена с дочерью по дороге в Москву попали в автомобильную аварию и погибли. Жизнь, казалось, потеряла всякий смысл.

ПЕРВЫЙ УРОК

Остаться в Твери, где все напоминало о дочери и жене, Александр Васильевич не смог и вскоре переехал в Братск. Сибирские коллеги восприняли его по-разному. Кто-то был рад, что в Братске появился «человек-оркестр» (Корсанов играл на всех мыслимых и немыслимых инструментах), а кого-то вызвал приступ зависти и скептицизма. За его спиной иногда шептались: «Закончил «гнесинку» — и в Братск: так не бывает. Диплом, наверное, купил в переходе, а играть научился в тюрьме». Александр Васильевич не обижался. Первый урок терпимости он получил еще во время учебы в Гнесинке…

У него до сих хранится записка профессора Сергей Зосимовича Трубачева, преподававшего в институте оркестровое дирижирование: «Саша, сходи в концертный зал Чайковского, возьми арию «Князя Игоря» и сделай переложение для народного оркестра».

Воспитанники Трубачева стажировались в оркестре народных инструментов Всесоюзного радио и телевидения, и переложение, которое сделал Корсанов, предназначалось как раз для этого оркестра. Александр Васильевич и сейчас волнуется, вспоминая это выступление:

— Вышел на сцену, оркестр постучал палочками, что на языке музыкантов означает: «здравствуйте». Глянул, а передо мной сидит мужик с гуслями, которого я чуть ли не каждый день по телевизору видел. И вообще одни заслуженные — голова закружилась. Как во сне, взмахнул палочкой и – вот конфуз! – зацепился за пюпитр. Палочка взлетела и, описав дугу, приземлилась где-то среди оркестра. Ну, думаю, сейчас хохот подымется. Ничего подобного.

Палочка пошла по оркестру, последним ее принял гусляр. Протягивает мне и говорит: «Пожалуйста, маэстро». И никто даже не улыбнулся…

— Оркестр, который знал все мои переложения, как отче наш, понес меня, как неоседланная лошадь. Через полтора листа я уже потерял, где начало, где конец, но продолжал дирижировать. Чувствую, что дело идет к концу, показываю это и делаю завершающий жест, а оркестр дальше чешет. И никто опять не засмеялся…

Позже Корсанов услышит историю, что не только он, но и великие ошибались. Артуро Тосканини, первым дирижировавший седьмую симфонию Шостаковича, выступая в оркестре Всесоюзного радио и телевидения с оперой «Евгений Онегин», взял не тот такт. Оркестр сосредоточился и продолжил играть по-своему. Маэстро, поняв, что ошибся, извинился.
Ничего не сказал Корсанову и профессор.

Лишь недавно Александр Васильевич узнал, что за человеком был его учитель. Сын репрессированного священника, таинство брака которого совершил священник и философ Павел Флоренский. В 1946 году промыслом Божиим Сергей Зосимович женился на дочери Флоренского Ольге. Позднее Трубачёв принимал участие в подготовке к изданию многих сочинений священника Павла Флоренского. Посвятил его памяти написанные на основе изучения архивов отца Павла статьи, участвовал в создании в Сергиевом Посаде музея Флоренского и стал его первым экскурсоводом.

Трубачёвым были созданы многочисленные церковно-певческие произведения, сделаны гармонизации монастырских и древнерусских распевов и его творчество наряду с произведениями признанных мастеров церковной музыки заняло заслуженное место в репертуаре церковных хоров…

Трубачев, как и положено профессору «Гнесинки», был адептом московской школы дирижирования («Ленинградская-Петербургская отличается тем, что у неё запаздывающий жест») и обучался у знаменитого Гаука. Как-то на одном из выступлений в Братске Корсанов хотел рассказать о связи поколений, о том, какую школу дирижирования он представляет, но наткнулся на равнодушие публики. А, может, она права? Кому интересна ваша кухня, главное, чтоб звучало…

МОЦАРТ И

Один из преподавателей Гнесинки удивлял новичков тем, что лаял. Зайдет, бывало, студент в библиотеку, а он стоит на выдаче книг и лает. Тонко, даже нежно, как болонка.

— Сергей Иванович, скажите еще раз, что надо, — просит библиотекарь.

— Чайковского, гав-гав-гав…

У преподавателя была такая болезнь, и он не особо морочился по этому поводу, потому как во всем остальном был человеком талантливым.

В Гнесинском институте Александр Васильевич встречался со многими интересными людьми. Еще жива была одна из сестер Гнесиных, Елена Фабиановна, жила на третьем этаже института, и Корсанов частенько сталкивался с ней где-нибудь на лестнице. Здесь же он мог встретить Хачатуряна или Рихтера. Встречаясь с такими людьми, Корсанов усвоил одну истину: чем состоятельней человек, тем проще.

Работая в филармонии, Александр Васильевич лишь убедился в достоверности этой аксиомы. Талантам, казалось, нет конца, а их скромности — бездны. За плечами Корсанова уже было двадцать лет работы, признание, но в один прекрасный день в филармонии вдруг появлялся какой-нибудь невзрачный парнишка и начинал выдавать такие вещи, что голова кружилась. Александр Васильевич когда-то преподавал инструментовку и считал себя в этом деле докой, но тут из Вышнего Волочка приехал Володя Волков и сразу же начал писать «обалденные» обработки. Александр Васильевич, в то время музыкальный руководитель ансамбля, слушая его, чувствовал себя Сальери: «А я так не могу»…

Но вот появился Саша Хлопов – обработки еще лучше. Руководитель ансамбля Григорий Збарский требует: «Саша, чтоб завтра была инструментовка». Такое никто не сможет, а Хлопов приносит. Вот ведь попрыгунчик, и откуда только такой взялся! Но пришел Серега Касимов, бабник, кирюшник, и переплюнул Хлопова: мелодия тонкая, вставка божественная – хоть за свою выдавай…

Руководитель ансамбля Григорий Давыдович Збарский обладал мощным басом, и когда начинал петь «Есть на Волге утес», редко кто из женщин не плакал.

— Унижайся, — советовал Збарский. – Унижался – молодец!

Речь шла о том, что иногда и стоит согнуть свою выю, чтобы достичь какой-либо цели. Философия Збарского не очень-то вязалась с его внешним видом и манерой поведения. Высокий, грузный, своевольный. На войне он потерял обе ноги, и, тем не менее, самостоятельно выходил на сцену.
Воспользоваться уроками Збарского Корсанову пришлось в тот день, когда ему предложили возглавить партийную организацию филармонии.

— Ни за что, — ответил Корсанов.

— Тогда филармония не получит новые инструменты…

Ничего не оставалось, как склонить голову, и Корсанов два года «унижался» в роли партийного секретаря.

Работать в филармонии в годы перестройки стало почти бессмысленно. «Унижайся», вспомнил Корсанов и пошел на завод. Работая на погрузчике, вынашивал мысль о собственном бизнесе.

«РУССКОЕ ПОЛЕ»

После семейного театра в жизни Корсанова никому не удавалось занять столько места, как братскому хору «Русское поле». Чуть ли не в каждом артисте хора он видел любимое им сочетание простоты и талантливости.
В репертуаре хора около десяти песен, написанных Корсановым. Писать музыку он начал, еще работая в филармонии, но это было от случая к случаю, и чаще всего по заказу, а тут у него словно открылось второе дыхание. «Благовест» и «Зимний Никола» (слова братского поэта Владимира Корнилова) стали визитными карточками хора.

Десятки выступлений. Хору присвоили звание народного. А Корсанов по-прежнему волновался и все чаще грустил, и не потому что в его жизни случались какие-то неприятности (вроде отсутствия денег), а потому, что он так устроен, такова его природа. В августе исполняется семьдесят – как тут не загрустишь…

Накануне выступления в «Братском взморье» Александр Васильевич вспомнил о жене и дочери. Он никогда не забывал о них, но на этот раз что-то заставило его достать старую домру, красный клоунский нос – и прошлое словно ожило: жена Татьяна сидит за пультом, а он, сын и дочь выходят на сцену.

— Здравствуйте, — говорит он. — Меня зовут Волнушка…

Александр Васильевич оглядывается, словно ища поддержки у хора, и вдруг понимает, что то волнение, которое преследовало его всю жизнь, куда-то исчезло, притупилось…

Сергей МАСЛАКОВ

А.В.Корсанов

1.Фото из архива А.В.Корсанова


Корсанов Братск

2.Фото из архива А.В.Корсанова


Корсанов Братск

3.Фото из архива А.В.Корсанова


Корсанов Братск

4.Фото из архива А.В.Корсанова


Корсанов Братск

5.Фото из архива А.В.Корсанова


Корсанов Братск

6.Фото из архива А.В.Корсанова


Корсанова Татьяна

Жена Татьяна. Она и дочь Ирина погибли в автомобильной аварии, когда Александр Васильевич был в Братске


Александр Васильевич Корсанов

Дирижирует Александр Васильевич Корсанов


Корсанов Тверь

Иногда Александру Васильевичу и на трещётке приходилось играть


русский инструментальный ансамбль "Легенда"

Плакат русского инструментального ансамбля «Легенда»


Корсанов Братск

«Волнушка» Корсанов

Редакция благодарит писателя Анатолия Казакова за встречи с замечательными людьми Братска.

 



ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.





Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (7 votes cast)
| Дата: 25 марта 2019 г. | Просмотров: 199