Лидеры рейтинга

ЗДРАВСТВУЙ, АНГЕЛ! (автор: Юрий РОЗОВСКИЙ)

ЗДРАВСТВУЙ, АНГЕЛ! (автор: Юрий РОЗОВСКИЙ)

Солнечным днём четвёртого июня 1994 года не стало детского писателя Геннадия Михасенко. Не верится, но с той поры прошло двадцать пять лет… Светлая Память детскому Писателю!

На памятнике Геннадия Павловича есть надпись: «Он не умер, он ушёл в зарю». Автор этих строк — братская поэтесса Женни Ивановна Ковалёва, получившая в начале творческого пути большую поддержку от Михасенко. Сегодня мы публикуем воспоминания о ней Юрия Витальевича Розовского.

ПАМЯТИ БРАТСКОЙ ПОЭТЕССЫ ЖЕННИ КОВАЛЁВОЙ

Цветок расцвёл на пепелище
И мир вдруг стал светлей и чище.
Он как-то даже засиял.
Цветок не умер, не увял,

Он просто голову склонил,
Но он же цвёл, но он же жил,
Он был красив, красив безмерно!
А красота, она бессмертна.

Жизнь, как-то лучше, с красотою –
Она не кажется пустою.
И пепелища не пусты,
Пока на них растут цветы.

Ковалева Братск

Такой Женни Ковалева приехала в Братск

«Господи! Упокой душу усопшей рабы твоей, Евгении», – вот уже почти год, ежедневно, обращаюсь я к Богу в своей молитве. Прошу его позаботиться о душе Женни Ивановны, как и о душах всех ушедших родных и близких, потому что за время нашего знакомства мы стали близкими людьми – близкими по духу и по общему делу. Женни – так она себя называла сама. Так её называли и все товарищи по поэтическому цеху. А их было немало, Евгения Ивановна умела дружить. Обладая твёрдым, но весёлым (недаром родилась первого апреля) характером, Женни Ивановна притягивала к себе людей и везде старалась быть заводилой. Эта черта характера, черта настоящего бойца, чётко прослеживается и в её мемуарах, составивших трилогию из книг «Цветок на пепелище», «Женька» и «В костре земного рая». Сквозь лихолетье войны и детдомовские стычки прошла девчонка Женька. И не сломалась, а закалила себя, выковала свой характер. Тогда же и обретали жизнь её первые, ещё по-детски наивные и угловатые, но всё-таки стихи. И вместе с ними шла Женька по жизни. Учёба в училище, работа и приезд в 1961 году в молодой, строящийся Братск, снова работа, творчество и любовь. Впрочем, не стану пересказывать содержание биографической трилогии Евгении Ивановны. Об этом много уже говорилось и до меня. А при желании можно и книги прочесть. Расскажу лучше о нашем знакомстве и общении, о чувствах, объединивших нас и оставивших в моей душе неизгладимый след…

Когда я, ещё слепым щенком, тыкался со своими стихами куда только мог и был в восторге от напечатанных в какой-нибудь из местных газет пары собственных четверостиший, Женни Ивановна была уже известной Братской поэтессой. Она была дружна с Геннадием Михасенко, Владимиром Корниловым, Анатолием Лисицей и многими другими. С помощью и под чутким наблюдением Владимира Корнилова, во многом благодаря его заботам, постепенно вырос профессионально и я. И тогда, на одной из поэтических встреч, мы впервые познакомились с Женни Ивановной. Она доброжелательно отнеслась к начинающему поэту и даже предложила созвониться. С тех пор мы периодически звонили друг другу делились своими успехами и поддерживали друг друга в тяжёлые минуты. Не имея возможности ходить друг к другу в гости (я инвалид-колясочник, ёй было уже тяжело подняться ко мне на четвёртый этаж), мы могли беседовать по телефону. И если один из нас долго не звонил, другому было неуютно. Мы даже кроссворды разгадывали совместно, читали свои новые стихи, и, замирая в предвкушении произведённого впечатления, облегчённо улыбались, слыша похвалу. Нет, конечно, были и разочарования и неудачи. Но их было гораздо меньше. Мне нравилась поэзия моей телефонной собеседницы, и были интересны рассказы о её жизни. Порою казалось, что я, если и не член её семьи, то, по крайней мере, родственник. И с родственным интересом слушал я о рыбалках Ивана Ильича (верного спутника жизни), о взрослении любимой внучки Поленьки, о горестях и радостях собственных детей. Но рассказывая обо всём этом, Женни Ивановна, с тёплым участием, не забывала интересоваться и моими делами. Так вот и жили, изредка встречаясь, на каких-нибудь литературных мероприятиях города, в городской библиотеке. Но дружба наша от этого не угасала. И стихи мы друг другу по-прежнему читали. Поэзия Женни Ивановны отличалась какой-то пронзительностью. Взять, к примеру, стихотворение «Пашка»:

Соседский наш мальчишка Пашка:
На грязном теле рвань-рубашка.
Сквозь рвань глядит в расчёсах тело.
Нет никому до Пашки дела.

И, в то же время могла легко заворожить страстным цыганским напевом «Спой, цыганка»:

Без коня не жить цыгану,
А без песни сердцу тесно.
Я просить цыганку стану:
– Спой, красавица, мне песню.

А то и озорно упрекнуть разлучницу в стихотворении «Сорока-воровка»:

Краденное счастье солнышка боится,
Краденному счастью по ночам не спится.
Ходит закоулками, озираясь вором,
Под чужою клетью, под чужим забором.

Богата была палитра её стихотворных красок, и использовалась Женни Ивановной, с талантом настоящего живописца. Все темы и стили были подвластны перу поэта. Маленького читателя могли увлечь детские стихи, легко читаемые, простые и забавные: «Виноваты сани», «Заигрались», «Почемучка» и др. Все, названные мною, стихи можно найти в поэтическом сборнике «Мне знать дано», который презентовала мне Женни Ивановна с надписью: «С надеждой на сопереживание». Этот сборник в скором времени будет переиздан. Да помоги всем нам Бог в этом благом деле.

Каждый из пишущих стихи желает попробовать себя в прозе. Но не каждый на это решается. Я очень долго боялся взяться за это. А Женни Ивановна решилась. И это у неё получилось замечательно. Сначала увидела свет первая из трёх автобиографических книг, с пронзительным названием «Цветок на пепелище». Я перечитал её два раза подряд. А потом стал предлагать её прочитать друзьям и знакомым и удовлетворённо выслушивал их восхищённые отклики. Потом появились ещё две книжки. Так открылась ещё одна сторона дарований Братской писательницы. Но и это ещё не всё. Мало кто знает, что Женни Ивановна была ещё и поэтом-песенником. Лично я слышал две песни на её стихи: «Симфония мужеству» и «Романс».

Но самое главное её дарование — дарить чудеса. Однажды объявили конкурс на гимн Братска. Я, как и многие поэты нашего города, решил принять в нём участие. Стихи родились довольно быстро, но не было ни музыки, ни того, к кому бы я мог обратиться за помощью. На следующий день я позвонил своей дорогой собеседнице и начал читать ей текст гимна.

– Прекрасно! Это лучшее, из того что я слышала, — сказала Женни Ивановна.

– Может быть, и прекрасно, – ответил я. – Но как это узнать, если нет музыки?

Уже на следующий день Женни Ивановна снова позвонила и радостно сказала:

– Юра! У меня есть очень хорошая знакомая. Она уже на два моих стихотворения музыку написала, очень хорошую музыку. Я с ней переговорила, и она согласилась попробовать тебе помочь. Жди её завтра.
А на завтра пришла Лида, и началась работа. То, что получилось, мне действительно очень понравилось. И я отослал гимн на конкурс. И случилось чудо! Нет, я не одержал победу в конкурсе. Я одержал более весомую победу – Лида осталась со мной. Теперь мы супруги. Женни Ивановна была очень рада за нас. А немного позже я узнал, что и она тогда написала свой гимн, но участвовать в конкурсе не стала.

Наше доброе общение продолжалось. Но, увы, срок его подходил к концу. Женни Ивановна тяжело болела, болела уже долго. А потеряв любимого Ивана Ильича, она потеряла и последние силы, чтобы бороться с болезнью. Мы ещё подолгу разговаривали, но кроссворды уже не разгадывали – зрение у Женни Ивановны резко упало, что сильно её угнетало. Она не могла читать и писать. Потом она потеряла ноги. Может быть, наши разговоры помогали ей держаться, я очень на это надеюсь. Но 13 сентября 2012 года моей собеседницы не стало…

Телефон давно не звонит – мобильная связь вытесняет проводную. Поднимаю трубку и набираю номер родителей:

– Заходи, мама, – говорю я и снова кладу трубку.

Вечером ещё пожелаю ей спокойной ночи. И всё. Правда раз в полгода звонит участковый врач, но с ним тоже много не поговоришь. Не поделишься проблемами, да и стихов не почитаешь – не поймёт. А собеседница моя уже на небе, крыльями ангельскими взмахивает, и наблюдает за нами с Лидой, направляет и, я знаю, от ошибок и бед хранит.

– Эх – вздыхаю я и еду на балкон. День выдался ясный и тёплый. Небо голубое, усыпанное белыми облаками, похожими то на зверушку, то на птицу, то на цветок. А вот будто ангел, с нимбом над головой. Это Женни Ивановна, решаю я, и машу облаку рукой. И вдруг за спиной раздаётся телефонная трель. Я спешу выехать с балкона, развернуться к столу, на котором звонит телефон. Тороплюсь, и поэтому задерживаюсь. Хватаю трубку:

– Алло!

В трубке молчание, но гудка нет.

– Алло! – почти кричу я и, вдруг, всё понимаю

– Здравствуй, Ангел!

Юрий РОЗОВСКИЙ,
Член Союза писателей России

ДОПОЛНИТЕЛЬНО ПО ТЕМЕ

КОВАЛЕВА ЖЕННИ ИВАНОВНА. Биография поэтессы

ИСПОВЕДЬ, РОЖДЁННАЯ НА СЛЕЗАХ (автор: Владимир КОРНИЛОВ)

СВЯТОЙ ДУШИ НЕЗАМУТНЕННОСТЬ (автор: Владимир КОРНИЛОВ)

В ПАМЯТЬ О ЖЕННИ КОВАЛЕВОЙ (автор: Сергей МАСЛАКОВ)

 



ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.





Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (3 votes cast)
| Дата: 4 июня 2019 г. | Просмотров: 95