Лидеры рейтинга

ЖИЗНЬ НАЧАЛАСЬ… В ДАХАУ (автор: Екатерина ШТРУНГ)

ЖИЗНЬ НАЧАЛАСЬ… В ДАХАУ (автор: Екатерина ШТРУНГ)

Загородняя Людмила Юрьевна БратскДахау – один из первых немецких концлагерей, созданный в 1933 году. Первоначально здесь содержались «враги немецкого рейха» – оппозиционеры, церковные деятели, евреи, цыгане. Во время войны это был один из самых ужасных концлагерей, в котором ставились опыты над людьми, имелись крематорий и газовая камера. За 12 лет сюда попали 250 тысяч человек из 24 стран мира, из них погибли около 70 тысяч. В этом аду выжить было сложно. Родителям Людмилы повезло. Её мама Мария Лукинична Николаева до войны жила в деревне в Смоленской области. В семье было 13 детей, она была предпоследним ребёнком, родилась в 1926 году. Юной девушкой была увезена фашистами в Дахау.

– Люди жили в тесных грязных бараках, спали на холодных нарах. Каждое утро приходили немцы и забирали их на тяжёлую, изнурительную работу, – рассказывает Людмила Юрьевна со слов мамы. Отец Юрий Павлович Бутко родом из городка Синельниково Днепропетровской области. Шестнадцатилетним юношей был угнан в Германию в концлагерь Дахау, где, спустя некоторое время, и познакомился с Марией. Профессией отца было слесарное дело: направили работать на подземный авиационный завод. Спустя годы, рассказывал родным, как вместе с другими пленными насыпал металлическую стружку в двигатели новеньких «мессершмитов», чтобы те не долетали до родной земли.

Однажды поздней осенью парнишка с двумя другими пленными совершил побег. Смельчаки уже были на территории Польши и решили развести костёр, чтобы хоть как-то согреться. Однако, были замечены гестаповцами с овчарками и получили суровое наказание: их долго били мочёными прутьями по ступням ног. На всю жизнь у Юрия остались шрамы, ему было больно ходить. Юная Мария работала у некой фрау, выполняла всю основную работу по дому: готовила, стирала, убирала, нянчила детей. Немка жалела девушку, подкармливала. «Спасибо Господу за то, что Он послал мне эту фрау! – спустя годы говорила мама детям. – Неизвестно, как бы сложилась моя судьба, если бы не её забота».

13 марта 1945 года, за два месяца до Победы, Мария родила дочку Людмилу. После освобождения Дахау в апреле 1945 года союзными американскими войсками молодая семья уехала на родину Юрия – в город Синельниково. Им выделили на окраине города жильё – глиняную мазанку, в которой пол был выстлан сухими кукурузными листьями. Мебели не было – спали на полу. Вскоре у Людмилы родились брат Владимир и сестра Светлана. Отец уехал на металлургический комбинат в Днепропетровск на заработки, а мама занималась детьми, вела домашнее хозяйство. В послевоенные годы было очень голодно. Вместе с местными ребятами светлыми лунными ночами Люда собирала кукурузные початки и подсолнухи, которые оставались после уборки колхозного поля. Это хоть немного утоляло вечный голод. По ночам они вместе с мамой делали бумажные цветы, собирали из них букеты и венки, а затем продавали на базаре. На вырученные деньги покупали еду и одежду.

Загородняя Людмила Юрьевна БратскСемья Бутко часто переезжала с места на место в поисках лучшей доли. Когда Людмиле было 10 лет, перебрались в Читинскую область. Первое время ютились у родственников в тесной квартирке. Потом переселились в маленький барак с кухонькой и комнаткой, в которой горела тусклая лампа. Затем жили в Бурятии, в селе Анахой. Отец работал на лесокомбинате, но денег всё равно не хватало. – В Анахое мы поселились в бараке рядом с воинской частью. Хорошо помню бесконечные учения: самолёты летали низко и так сильно гудели, что куры, козы, собаки (этого хозяйства во дворе хватало) волновались и кричали на разные голоса. Ежедневно что-то взрывали, шла стрельба из автоматов, суетливо бегали молодые солдатики, – вспоминает Людмила Юрьевна.

Здесь родился младший брат Валентин, а вскоре родители приняли твёрдое решение ехать в Братск на легендарную стройку ГЭС. Очень долго добирались до места, разместив все вещи, в том числе и железные кровати с самодельными матрасами, в товарном вагоне. В Братске вначале жили в посёлке Красный Яр, который позже был затоплен. Отец устроился слесарем-ремонтником на Плехановскую лесобазу, где рабочие вырубали тайгу, сплавляли плоты по Ангаре. Затем семье выделили в посёлке Сухой казённый дом на двух хозяев, но, к сожалению, без огорода. Выручали семью несколько курочек-несушек, яйца которых шли не только в пищу, но и на продажу.

Людмила вела активную жизнь: вместе с братом и сестрой зимой ходила на каток стадиона «Локомотив» (детям выдали 8 пар коньков от профсоюза), участвовала в художественной самодеятельности: с удовольствием танцевала. Последний год училась девушка в школе № 8 в Осиновке, куда ходила пешком с Сухого и в дождь, и в трескучие морозы. – Хорошо, что иногда машина подвозила до дому, – рассказывает Людмила Юрьевна. – Помню, выдавали учебник истории один на двоих. Ходила за ним к однокласснице Гале Богдановой через весь посёлок. Вообще, я всегда была живой и любознательной, любила читать, часто брала книги в библиотеке.

Загородняя Людмила Юрьевна БратскПосле школы девушка окончила шестимесячные курсы бухгалтеров в Иркутске, на которые её отправил главный бухгалтер Плехановской лесобазы Михаил Игнатьевич. Начинала она с должности учётчика на этом же предприятии. Здесь встретила своего будущего мужа, Бориса Трофимовича, который работал слесарем-ремонтником. Вместе они воспитали двоих детей – Бориса и Татьяну. Молодая мама свободное время проводила с детьми, любила создавать порядок и уют в доме. Поскольку на прилавках магазинов был дефицит одежды, сама шила на всю семью. В 1987 году Людмила Юрьевна перевелась на работу в «Электросетьстрой». Последние годы до выхода на пенсию трудилась главным бухгалтером в поликлинике № 3 на Правом берегу. Коллеги ценили и уважали её как хорошего человека и грамотного специалиста. За многолетний добросовестный труд награждена медалью «Ветеран труда», есть у неё также юбилейные медали ко Дню Победы.

Мы от всей души желаем Людмиле Юрьевне крепкого сибирского здоровья и душевного спокойствия!

Екатерина ШТРУНГ

Источник: газета «Огни Ангары» (№12 (108) 31 марта 2021 года)

Жертвы Дахау

ДЛЯ СПРАВКИ

В молодом Братске было много бывших малолетних узников концлагерей. Они приехали сюда из различных точек СССР строить город, гидроэлектростанцию, свою судьбу. Стараниями Валентины Александровны Семко, чьё детство также было украдено войной, в 1990 году эти люди объединились в отделение Российского союза бывших малолетних узников фашизма. Их было 200 человек, прошедших через Бухенвальд, Освенцим, Майданек.

Миллионы детей, не успевших понять, что такое счастливый смех, игры, радость, угодили на чудовищные фабрики физического и морального уничтожения «не арийского населения». Сколько их погибло, вряд ли кто скажет точно. Эшелоны, набитые малышами, прямиком направлялись в газовые камеры, расстрелянными детьми заваливали рвы. Трудно сегодня представить: колючая проволока, вышка с часовым, иссушенные голодом, горем и страданиями лица женщин, одетые в тряпьё дети, плётка со свинцом, рассекающая тело до кости, виселица… Но это было.

Большинство узников погибало в страшных муках в газовых камерах. Специальные команды снимали с мертвых золотые кольца, выламывали золотые коронки, обрезали женские волосы. Лежали кучи одежды, обуви, детские коляски, игрушки. И над этим всем возвышалась дымящая черным дымом труба крематория.

– За малейшую провинность били кнутом, – вспоминают бывшие узники-братчане. – Голод и ту баланду, которую ели, не забудешь никогда. В еду шло все: мыши, лягушки, трава, остатки брюквы и лишь иногда картофеля. Кормили как свиней, да и звали нас свиньями. Из немецкого населения были и хорошие люди, которые подходили к колючей проволоке и бросали хлеб, еду и кое-какую одежду, но часовые, заметив, стреляли в них. Мало кто знает: концлагеря создавались не только в Западной и Центральной Европе, но и на оккупированной фашистами территории СССР. Здесь было создано 6 концлагерей и 40 их «филиалов», а ещё – 225 трудовых лагерей, 52 гетто, 12 тюрем. Вот названия некоторых городов, возле которых располагались крупнейшие лагеря уничтожения людей: Выборг, Гродно, Джанкой, Белая Церковь, Львов, Курск, Белгород, Орша, Минск, Полоцк, Паневежис…

Самый крупный на оккупированной территории концлагерь – Саласпилс – находился в 17 км от Риги. Здесь особенно много содержалось детей. 7000 детей погибли. Для захоронения создали особую команду. Ослабленных детей умерщвляли ядами. Ежедневно в армию фюрера направляли пять ящиков с ампулами детской крови. Тут же располагались заводы по производству мыла из человеческого жира.

Последними свидетелями Великой Отечественной войны останутся бывшие малолетние узники фашистских концлагерей. У каждого своя судьба и воспоминания. Тяжело вспоминать прошлое, но забывать нельзя!

Источник: газета «Огни Ангары» (№13 (109) 7 апреля 2021 года)

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ: ПОСЛЕДНИЕ СВИДЕТЕЛИ ВОЙНЫ (рассказ Дарьи Борисовой о бывшей узнице – братчанке Алле Александровне Фарисеевой, а также об истории организации «Бывшие малолетние узники» в Братске)

Если у Вас есть дополнения и поправки или Вы хотите разместить на сайте «Имена Братска» биографии Ваших родных и близких — СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ

сайт В17





ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)




Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (2 votes cast)
| Дата: 9 апреля 2021 г. | Просмотров: 118