Лидеры рейтинга

МАЗАНОВ СТАНИСЛАВ СТЕПАНОВИЧ

МАЗАНОВ СТАНИСЛАВ СТЕПАНОВИЧ

Мазанов Станислав Степанович

07.01.1931 — 09.11.2003

Заслуженный работник Минтопэнерго РФ. Заслуженный ветеран города Братска. Один из лучших представителей инженерной школы Братскгэсстроя. Заместитель начальника «Братскгэсстроя» по строительству объектов на Дальнем Востоке. Начальник производственного строительно-монтажного объединения «Северовостокэнергострой». Начальник управления «Электросетьстроя», Заместитель главного инженера «Братскгэсстроя». Главный инженер и начальник управления главного энергетика «Братскгэсстроя». Директор инженерного центра «Братскгэсстроя». Участник Ангаро-Енисейской целевой промышленно-экономической Программы СССР (1956-1980). Участник Программы создания объединённой энергетической системы Дальнего Востока (1981-1985). Автор 7 изобретений и 30 научно-технических публикаций. Награжден орденом «Знак почёта». Выпускник Московского института химического машиностроения (1955).

Родился 7 января 1931 года в поселке Звенигово Марийской автономной области.

В 1950 году окончил Казанский технологический техникум.

В 1955 году окончил Московский институт химического машиностроения и получил диплом инженера-теплотехника. Поступил в аспирантуру и его избрали секретарем комсомольской организации вуза. В этом институте училась и его будущая супруга — Галина Михайловна Харькова (во время учебы активно участвовала в самодеятельности (была солисткой танцевального коллектива МИХМа, получила приглашение стать солисткой ансамбля народного танца Игоря Моисеева, но отказалась и уехала к мужу в Братск).

30 июня 1956-го после окончания Московского института химического машино-
строения с дипломом инженера-теплотехника приехал по комсомольской путевке на строительство Братской ГЭС, хотя уже стал аспирантом вуза и штатным работником Бауманского райкома ВЛКСМ.

Начал трудовой путь с должности мастера монтажного участка. Его послужной список: мастер и старший мастер в управлении главного энергетика, начальник котельного цеха энергопоезда, старший инженер-контролер по котлонадзору, директор ТЭЦ, главный инженер и начальник управления главного энергетика (УГЭ).

В 1960 году назначен директором еще не существующей ТЭЦ (будущая ТЭЦ-7; ныне входит в состав Братских тепловых сетей (БТС)). Имея небольшой опыт эксплуатации энергоустановок, приобретенный в энергопоезде, базировавшемся в старом Братске. Возглавлял ТЭЦ-7 до полного ввода в эксплуатацию первого (в 1961 г.) и второго турбоагрегатов в 1963 году.

В феврале 1966 года, будучи главным инженером управления главного энергетика «Братскгэсстроя» за успехи в сооружении и вводе в действие Братской гидроэлектростанции награжден орденом «Знак почёта».

В 1968 году стал организатором первого в стране опытно-экспериментального завода «Электрокотёл» по конструированию и серийному производству электродных отопительных котлов мощностью от 9 до 10000 кВт для отечественных потребителей и на экспорт.

В 1972 году переходит на монтаж энергетических объектов, а затем 7 лет, до 1981 года занимается проблемами стройиндустрии в должностях начальника отдела и заместителя главного инженера «Братскгэсстроя».

В дальнейшем работает начальником управления «Электросетьстроя».

В рамках Ангаро-Енисейской целевой промышленно-экономической Программы СССР (1956—1980) участвовал в строительстве Братской ГЭС, Братской ТЭЦ-1, в управлении главного энергетика, в отделе строительной индустрии специального Управления строительства «Братскгэсстрой» Минэнерго СССР.

В начале 80-х годов назначен начальником объединения «Северовостокэнергострой» ( строил ЛЭП-220 (Хабаровск-Комсомольск-на-Амуре), Хабаровскую ТЭЦ №3).

Работал заместителем начальника «Братскгэсстроя» по строительству объектов на Дальнем Востоке.

В рамках Программы создания объединённой энергетической системы Дальнего Востока на строительстве высоковольтных линий электропередач (ВЛЭП) 220 и 500 кВ Хабаровск—Комсомольск на Амуре и 500 кВ Свободный—Хабаровск общей протяжённостью 1120 км; подстанций 500 кВ «Хабаровская» и «Комсомольская»; теплоэнергоцентралей (ТЭЦ) в городах Благовещенске, Николаевске-на-Амуре, Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Амурске, Биробиджане (1981—1985).

Занимая руководящие посты, оставался инженером и находил нестандартные решения производственных проблем и стал автором 7 изобретений и 30 научно-технических публикаций. Так, работая на Дальнем Востоке, предложил, и совместно с вертолетчиками разработал и внедрил метод сооружения поверхностных фундаментов под опоры ВЛЭП на торфяных болотах, метод монтажа опор ВЛЭП высотой более 100 метров с применением вертолётов. Это было впервые в мировой практике и эта идея позволила сократить время монтажных работ почти вдвое.

С 1986 по 1989 год — заместитель главного инженера Братскгэсстроя по вопросам стройиндустрии.

В 1989 году назначается директором инженерного центра «Братскгэсстроя». И проработал здесь до 2002 года — почти до самой смерти (несмотря на возраст, его вдова — Галина Михайловна Мазанова стала генеральным директором инженерного центра (ООО «Инженерный Центр «Стройпрогресс»)).

В 2002 году публикует две части «Записок к истории Братской ГЭС и Братскгэсстроя» (часть1: Некоторые записки и истории Братской ГЭС и Братскгэсстроя; часть 2: Начальники Братскгэсстроя). В своих записках он в подробностях и лицах рассказывает о славной дальневосточной странице БГС.

Заслуженный работник Минтопэнерго РФ.

Заслуженный ветеран города Братска.

Награждён орденом Трудового Красного Знамени и орденом Знак почета.

Увлекался охотой и рыбалкой.

Скончался 9 ноября 2003 года. Похоронен в городе Братске.

Вдова — Галина Михайловна Мазанова — генеральный директор ООО «Инженерный Центр «Стройпрогресс». Почетный энергетик России. Работала начальником цеха ТЭЦ, начальником отдела новой техники Братскгэсстроя. Выпускница Московского института химического машиностроения.

В 2004 году была издана книга его рассказов «Охота — активный отдых братчан» и 3-я часть «Записок к истории Братской ГЭС и Братскгэсстроя» (подготовлены к публикации вдовой Галиной Михайловной и дочерью Еленой).

Источники: 1. сайт hydromuseum.ru, 2. «ПРИМА БРАТСКОЙ ИНЖЕНЕРИИ» (автор: Сергей МАСЛАКОВ, газета «Сибирский характер» от 04.09.2012), 3. «ИСПЫТАНИЯ И РАДОСТИ ТАЙГИ» (автор: Алла ТИРСКИХ, «Знамя» от 19.09.2014), 4. «ЭНЕРГЕТИК — ЭТО ОБРАЗ ЖИЗНИ» (автор: Борис АБКИН, «Восточно-Сибирская правда» от 16.10.2004)

ОЦЕНИ ВКЛАД

ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА

В ИСТОРИЮ БРАТСКА:

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Записки к истории Братской ГЭС и Братскгэсстроя: Ч. 1. Некоторые записки и истории Братской ГЭС и Братскгэсстроя. Ч. 2. Начальники Братскгэсстроя / С. С. Мазанов. – Братск, 2002. – 173 с.; 20 см. — 30.00 р.

2. Записки к истории Братской ГЭС и Братскгэсстроя / С. С. Мазанов ; сост. Г. М. Мазанова ; худож. ред. А. А. Хомченко ; кор. Л. Давыдова. — Братск : МП «ИД «Братск», 2004 — .Ч. 3. — 2004. — 207 с. : фото. ; 20 см. — Имен. указ.: с. 190-193. — 300 экз.. — ISBN 5-98270-015-0 (в пер.) : 45 р.

3. Охота — активный отдых братчан [Текст] : рассказы / С. С. Мазанов ; сост. Г. М. Мазанова ; худож. ред. А. А. Хомченко ; кор. Л. Давыдова. — Братск : МП «Издательский дом «Братск», 2004. — 91 с. : фото. ; 19,5 см. — 200 экз.. — ISBN 5-98270-016-9 (в пер.) : 34 р.

Мазанов Станислав Степанович - зам.главного инженера БГСПРИЛОЖЕНИЕ

«Это был год 1960-й. Директором еще не существующей ТЭЦ был назначен 30-летний Станислав Степанович Мазанов. Порой он лично принимал пополнение, а это были в основном «дембеля», отслужившие службу мотористы с флота, солдаты, а порой просто вчерашние школьники. Сам аспирант-заочник, Мазанов заражал молодых жаждой знаний, помогал студентам, таким же заочникам быстрее освоить специальность, и те вскоре с гордостью заносили в отдел кадров еще «тепленькие» дипломы. Впоследствии они и составили костяк коллектива.» (из статьи «Энергетик — это образ жизни»).

«Огромную роль в становлении и сплочении коллектива сыграл его первый директор – Станислав Степанович Мазанов, который приехла в Братск со студенческой скамьи и имел небольшой опыт эксплуатации энергоустановок, приобретенный в энергопоезде, базировавшемся в старом Братске.» (из статьи «Иркутскэнерго: История»).

«Директором строящейся ТЭЦ был назначен в 1960 году Мазанов Станислав Степанович, который руководил ею по 1963 год. Трудности пуска первых агрегатов достались ему и укомплектованной им его команде — всё преодолевали молодые эксплуатационники. В момент рождения станции, кстати, на ней трудилось 90 человек. 2 октября 1961 года (эта дата и стала днем рождения ТЭЦ-7, прим.ред.) произведена пробная растопка котлоагрегата, а в конце года осуществлен ввод первого турбоагрегата мощностью 6 МВт. Второго — такой же мощностью — в 1963 году.» (из статьи «Три рождения — в одном»).

ПРИМА БРАТСКОЙ ИНЖЕНЕРИИ

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ООО «СТРОЙПРОГРЕСС» ГАЛИНА МАЗАНОВА МОГЛА БЫ СТАТЬ СОЛИСТКОЙ АНСАМБЛЯ ИГОРЯ МОИСЕЕВА

Погода в последнее время словно взбесилась. Ураганы то там, то здесь. Вот и опять по радио передали: в Хабаровском крае – мощный ураган. Повреждены линии электропередач, сорваны крыши домов, повалены десятки деревьев. Без электричества остались более пяти тысяч человек… Как всегда, когда речь шла о Хабаровском крае, Галина Михайловна волновалась: слава Богу, о ЛЭП-220 ничего не сказали. Значит, выстояла… Тридцать лет назад ЛЭП строило одно из управлений Братскгэсстроя – «Электросетьстрой», возглавлял которое муж Галины Михайловны Станислав Степанович Мазанов. Как-то Галина Михайловна поставила диск Митяева с песней, где он поет о своем отце: не пил, не курил, но быстро сгорел на работе. Это и о нем, подумала Галина Михайловна о своем муже, не дожившем до золотой свадьбы два года. В работе он меры не знал. Но это в каком-то смысле было и о ней. В мае Галине Михайловне исполнилось 77, и она – генеральный директор…

ЗНАКОМСТВО

Познакомились они в начале пятидесятых во время учебы в Московском институте химического машиностроения, отпочковавшемся от политехнического института имени Баумана (тут надо уточнить, что конечно изначально большинство крупных московских ВТУЗов в СССР произошли от Бауманки — бывшего Императорского училища, в том числе и МХТИ им. Д.И. Менделеева, от которого в последствие выделился МИХМ. Он ей нравился своей серьезностью и самостоятельностью, но она до поры до времени не проявляла своих чувств. Галина была примой институтского танцевально коллектива, и относиться серьезно к ней круглый отличник Мазанов по определению не мог. В 1955 году Станислав окончил институт, поступил в аспирантуру и его избрали секретарем комсомольской организации вуза. Теперь они встречались в комитете комсомола, куда активистка Харькова, отвечавшая за культмассовый сектор на своем факультете, забегала чуть ли не каждый день.

Однажды она оставила в комитете свою «балетку», в которой лежала зачетная книжка. Успешно сдала зачет и пришла за книжкой. Мазанов как раз отправлялся в тот корпус, где шли экзамены, и она попросила его проставить зачет. Не в меру серьезный секретарь взял зачетку и пролистал ее – Галина заметила, как округлились его глаза: — Харькова, ты что у нас круглая отличница? Мазанов, похоже, не мог поверить, что «легкомысленная» танцовщица, «попрыгунья-стрекоза» может быть отличницей.

— Моя фамилия — в списке отличников, что висит на входе в комитет комсомола.

— А я думал, однофамилица…

С этого дня и начались «их отношения», которые вскоре закончились свадьбой.

Двадцатый съезд партии, состоявшийся в феврале 1956 года, внес сумятицу в жизнь Мазановых. Галина, поступившая в институт в 1952 году, на первой же октябрьской демонстрации видела Сталина и улыбавшегося за его спиной Хрущева, и каково же было ее удивление, когда было заявлено о культе личности. Студенты были в смятении, но хуже всех, пожалуй, чувствовал себя Мазанов, должность которого обязывала заниматься разъяснительной работой.
С 1955 года в газетах все чаще стали появляться сообщения о начавшемся в Сибири строительстве крупнейшей в мире Братской ГЭС, а также призывы и обращения руководства страны ко всем комсомольским организациям направить своих представителей на строительство электростанций и других крупных промышленных объектов. Этот призыв нашел весьма горячий отклик — тысячи молодых людей стали подавать заявления. «Это было то, что нужно, — напишет в своей книге Мазанов. — Заручившись согласием Гали, я подал заявление о направлении меня на строительство Братской ГЭС. В аспирантуре мне дали отпуск на три года (срок комсомольской путевки)».

Но Мазанов уехал в Братск не на три года, а на всю жизнь. Позже, рассуждая, почему так случилось, он писал: «…причиной этого стала совершенно особая атмосфера деловых и общественных отношений, основанная на общих крупных интересах, прямоте, доверии, открытости и порядочности основной массы людей».

АНСАМБЛЬ МОИСЕЕВА

Годом позже в Братск должна была выехать и Галина. В Москве шел Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Танцевальный коллектив института, руководила которым солистка ансамбля Игоря Моисеева Зинаида Федоровна Клевезаль, участвовал в бесконечных концертах (в Кремле, МГУ) и стал лауреатом фестиваля. На Ярославский вокзал Галина приехала, не успев снять концертного костюма: только что она выступала с молодежным переплясом (позже Моисеев его переработает и назовет «Лето») на какой-то площадке, и ее номер шел вслед за Людмилой Гурченко, исполнявшей песню «Пять минут». Во время отборочного просмотра танцевальных коллективов Москвы для участия во Всемирном фестивале молодежи и студентов Галина получила приглашение стать солисткой ансамбля народного танца Игоря Моисеева. Ансамбль уже в те годы пользовался огромной популярностью и был, наверное, единственным советским коллективом, который выпускали за рубеж. В 1955 году артисты ансамбля выступили в Париже и Лондоне, и «за кулисами» уже поговаривали о скорой поездке в Америку.

Моисеев создал уникальную, единственную в мире школу танца, отличительной чертой которой был высокий профессионализм исполнителей. Танцовщики, воспитанные Игорем Моисеевым, были широко образованными, универсальными артистами, свободно владеющими всеми видами танца. Один из основных принципов Игоря Моисеева – брать только лучших, причем из числа своих же воспитанников. Других слишком долго придется обучать новой методике. Приглашение, конечно же, очень польстило и обрадовало Галину. Ночью она побежала на телефонную станцию звонить в Братск. Телефонная связь в то время была на самом низком уровне, но Галина всё же дозвонилась до Энергопоезда, где в то время работал Станислав, и рассказала о столь заманчивом, на её взгляд, предложении. После долгой паузы Станислав сказал: — Ну смотри, где ансамбль Моисеева танцует, а где работаю я, и сама выбирай… Галина выбрала Братск.

ПАССИОНАРИИ

Высокую трудовую активность братчан-первостроителей Станислав Мазанов в своей книге «Записки к истории Братской ГЭС и Братскгэсстроя» объясняет с помощью теории пассионарности историка Льва Гумилева, выделяющего «особей энергоизбыточного типа, обладающих врожденной способностью абсорбировать из внешней среды энергии больше, чем это требуется только для личного и видового сохранения, и выдавать эту энергию в виде целенаправленной работы по видоизменению окружающей их среды».

К личностям с высокой степенью пассионарности Мазанов, к примеру, относил первого начальника Братскгэсстроя Ивана Наймушина, но и сам Станислав Степанович был типичным пассионарием, или, как сейчас говорят, трудоголиком. Энергопоезд, котлонадзор, Братская ТЭЦ, управление главного энергетика (УГЭ) – Мазанов везде работал с полной отдачей и отличался особо крепким словом: сказал – значит, сделал. Но это не мешало ему быть жизнерадостным, обладающим тонким чувством юмора человеком.

В своих мемуарах он то и дело вспоминает «смешные» истории. Одна из них, к примеру, случилась при аварии на линии электропередач, идущей на строительство Коршуновского ГОКа. Одна бригада электролинейщиков отправилась пешком вдоль линии, вторая — с Мазановым, тогда начальником УГЭ — вылетела на вертолете. Упавшее на провода дерево заметили с воздуха, но высадить с вертолета бригаду в условиях тайги не смогли. Вернулись к бригаде, продвигающейся по трассе пешком, и решили сбросить с вертолета вымпел с указанием координат аварии и припиской: «Если что-то нужно, выложите на земле своими телами первую букву того предмета, который нужен». Никакого подходящего грузила для вымпела, кроме банки консервов, Мазанов не нашел, и это, наверное, и стало причиной последовавшего курьеза. Мазанов вспоминает: «Сделав небольшой круг над тайгой, мы увидели букву «П». Посоветовавшись, решили, что это пила (дерево все-таки надо пилить). Сбросили. Опять делаем круг, опять – «П». Бросаем бухту провода и снова – круг. Вновь «П». Бросаем пассатижи. Опять круг и опять «П». Фантазия наша была исчерпана… На другой день спрашиваю, что означала эта загадочная буква «П». — «Так на вымпеле были консервы, вот и просили «Пожрать».

Но не только успехами сопровождалась жизнь Мазановых. Бывали и большие потери: в сентябре 1970 года пропал без вести катер с двумя людьми, отправленный Мазановым к месту охоты, куда группа охотников УГЭ позже намеревалась приехать на машинах. Это стало причиной больших неприятностей. Братскгэсстрой объявил Мазанову строгий выговор, прокуратура сначала возбудила, а потом прекратила уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления. В мае 1972 года решением комитета партийного контроля при ЦК КПСС Мазанова исключат из партии и восстановят лишь спустя десять лет, когда руководству Минэнерго потребуется сильный руководитель-специалист на строительство объектов энергетики Дальнего Востока.

НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

В 1984 году Галине Михайловне позвонил начальник Братскгэсстроя Анатолий Николаевич Закопырин и сказал: «Бросай-ка ты свою ТЭЦ и поезжай в Хабаровск, если хочешь, чтобы твой муж был жив и не умер от голода». Закопырин только что приехал из рабочей поездки на Дальний Восток и, побывав в гостях у Мазанова, был удручен его бытом. Домой приходит в двенадцать ночи, встает в шесть утра, в семь – на площадке. Каждый день летает на объекты. Продукты купить некогда. В холодильнике только батон и кусок масла. Галину Михайловну, в то время начальника ПТО ТЭЦ-7, переводят из Иркутскэнерго в Братскгэсстрой на должность заместителя начальника технического отдела по энергетическому строительству и отправляют в длительную командировку на Дальний Восток.

Станислав Степанович – начальник производственного строительно-монтажного объединения «Северовостокэнергострой» — пользуется уважением не только у своих подчиненных, но и у руководства края, включая первого секретаря крайкома партии А. К. Черного. В 1981 году во время строительства ЛЭП-220 Хабаровск-Комсомольск-на-Амуре по Сельгонскому болоту Мазанов предложил оригинальное инженерное решение — установку опор на плавающем фундаменте, потому как даже самые длинные сваи не давали «отказа» и, утопая в болоте, «уходили в Америку», как шутили ЛЭПовцы. Позднее Черный так будет вспоминать Мазанова: «Он нашел решение за одну ночь. По его предложению строители больше не пытались закрепить фундамент в грунте, а поступили следующим образом. Взяли три длинные тяжелые железобетонные балки. Две положили крест-накрест, третью – сверху. Получился этакий «ёж». Его опустили с вертолета и положили плашмя на болотное дно. Поставили под него подпятник. Саму опору – тоже с вертолета – поставили на «ежа»… Опора получилась плавающая. В практике сетевого строительства она использовалась впервые… Естественно, всех беспокоил вопрос: устоят ли опоры на незакрепленном фундаменте? Мазанов дал гарантию на год. А они стоят до сих пор».

Первое время, чтобы никого не смущать своей фамилией, Галина Михайловна работает инкогнито, и это помогает, поскольку её не боятся и особо ничего не скрывают. Во время строительства Амурской ТЭЦ было принято решение установить более мощное оборудование. Подготовили и выдали в производство проектную документацию на замену котлов и турбин, рассчитанных на более высокие параметры, но не выдали в производство проектную документацию на замену оборудования для химической очистки воды. Проходя по цехам действующей ТЭЦ, Галина Михайловна заметила разобранную турбину с солевыми отложениями на лопатках. Вывод напрашивался сам собой: вода не подвергается необходимой химической обработке – глубокого обессоливания. Директор ТЭЦ тут же признал нарушение, объяснив это нереально сжатыми сроками строительства, спущенными сверху, а узнав фамилию Галины Михайловны, и вовсе сдался: — Вы у нас, как Гаврош, — сейчас унесете ящик патронов Мазанову, и он нас будет ими расстреливать… Ничего не оставалось, как ехать в Москву и согласовывать новые сроки ввода ТЭЦ в эксплуатацию.

Вернувшись в Братск, Галина Михайловна снова пошла работать на ТЭЦ, но из-за ослабшего здоровья все чаще стала подумывать о выходе на пенсию, и тогда ей предложили «легкую» работу – начальником отдела новой техники Братскгэсстроя. Юрий Ножиков, новый начальник БГС, пригласил ее на беседу. Долго убеждать Галину Михайловну не пришлось. С Юрием Абрамовичем она была знакома еще с той поры, когда он работал начальником управления «Востокэнергомонтаж», которое занималось монтажом энергетического оборудования на тепловых станциях Сибири и Дальнего Востока. Ей нравился его метод получения информации из первых уст о состоянии дел на строительстве: одевает обычно телогрейку, каску и говорит сопровождающим его лицам : «Вы тут постойте, в котел можете не лезть, я сам посмотрю». При этом он выглядел настоящим работягой и, когда забравшись в котел, спрашивал простецки: «Ну что тут?», рабочие принимали его за своего и откровенно высказывались обо всех проблемах…

Новая работа Галины Михайловны оказалась на редкость интересной. Многочисленные подразделения Братскгэсстроя регулярно выдавали различного рода новации на уровне изобретений и рационализаторских предложений, и задача отдела состояла в том, чтобы координировать их работу в этом направлении и распределять материальные средства в соответствии с проектами, возможностями и результатами. Помимо чисто технической работы, отдел курировал работу газеты «Огни Ангары», библиотеки Братскгэсстроя, музея, организовывал издание книг и съемку фильмов. При содействии отдела, к примеру, Восточно-Сибирской студией кинохроники были сняты кинофильмы «Братскгэсстрой» — вчера, сегодня, завтра» и «Притяжение Братска», изданы двухтомник «Человек и его дело» и красочный проспект «Братскгэсстрой», напечатанный в Финляндии.

ИНЖЕНЕРНЫЙ ЦЕНТР

Занимая руководящие посты, Мазанов никогда не забывал, что он инженер, и по мере возможностей пытался использовать в своей работе новые технологии. Работая на Дальнем Востоке, предложил, и совместно с вертолетчиками разработал метод монтажа опор ЛЭП-220 и ЛЭП-500 с помощью вертолетов. Это было впервые в мировой практике электросетевого строительства. Применение вертолетов при монтаже опор позволило сократить время строительства ЛЭП почти вдвое. При строительстве Хабаровской ТЭЦ №3, когда возникли обстоятельства, не позволяющие обеспечить непрерывное бетонирование фундамента под мощную турбину, он предложил способ упрочнения фундамента и взял на себя полную ответственность за его надежность. Это позволило ввести в работу энергоблок точно в запланированный срок. Позже Станислав Степанович предложил использовать при строительстве ЛЭП дирижабли – из затеи, правда, ничего не вышло из-за наступившей в стране перестройки.

В это нелегкое время Станислав Степанович возглавил инженерный центр Братскгэсстроя. К числу заметных работ центра можно отнести применение в строительстве и реконструкции зданий невзрывчатых разрушающих веществ. Впервые в Братске инженерным центром было освоено строительство фундаментов в вытрамбованных котлованах без забивки свай. Освоено производство полиуретановых манжет для гидросистем строительных механизмов.

В 1998 году инженерный центр, ставший коллективным членом Российской ассоциации инженеров по отоплению, вентиляции, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике (АВОК), разрабатывает «Концепцию…» и «Основные направления работ по энергосбережению в коммунальном хозяйстве города Братска», и первым не только в городе, но и области начинает заниматься проектировкой и выполнением работ по монтажу, наладке и техническому обслуживанию индивидуальных тепловых пунктов с приборами учета. Сегодня, по сути, это единственное направление в работе центра. Насколько профессионально оно реализуется, можно судить по положительным отзывам заказчиков, а в 2008 году АВОК наградил центр грамотой «За достижения в инженерном искусстве».

После смерти мужа в 2003 году, несмотря на возраст, Галина Михайловна стала генеральным директором инженерного центра (ООО «Инженерный Центр «Стройпрогресс») и одновременно главным инженером проектов. В последние годы в центре в силу объективных обстоятельств значительно сократились штаты, и, тем не менее, его потенциал остается не до конца востребованным. На рынке появилось много неквалифицированных и несертифицированных конкурентов, которые «уводят» клиентов за счет низких цен, но не обеспечивают необходимого качества работ. Да и само по себе внедрение новых энергосберегающих технологий в Братске идет со скрипом. И дело тут, наверное, не столько в платежеспособности населения, сколько в «традициях». Многие, наверное, слышали об «умном доме», в котором «виртуальный хозяин» круглые сутки контролирует и управляет работой разнообразных систем, направленных на создание комфорта и уюта — кондиционирования, освещения, отопления, безопасности. Можно выставить требуемую температуру и влажность в нужных комнатах — форточки автоматически закроются и откроются. В режиме реального времени система сможет проинформировать о возникших внештатных ситуациях, связанных с неисправностью инженерных сетей. Удобно и полезно, но таких квартир и домов в России единицы. Галина Михайловна видела их лишь в Подмосковном Зеленограде и в домах Газпрома в Москве. «Умный дом» средней комплектации стоит примерно 500 тысяч рублей – сумма вполне подъемная для состоятельных братчан, но в городе пока не нашлось ни одного домовладельца, желающего «поумнеть».

ТАНЦУЯ В УМЕ

Сегодня в инженерном центре работают люди, большинство из которых давно перешагнуло порог пенсионного возраста, но именно на них Галина Михайловна и делает ставку. Эти люди не подведут. Когда на Саяно-Шушенской ГЭС случилась катастрофа, Галина Михайловна, Почетный энергетик России, написала письмо Президенту России, в котором проанализировала причины произошедшей трагедии и изложила свои предложения по улучшению надежности и безопасности в энергетике страны. При этом отметила бесперебойность работы Иркутской энергосистемы, указав, что её хорошее техническое состояние поддерживается, в частности, благодаря использованию опыта старых специалистов, таких, как Борис Петрович Варнавский, в свое время возглавлявшего Иркутскэнерго: «Очень дальновидно поступил О.В.Дерипаска, когда предложил Варнавскому руководить технической политикой в своей энергетической системе».

Мне рассказывали, что седовласый инженер Братскгэсстроя, знаток и библиофил Пиотрович называл Галину Михайловну самой умной женщиной Братска, а один из её коллег — примой Братской инженерии, заметив, что работает она, будто танцует, красиво и легко. И главное – с куражом. Танцевала Галина Михайловна всю жизнь, и эстетика танца не могла не отразиться на эстетике труда. Приехав в Братск в 1958 году, организовала на Правом берегу один из первых танцевальных коллективов города, а бывая в Москве, всякий раз ходит на концерт ансамбля Моисеева и просит билеты на ряды, которые предназначены для бывших моисеевцев. В середине 60-х Галина Михайловна приехала в Москву и позвонила Зинаиде Федоровне Клевезаль, своему бывшему танцмейстеру.

— Ой, Галя, как я рада! Приходи быстрей. Я ставлю ваш танец с девочками из училища Большого театра. Техника просто изумительная, но нет куража. Покажи, как это делается…

— Я приехала с детьми, Леной и Таней, немного располневшая, — вспоминает Галина Михайловна. — На репетиции был все тот же баянист – Юра Маркин. Пришел и мой старый партнер Валентин Щюгарев, Щюгарек, как мы его звали, он тогда учился в аспирантуре. Танцевали «Саратовский перепляс» — один из первых танцев, поставленных Игорем Моисеевым. Темп дали такой, что, закончив танец, я буквально свалилась на руки партнера. Больше я не танцевала. Но и сейчас, когда у меня плохое настроение, включаю Моисеева и танцую в уме…

Автор: Сергей МАСЛАКОВ

Источник: материал с сайта «Сибирский характер» от 4 сентября 2012 года

Мазанов Станислав СтепановичИСПЫТАНИЯ И РАДОСТИ ТАЙГИ

Станислав Степанович Мазанов — один из ярких именитых представителей инженерной школы Братскгэсстроя. 30 июня 1956-го после окончания Московского института химического машиностроения с дипломом инженера-теплотехника приехал он строить ГЭС на Ангаре, хотя в столице уже стал аспирантом вуза и штатным работником Бауманского райкома ВЛКСМ.

В Братске начал с мастеров монтажного участка, прошел трудовой путь до начальника управления главного энергетика. В семидесятых занимался строительством энергетических объектов и проблемами стройиндустрии в должности заместителя главного инженера Братскгэсстроя. В дальнейшем был начальником управления «Электросетьстрой». На правах заместителя начальника Братскгэсстроя курировал возведение объектов энергетики на Дальнем Востоке. В конце восьмидесятых Станислав Степанович был назначен директором вновь образованного инженерного центра Братскгэсстроя.

Грамотнейший инженер всю свою трудовую биографию провел под флагом Братскгэсстроя. Жил его делами. Собственными знаниями, опытом и беззаветным служением делу Братскгэсстроя приближал ввод объектов и совершенствовал деятельность уже работающих предприятий. Участок ЛЭП-220 кВ Хабаровск-Комсомольск-на-Амуре протяженностью свыше 100 километров Братскгэсстрою необходимо было возвести в течение года. Несмотря на то, что это были 80-е годы, край переживал тяжелейшее положение с обеспечением электроэнергией.

В своих записках к истории Братской ГЭС и Братскгэсстроя, первую и вторую части которых Станислав Степанович издал при жизни, он в подробностях и лицах рассказывает о славной дальневосточной странице Братскгэсстроя. О том, как монтаж энергообъектов там отличался от организации работ в Братске, где Братскгэсстрой был всё: «И царь, и Бог, и воинский начальник».
В Комсомольске-на-Амуре, Хабаровске Северовостокэнергострой не имел своих мощностей по товарному бетону, раствору, другому вспомогательному производству, все приходилось решать через партийное начальство территорий. В своих биографических записках Мазанов пишет только о том, в чем лично принимал участие. Делится впечатлениями о совместной работе с каждым из начальников Братскгэсстроя.

Третью часть записок уже после ухода из жизни автора выпустили в свет на основе материалов Станислава Степановича его вдова Галина Михайловна и дочь Елена. Они же дали литературную жизнь и рассказам Станислава Мазанова об охоте. Станислав Степанович был страстным поклонником зимней и летней рыбалки, охоты на уток, косачей, соболя, рябчиков и даже косуль. Этим увлечением он проникся с первых лет жизни в Братске. Тайгу «брал» с инженерным подходом в такой же грамотной группе охотников. Мог месяцами, хотя из-за напряженной работы это получалось крайне редко, там проводить. Ходил на промысел и по токам в братской и усть-илимской тайге, держал охотничьих лаек, знал все секреты выживания в экстремальных условиях сибирского леса, умел лечиться дарами природы. В зимовье с банькой после удачных походов любил поговорить о делах и жизни с таким же «тайгоманом» Алексеем Грабарем. Вот такими разносторонними, интересными людьми был богат Братскгэсстрой.

Автор: Алла ТИРСКИХ
Источник: газета «Знамя» от 19 сентября 2014 года

Если у Вас есть дополнения и поправки или Вы хотите разместить на сайте «Имена Братска» биографии Ваших родных и близких — СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ



ВНИМАНИЕ! Комментарии читателей сайта являются мнениями лиц их написавших, и могут не совпадать с мнением редакции. Редакция оставляет за собой право удалять любые комментарии с сайта или редактировать их в любой момент. Запрещено публиковать комментарии содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического характера, или нарушающие иные требования законодательства РФ. Нажатие кнопки «Оставить комментарий» означает что вы принимаете эти условия и обязуетесь их выполнять.

МАЗАНОВ СТАНИСЛАВ СТЕПАНОВИЧ , 5.0 out of 5 based on 3 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (3 votes cast)
| Дата: 10 апреля 2016 г. | Просмотров: 643