Лидеры рейтинга

ПИСЬМА ИЗ БРАТСКА. 2 ЧАСТЬ: 1961 ГОД (Автор: Бурыкина С.С.)

ПИСЬМА ИЗ БРАТСКА. 2 ЧАСТЬ: 1961 ГОД (Автор: Бурыкина С.С.)

Стелла Бурыкина

СТЕЛЛА

2 января 1961 г.

(Стелла – маме)

Вот уже мы и в новом году живём. Можно сказать, что 1960 год был для нас интереснейшим годом в жизни, даже счастливым годом. В этот год определилась наша судьба, началась самостоятельная жизнь. У меня осталось приятное чувство удовлетворенности от этого года. Такого чувства у меня не было ещё ни разу. Всё получилось правильно, интересно и замечательно! Было бы хорошо, если бы 1961 год принёс столько же новых ощущений, новых впечатлений, новых встреч. Главное, чтобы никогда не покидало чувство новизны происходящего, чтобы ничего не приедалось.

Встретили новый год у себя дома. Было очень тепло и хорошо. Выпили за вас, наших родителей, пожелали вам счастья, здоровья и возможности гордиться нами. Это ведь для вас тоже важно. Днём ходили на лыжах, фотографировались. Был замечательный солнечный день. Потом был праздничный вечер в Красном уголке с нашим проигрывателем. Неплохо прошел, пьяных не было. А сегодня с утра приехала машина и взяла меня в контору. Опять наряды! Но я быстро разделалась, и вот уже – дома. А Лёля с утра ушла, и до сих пор её нет. Наверное, какая-нибудь авария.

5 января 1961 г.

(Стелла – маме)

Хочу сообщить, что к вам заедет мастер из нашего СМУ Володя Соловово. Большая просьба – пластинки: классику, хорошо бы Скрябина. Динина мама может зайти в ГУМ и что есть хорошего — взять. Снова у нас морозы. Сегодня было 45, но день не актировали. Пока никто не обморозился.

12 января 1961 г.

(Стелла – маме)

Особых новостей нет. Приехало много моряков. Ко мне поступило человек 40. В основном, ребята неплохие. Сейчас всё для них в новинку, и они смотрят широко раскрытыми глазами. А главное, работают здорово (а что мне ещё надо?). Уже нет никакой горячки – спокойно прокладываем теплосети с водопроводом.

У меня кое-какие плохие новости: на глазах появились ячмени. Неприятная неожиданность! Не знаю, чем лечить, и стоит ли вообще лечить. Думаю – бесполезно. Исполните, пожалуйста, мою просьбу – пришлите с Володей пластинок, хочется пополнения духовной пищи.

15 января 1961 г.

(Стелла – сестре бабушки)

Спасибо за все ваши пожелания, и за то, что вы на новый год не забыли выпить за меня и пожелать мне всего хорошего. Морозов я не боюсь – можете за меня не беспокоиться. Кстати, они сейчас спали, и установилась мягкая, спокойная погода – примерно 20 гр. В такие дни очень красиво: сосны стоят в снегу, светит яркое красное солнце и от деревьев – длинные синеватые тени.

С работой у меня сейчас ладится хорошо. Пошли спокойные дни без всякой штурмовщины. С прорабом мы здорово сработались, и мне теперь легко. В магазинах всё есть, вплоть до топлёного масла, колбасы, мороженого, пельменей. Есть мясо и рыба. И промтоварами снабжают хорошо. Правда, хороших вещей носить здесь не приходится. Основная одежда: телогрейка, шапка-ушанка и валенки. Очень редко приходится одевать нарядное платье. Живём мы дружно вчетвером, помогая во всём друг другу.

15 января 1961 г.

(Стелла – маме)

Пишу криво, косо и плохо, потому что смотрит у меня один глаз. Другой, опухший до безобразия (уже не открывается),завязан. Особо не беспокойтесь – ячмень вреда не приносит. Сегодня воскресенье, и днём были соревнования на первенство ЛПК. Участвовали Жилстрой, Спецстрой, Промстрой, Стройдвор и Теплоэнергорайон. От Спецстроя (моего СМУ) выступили 3 девушки: Дина, Инна и Лёля (Стелла была с завязанным глазом, усердно болела и не могла принять участие). В следующее воскресенье всем общежитием поедем на экскурсию на ГЭС и кататься на коньках на Падуне. Кстати, наше общежитие заняло 2-ое место по чистоте.

19 января 1961 г.

(Стелла – маме)

Я начинаю заниматься английским и не просто так, а по-настоящему, на курсах. Недавно собрали всех ИТР с высшим образованием у главного инженера ЛПК и представитель Академии наук провела беседу, агитируя за поступление в аспирантуру НИИ. Уверяла, что стоит только сдавать экзамены и, наверняка, примут, т.к. большие преимущества сибирякам. Но поскольку у нас нет ещё двух лет трудового стажа, мы имеем право только заниматься на подготовительных курсах. Не обязательно даже поступать потом, а на курсах заниматься – пожалуйста. А я как раз решила начать заниматься языком. Видите как? У нас даже уговаривают поступать в очные и заочные аспирантуры и специально людей присылают готовить для этого людей. А набор москвичей, как нам сказали, сильно ограничен. Мы пока не решили насчёт аспирантуры, а вот язык – другое дело.

У нас уже почти весна – солнце очень тёплое, хоть температура минус 12, но уже весной пахнет. Говорят, что весна здесь очень красивая. Посмотрим.

БрГЭС

МЫ С ЛЁЛЕЙ НА ФОНЕ БУРУНОВ В НИЖНЕМ БЬЁФЕ ПЛОТИНЫ БРАТСКОЙ ГЭС

22 января 1961 г.

(Леля – ребятам из МАИ)

Сегодня воскресенье, а вчера мы впервые употребили ваш подарок – пинг-понг. До этого не было стола, и игра лежала без дела. А вчера мы просто так решили покидаться, сначала в коридоре общежития, а потом в Красном уголке. Сколько желающих нашлось играть! Мы организовали стол – в половину длины стандартного, и стали играть с Инкой. Образовалась очередь в 10 человек. Играли до 3-х часов ночи. Я побеждала всех ребят.

А сегодня мы ездили всем общежитием на Братскую ГЭС в специальном автобусе. Вы знаете, даже заядлые хулиганы перевоспитываются: меньше пьют, при нас не ругаются и другим запрещают, берут у нас книги читать. 28-го мы идем в поход на лыжах с ночевкой, 10 человек: шесть ребят и мы четверо.

Общежитие (1961 год)

ТЕННИС В КОРИДОРЕ ОБЩЕЖИТИЯ

22 января 1961 г.

(Стелла – маме)

У меня всё по-старому (уже начинаю так писать). Работать стало значительно легче. Дома я уже не занимаюсь технической документацией. На это у меня находится время на работе. Даже стала приходить в 5 часов домой. И дома времени больше освободилось. Теперь мы читаем и шьём, и в настольный теннис играем в Красном уголке. Настольный теннис – это тот, что нам ребята подарили в поезде на проводах в Братск. Здесь эту игру почти не знали. И теперь с превеликим удовольствием и азартом режутся до 3-х ночи. А скоро нам сделают ещё стол и дадут ещё одну игру. Вообще, наше общежитие очень дружное. Сегодня ездили на экскурсию на ГЭС. Было интересно. А ещё на собранные деньги купили приёмник «Волна» с проигрывателем. За чистотой следит сантройка, а за порядком (чтобы пьяных не было, ругани, драк, чтоб ребята у девчонок не засиживались и т.д.) следит бытсовет. В следующее воскресенье нам дадут машину, чтобы поехать на каток.

25 января 1961 г.

(Стелла – маме)

За моё здоровье не беспокойся: ячмени уже давно прошли и больше не повторяются, а больше ничего у меня не болит, и ничем я не болею. Я ведь целый день на воздухе. Это только прибавляет здоровья. И теперь я совсем не устаю, а даже, наоборот, мне хочется более бурной деятельности, а сейчас стало за широкой спиной прораба вольготно и спокойно. В воскресенье идём в настоящий поход на лыжах с палаткой. Мы уже соскучились по походам. Народу будет 10 человек, ребята неплохие.
Погода сейчас стоит тёплая – больше 25 не бывает. Говорят, что в этом году необыкновенно теплая зима. Обычно в декабре-январе около 40. Кончается зима в мае. Зато весной, говорят, удивительные цветы покрывают землю – жарки. Хочется скорее увидеть.

5 февраля 1961 г.

(Стелла – маме)

Уже так давно не писала! Постепенно ко всему привыкаешь, и уже нет той потребности делиться новыми впечатлениями, мыслями, как раньше. Сейчас сижу и слушаю пластинки. До чего они хороши! А главное, их много – 30 штук. Лучшего вы и не могли придумать! Как только удалось достать? Когда мы раньше ходили в магазин пластинок, там висела табличка: «Вокруг света» нет. Огромное вам спасибо за посылку: пластинки, яички, сладости. Володю мы встретили сегодня. Сейчас вечер. Ждём его на пресс-конференцию. Устроим пир с шампанским. На это у нас есть даже варёная колбаса «столичная» – очень вкусная. Случайно купили вчера впервые за всё наше пребывание здесь.

По работе изменения: я опять осталась одна на своём первом микрорайоне. Моего прораба повысили – он теперь начальник нового участка.

Володя сообщил интересную вещь: мама сказала, что в этом году в отпуск поедет не на юг, а на восток. Как это понимать? Неужели ты вправду думаешь приехать? Вот было бы здорово!! Ничего особенного: села на самолет и через 12 часов ты на месте. Приезжала же Володина мама и Динина собирается. Так почему бы не приехать? Комната у нас своя, есть раскладушка. Купаться и загорать будет где – море. Уже в мае-июне оно появится. Много грибов и ягод. Ну ладно, это дело будущего. Подумай.

В поход мы ходили. Было нас 8 человек. Ребята – рабочие и очень хорошие. Для них всё это в новинку. Вышли вечером в субботу прямо от дома встали на лыжи. Прошли 15 км по тайге к сопкам. Сделали хороший ночлег: отогрели костром землю и поставили палатку. Пели песни. Ребятам они понравились. Таких песен они ещё не слышали. Домой пришли рано: замёрзли всё-таки. Сейчас планируем более крупный поход: так, чтобы машина нас куда-нибудь забросила, а оттуда пешком до дома.
Посылаю газету «Огни Ангары». В статье «Человек идёт в гору» – про наших мисийцев, слаломную трассу и Женю Елизарова. Жаль, что мы не можем с ними общаться. Женя интересуется нами, передаёт приветы. Завтра мы едем на открытие слаломной трассы. Посмотрим, что же из неё получилось.

21 февраля 1961 г.

(Стелла – маме)

У нас, кажется, скоро будут коренные изменения, а именно: я и Лёля перейдём на проектную работу. Вот как это получилось. Как-то мы встретились с Елизаровым и в разговоре упомянули, что неплохо бы теперь поработать и на проектировании. Он сказал, что узнает. Так вот, когда он только сказал про нас в Проектной конторе, нас тут же туда потребовали. А мы не звонили Жене и почти не думали о том разговоре. Как-то случайно позвонили, а он и говорит: «Скорее приезжайте, вы очень нужны!». Мы приехали, а шеф заболел. Денька через три поедем снова. Нам не терпится узнать, сумеют ли нас перевести туда, и что за работа.

26 февраля 1961 г.

(Стелла – маме)

Только что пришли с тренировки (вернее, приехали). Записались в велосипедную секцию. Пока занятия в зале. В апреле, наверное, сядем на гоночные велосипеды. Очень рады этому. А на лыжи перестали ходить, потому что не интересно ночью по лесу гонять. А получалось именно так: в 6-7 часов вечера уже темно. Боюсь, что тормозом будет настольный теннис. Он занимает у Лёли и Инны всё свободное время. Оторвать их от этого занятия трудно. Сегодня Лёля уже не поехала на тренировку. Нам сделали теннисный стол, и теперь всё общежитие играет.

А вчера, в субботу, мы были на катке на Падуне. До чего же здорово! Каток, как в Москве, так же много народу, и даже настроение всё московского катка.

По поводу новой работы поедем после 1-го – сейчас закрытие нарядов. Отвечаю на твои вопросы: 1) Комсомольская работа довольно плохая, у нас плохой секретарь, хоть и освобожденный. Всю охоту отбивает. Скажешь: так снимите его? Я нашла нормального парня, члена комитета, поговорила с ним. Теперь осталось собрать комитет и переизбрать, но не получается никак. А сектор мой культмассовый, как ни странно, действует. Занимаются 2 драмкружка: один у нас в общежитии, другой – на 4-ом участке, где наших много живёт. В этом моей заслуги мало, я только агитировала, и самой пришлось записаться. 2) Как крепка наша дружба? Так же, как и всегда. «Распри» по работе, которые не прекращаются, нисколько ей не мешают. 3) Если мы перейдём работать на Падун, жить, наверное, останемся здесь. Во-первых, там не найдем комнату на четверых, а во-вторых, здесь всё как-то по-семейному, все свои, почти все знакомы друг с другом, одна молодёжь. Днём все дружно выходят на работу, и в посёлке никого не увидишь. А вечером все переодеваются, и посёлок заполняется. Хотя старожилы Падуна считают наш ЛПК жалким захолустьем, а вот у них – цивилизация. Там и леса совсем нет – всё вырублено под затопление, а мы целиком в тайге. Этот город стал для нас совсем родным (Москва роднее, конечно).

23 февраля у нас был праздник всего общежития (ребята-то недавние моряки и солдаты). Мы подарили им подарки, а они устроили шикарный стол в Красном уголке с выпивкой и закусками. Всё было очень хорошо. На 8 марта, наверное, тоже вечер устроим.

3 марта 1961 г.

(Стелла – маме)

Только что приехала с Падуна. Говорила с руководителем группы сантехников в Проектной конторе Братскгэсстроя. Выяснилось, что мы ему сейчас позарез нужны. Они начали проектировать промбазу ЛПК – основу основ строительства ЛПК. Там много всевозможных крупных заводов: бетонный, ремонтный, шлакоблочный и др., нефтебаза. Обычно такие проекты делаются в Москве, а здесь – только небольшие доработки. Но сейчас надо сделать целиком весь проект в связи с большим расширением промбазы. Она только начинает строиться, и Юрчук, главный инженер ЛПК, ждёт с нетерпением этот проект. Работа очень интересная. Надо начинать с распределения расходов, увязки колец сети водопровода, подбора диаметров, насосов, очистных сооружений. Причём, в их отделе ни одного ВиКовца. Нас повели к начальнику Проектной конторы. Тот сказал, что нужно получить согласие наших сегодняшних начальников, но, конечно, нас не отпустят, даже и думать нечего. Камбер, начальник отдела спецпроектирования, сказал, что договорится с главным инженером строительства ЛПК Юрчуком. С этим я и вернулась. В понедельник будет ясно. Был бы Гиндин, он бы всё сам устроил, но он в Москве.
В смотре общежитий наше заняло 1-ое место по ЛПК.

6 марта 1961 г.

(Стелла – маме)

Сегодня я позвонила на Падун. Там мне Камбер сказал, что договорился с Юрчуком. Я пошла к Юрчуку, и он написал на моём заявлении: «Не возражаю». А Александров сказал, что всё равно будет возражать, пробовал меня уговорить. И вот завтра иду с ним к Юрчуку. Не знаю, чем это закончится.

С общежитием нам повезло. Ребята и девочки все компанейские. Вчера был день выборов. С утра всем общежитием пошли голосовать (договорились заранее). Затем с сознанием выполненного долга позавтракали – каждый, где мог, – и в 11 часов у нас начался первый чемпионат по настольному теннису. Играли по олимпийской системе. Чемпион – Лёля. Ещё до конца этого чемпионата начался шахматный турнир всех участников шахматного кружка (руководитель – паренёк из нашего общежития, имевший когда-то 3-ий разряд). Их тоже немало – 13 человек. На 5 часов было назначено занятие драмкружка, но, к сожалению, руководитель кружка, женщина из нашего СМУ, не пришла (а её ждали!). Вечером – танцы. Красный уголок весь день шумел. Ребята и девочки все были на виду. Ни одного пьяного. Всё в очень тёплой непринуждённой обстановке, а ведь есть ребята, когда-то буквально отпетые, бывшие зэки. Вначале они и ругались, и пили, воскресенья не обходилось без драки. Сегодня сходили всем общежитием в кино (по заявке билеты легче купить). Не верилось, что такие разные люди могут сдружиться.

9 марта 1961 г.

(Стелла – маме)

Можете меня поздравить с новой должностью «конторской крысы». Завтра еду на работу к 9 часам в первый раз в платье и пальто. Как-то он будет выглядеть, мой первый «проектный» день? Это у меня, как бы, командировка. С ЛПК так и не отпустили, а порешили на том, что меня направят пока для помощи в проектировании промбазы до 1 мая, а потом вернусь обратно в СМУ. Юрчук говорит: «Посмотрим», и я говорю: «Посмотрим». Может мне там не понравится, или я не понравлюсь, или здесь очень интересные работы будут, ведь к маю как раз начнётся самый разворот наших коммуникаций на строительстве ЛПК. В общем, видно будет. Пока меня оформили временно инженером.

Теперь о наших буднях, вернее, о празднике. Справили мы «девчачий праздник» (по выражению наших ребят из МАИ, приславших поздравительную телеграмму) здорово, всем общежитием как одной семьей. Были накрыты столы на 50 человек в одной комнате, а в Красном уголке – танцы, игры и т.д. Нам подарили большой альбом для фото. Это будет наша фотолетопись. Уже много нафотографировали и отпечатали.

У нас сейчас настоящая весна: яркое солнце, снег сверкает, искрится и понемногу тает. Небо абсолютно синее, а тени от деревьев абсолютно фиолетовые. Без тёмных очков больно глазам, но их никто не носит, и потому мои лежат в ящике. Скоро уже лето, и я записалась на отпуск у себя в СМУ на август или сентябрь. В Проектной конторе тоже запишусь. Сегодня едем на тренировку. Получили массу поздравлений!

11 марта 1961 г.

(Стелла – маме)

Ну, вот и прошел мой первый день в проектной организации. Какую же он навёл на меня тоску! Ровно по звоночку начинать и кончать, я только и думала о своей свободе, когда была мастером. Что хочешь, то и делаешь. Ты сама себе хозяйка: можешь уйти на обед на час раньше или вообще не ходить, можешь опоздать на работу на 2 часа или прийти раньше. А здесь – даже если делать нечего – сиди. Встретили меня тепло. Дали стол. Всего в нашей комнате 8 человек, из них 2 начальника: Камбер – начальник отдела спецпроектирования, и Хоронов – руководитель группы сантехников. Вся группа работает по теплоснабжению и вентиляции, я одна – по водоснабжению и канализации. И эта одна мало что помнит из институтского курса, а в библиотеке нет ни справочников, ни таблиц, нужных для расчетов.

Работа предстоит очень серьёзная. Надо запроектировать все наружные сети промбазы ЛПК. А это огромнейший объект. Я смотрела генплан, и не верилось, что мне предстоит сделать такую работу. Пример: один какой-то «ремонтный завод» будет иметь главный корпус длиной 180 м. И таких объектов масса. И эта промбаза должна быть построена в первую очередь, еще до строительства ЛПК. Вот, поистине «проектирование поближе к производству». Дана безоговорочная директива закончить все сети к 1-му мая. Теплоснабженцы уже многое сделали, и то ноют, что не успеют, а раздел ВК10 еще вообще не начат. Меня отпустили с ЛПК до 1-го мая. Возможно, мне придется потом еще самой строить эти сети. Вот чудо! Сама запроектировала большой серьезный объект, а потом сама построила и проверила, хорошо ли запроектировала. Лучше учебы не придумаешь! Сейчас мои сети 1-го микрорайона вступают в эксплуатацию. Действуют пока хорошо. Аварий нет. А я в душе побаивалась.

Добираюсь я на служебном автобусе, который возит специально служащих Управления и Проектной конторы. Сегодня и Дина стала инженером ПТО своего СМУ.

Я снова собираю урожай ячменя. Никак с одного глаза не сходит. Не знаю, когда уже кончится этот сбор. Других болезней нет.

15 марта 1961 г.

(Стелла – маме)

Вот и я стала писать тебе во время обеденного перерыва на работе. Пообедала в столовой за полчаса, и делать больше нечего, а начинать работать раньше нельзя (для меня все это странно, если ты думаешь о работе, то уже работаешь.). Пока что занимаюсь черновой подготовкой: отыскиваю в архиве проекты объектов промбазы, делаю выборку нужных данных (расходов). Хочется скорее начать расчеты, но не получается быстро все найти – плохо знаю людей, архивы. Большая просьба: достань, хоть в библиотеке — Абрамова «Расчеты водопроводной сети».
Есть ли у вас кедровый орешки? Если нет – пришлю.

21 марта 1961 г.

(Стелла – маме)

Ты пишешь о возможности посылать посылки с первым встречным человеком. Это неплохо, даже очень. Вполне можно найти человека приличного, который довезет нам посылку. Да любой довезет. Не поверю, чтобы кто-то не отдал посылку. Я переедала с одним братчанином-латышом мешочек кедровых орехов в Ригу. Думаю, он их доставит прямо домой к свадьбе Шурика (не доехали орешки до адресата – ремарка автора).

Приехал руководитель группы Хоронов. Я делаю расчеты колец промплошадки. Он меня даже не проверяет и ничего не объясняет. Остальным все рассказывает. Я буду самостоятельно и сети считать и профили делать, и насосы подбирать. Мне все это очень нравится. Чувствуешь себя специалистом, а не девчонкой.

Ячмени прошли.

26 марта 1961 г.

(Стелла – маме)

Пришли мне, пожалуйста, техническую литературу (спроси у своих водопроводчиков). Знаешь, как мне туго приходится?! Водопроводчик я одна, спросить совсем не у кого. Расчеты здесь надо делать не так, как в институте, а проще, но я не знаю пока как. Многих данных в типовых проектах нет, а как обойтись без них, тоже не знаю. По всем вопросам водопровода обращаются ко мне – ужас! Но работа интересная – мне нравится. И знаешь, как помогает мне то, что я уже работала на производстве!? Ведь я делаю проект не отвлеченно, как в институте, а ясно представляя себе все в натуре. Еще мне нужны ручки, карандаши «кохинор» всех номеров.

Спрашиваешь, как с продуктами? Ничего. Мясо иногда выкидывают (в основном, козлятина). Сегодня купили печенку, масло – тоже редко, топленое. Консервы, зато, любые. Молоко есть, неважное. Короче, голодными не сидим, присылать ничего не надо.

1 апреля 1961 г.

(Стелла – бабушке)

У меня все хорошо. Проектировать очень интересно. Я этого даже и не подозревала. В понедельник переходит к нам Инна, а там – и Леля. Многие в отделе увольняются – кончается договор, и теперь отдел будет состоять почти только из нас. Сейчас делаю канализацию нефтебазы. У нас уже совсем тепло – до +12 градусов. Ходим в летних пальто и сапогах (грязи по колено).

7 апреля 1961 г.

(Стелла – маме)

Временно проектирование сетей промбазы ЛПК приостановилось, пока не будет окончательно утвержден ее генплан. Пока работаю над канализацией и водопроводом очень крупной нефтебазы, входящей в состав промбазы. Сложнейшая канализация с очистными сооружениями. Я целиком разобралась в технологии нефтебазы, и пришлось внести серьезные коррективы в проект, сделанный в отделе технологии. Они не разобрались в типовом проекте, и теперь сели делать свой проект заново. А за это денег уже не получат – хозрасчет.

Иногда пугаюсь всей ответственности: а вдруг взорвутся газы из канализации нефтебазы, или очистные сооружения не будут выполнять своих функций, или еще что-нибудь случится.

В кино ходим, а вот по театрам страшно соскучились. К тому же мы получаем журнал «Театр». Это еще более раздражает. Начала учить английский.

8 апреля 1961 г.

(Стелла – маме)

Сейчас опять у нас пошла работа: заставляют работать вечерами и в выходные. Сегодня, правда, воскресенье пропало – были на комсомольском воскреснике. В помощь сельскому хозяйству зарабатывали деньги на покупку доильного аппарата «ёлочка».

Мы уже катаемся на велосипедах, хотя иногда и снег идет, и морозцы бывают. Продуктов в Братске сейчас совсем нет. Не знаю, чем люди питаются: ни мяса, ни тушенки. Иногда только бывают молоко и сметана, еще масло и хлеб. Но мы питаемся продуктами из Москвы, в основном. Хотим в майские праздники поехать на Красноярские Столбы. Это уникальное место в Советском Союзе. Будут соревнования по скалолазанию. Очень интересно!

10 апреля 1961 г.

(Стелла – маме)

Получила гостинчик от Марка Александровича. Спасибо! Принесли трое, которые поселились рядом в доме. Как я обрадовалась маце! Как раз думала, хорошо бы вы прислали. И точно! В это время у нас была лекция о Шаляпине, и не удалось поговорить с ними, расспросить. Они ещё зайдут. Скоро Динина мама приезжает. Как-то не верится, что у нас здесь, и вдруг – мама! Вот радости будет! Сейчас у нас грязь ужасная: выпал снова снег и грязь с ним перемешалась.

Вчера были на концерте одесской эстрады – такая халтура! Как мы соскучились по настоящему театру! Ведь здесь концерты: глупейшие конферансье, надрывные певички, жонглеры, акробаты, фокусы. И все это воспринимается с таким восторгом, даже обидно становится за народ. Здесь только прочувствовали всю прелесть театральной Москвы. Пришли вчера с концерта и хоть душу отвели пластинками: послушали 2 акта «Кармен». У нас в Красном уголке «Кармен» уже слушали, всем понравилось. Наше общежитие взяло повышенные обязательства за право бороться за звание «Общежитие коммунистического быта». Мы уже вступили в дружину, сделали площадку перед домом для городков, воскресенья проводим вместе. Только все-таки надо перебираться на Падун. Ездить 2 часа в сутки – ненормально: и времени жалко, и устаешь. Вроде даже наклевывается комната – уезжает одна наша сотрудница с окончанием договора в июне. Никаких удобств, кроме отопления.

НИЖНИЙ БЬЁФ ПЛОТИНЫ БРАТСКОЙ ГЭС

НИЖНИЙ БЬЁФ ПЛОТИНЫ БРАТСКОЙ ГЭС

23 апреля 1961 г.

(Стелла – маме)

Не буду описывать, как мы встретили Динину маму, и как ей здесь нравится – она сама расскажет. Дом у нас теперь завален всевозможными продуктами. Больше всего мне и, кажется, девочкам нравится бабушкин «тэйглах». Такого вкусного она ещё никогда, по-моему, не делала.

На работе тружусь в поте лица. Одна не справляюсь. А у теплотехников почти нет работы, и они меня только отвлекают. Я ведь тоже не прочь поболтать.

Как же мы вам завидовали, когда вы встречали Юрия Гагарина! С 5 до 11 часов вечера радио не умолкало ни на минуту, передавая гулянья, демонстрацию, ликование в Москве. Хоть мы и восхищались здесь, но никаких демонстраций и митингов, к сожалению, не было.

1 мая 1961 г.

(Стелла – маме)

На Столбы поехать не удалось: у Лёли с 1-го на 2-ое мая – дежурство на работе. Решили в праздники разобрать, промыть и смазать велосипеды.

Мы прослушали всю передачу из Москвы о параде и демонстрации. У нас был митинг у клуба и всё. Лёля после праздника перейдет в Проектную контору. У Инны уже тоже близко к этому. Помогает Гиндин. У меня работы масса, беру даже домой, делаю её с удовольствием.

К нам в Проектную контору привезли настольный теннис. Теперь в обед я режусь в пинг-понг вместо того, чтобы стоять в очереди в столовую. Перекусываю на ходу.

29-го апреля наша контора, Управление ГЭС, Мосгидэп выезжали на субботник на ГЭС. Поработали так, что до сих пор руки болят. Я работала вместе с Алексеем Марчуком.

Мы прогрессируем: в комнате осталось уже не 3, а 2 кровати. Вместо очередной вынесенной кровати встали велосипеды. Стало ещё свободней и уютней.

Работы сейчас много – не до отпуска. Не могу себе представить, как можно уехать, не сделав всего необходимого. Производственники буквально из рук рвут чертежи. Не успеешь закончить, они уже торопят отдавать в калькировку и техотдел. Время не ждёт – лето на носу – у них самая работа.

9 мая 1961 г.

(Стелла – маме)

Подходит к концу моя первая и, кстати, крупная работа по нефтебазе. Очень спешу её закончить. Во-первых, срок – 12 мая, а во-вторых, числа 13-го дадут уже генплан промбазы. И тогда начнётся настоящая горячка по сетям. Если лето пропустим, на год оттянется строительство ЛПК. Работать, наверное, придётся буквально днём и ночью. В связи с этим перейду жить на Падун. Завтра должна выйти сюда Лёля.

У нас сейчас весна-зима. Сегодня выпал такой крупный снег, что всё засияло от его белизны. А потом началась метель. Это было очень экзотично – метель в мае.

Работой увлечена, даже домой, на ЛПК не тянет. С удовольствием остаюсь поработать.

С продуктами здесь пока туговато, но мы живём ещё маслом и домашними яичками. В столовой можно иногда мясного поесть. Так мы и делаем. Ещё везде продаётся камбала, сырая и жареная.

19 мая 1961 г.

(Стелла – маме)

Как я давно уже не писала! Но вы не должны обижаться. Прихожу домой в 10-11, а то и в 12 часов ночи. Голова забита другим. Спешу кончить нефтебазу, потому что генплан уже лежит и ждёт. Нас, наверное, посадят официально на продлённый день. Только в воскресенье езжу на побывку домой.

Недавно у нас на ЛПК была спартакиада. Мы тоже приняли участие и в первый раз гоняли на велосипедах. С этого воскресенья у нас началось лето: теплынь, солнце – Ялта. Кстати, доказано, что у нас столько же солнечных дней, сколько и в Ялте. А главное, ещё мошки нет. Говорят, она появится с середины июня. Девочки всё ещё не работают в Проектной конторе. Насчет Инны уже есть приказ Гиндина. Лёля всё разделывается со сдачей дел. Скоро будем ездить на Падун вчетвером. Так не хочется уходить из нашей свободной (без двух кроватей) комнаты с книжными полками и велосипедами. Общежитие выходит в лес, и мы можем тренироваться на свежем воздухе. Большая просьба: пришли мне, пожалуйста, цанговый карандаш. Он повышает производительность.

Палаточный Братск

ЛЕСУ ВОЗЛЕ ПАЛАТОК

30 мая 1961 г.

(Стелла – маме)

Наконец-то я снова смогла написать. Ну, совсем некогда! В это воскресенье работали. Лёля уже у нас, а Инна будет послезавтра.
Знаешь, что мы сейчас едим? Ананас! Только что получили посылку от Иры Бурт и Гиссаны с двумя ананасами, тридцатью шариками для пинг-понга, конфетами, печеньем, халвой и гомеопатическим средством от ячменей. Вот молодцы!

У нас сейчас так хорошо, так красиво, такие запахи, что можно с ума сойти! Жарки приводят в неописуемый восторг! Черёмуха цветёт, подснежники, как тюльпаны. Зазеленела лиственница, появились фиалки. Птицы поют, не переставая.

16 июня 1961 г.

(Стелла – маме)

Сейчас такая работа, такая работа, что некогда даже есть, пить, спать. А я ещё, ко всему прочему, чуть-чуть приболела. Сперва одно ухо, теперь – другое. И ячмени не проходят. Одно лишь воскресенье дали нам на отдых, т.к. мы закончили генплан, и предстояла работа с профилями и деталировками. Эту субботу и воскресенье мы использовали на слёт туристов.

Был замечательный день: жара, мошки нет. И был замечательный слёт со всеми традициями слёта туристов МИСИ. Слёт был на острове Тенга. Красочный ковёр из цветов и травы, берёзы, сросшиеся стволами, как в старинных заброшенных усадьбах. Кругом смородина, черёмуха – очень красивый остров! Купались в Ангаре, а она холодная! Вернулись домой в 12 часов ночи.

20 июня 1961 г.

(Стелла – бабушке)

Никогда не думала, что настолько буду увлечена работой, что ни о чём больше и думать не смогу, и делать тоже. Просто некогда. Рабочий день начинается в 6-7 утра и до 9-10 вечера с некоторыми перерывами, в которые успеваешь только прийти в себя.

Как ты знаешь, мы уже живём на Падуне, пока в Красном уголке женского общежития. Это сохраняет нам массу времени и энергии. Нет душа, туалета, вода привозная. Лёля живёт пока на ЛПК. Работа страшно интересная, нужная, спешная. Как чувствуется недостаток в знаниях! Я делаю водопровод, Лёля – канализацию, Инна – теплоснабжение. Всё это для промбазы ЛПК, т.е. для СМУ Спецстроя, где я раньше работала. В кино не ходим, книг не читаем.

В одно из воскресений был слёт туристов. Даже не ожидали, что здесь может быть такой квалифицированный слёт! Руководили им мисийцы. Многие группы пришли на остров на плотах. Остров красоты неописуемой!

Братская ГЭС

ПУСК 1-ГО ПОЕЗДА ЧЕРЕЗ ПЛОТИНУ БРАТСКОЙ ГЭС 3 ИЮЛЯ 1961 ГОДА

3 июля 1961 г.

(Стелла – сестре бабушки)

Сегодня у нас знаменательный день: пускали первый поезд по верхней эстакаде плотины. С сегодняшнего дня началось регулярное движение поездов через плотину на Правый Берег и далее – на Лену. Сейчас ГЭС очень быстро растёт. Уже вырисовывается здание ГЭС. К съезду партии, в октябре, будем пускать первые агрегаты.

Мы уже переехали на Падун совсем. Нам дали снова комнату в общежитии. Работаем все трое в одном отделе. Погода стоит жаркая. Мошки видимо-невидимо. Она не даёт ни смотреть, ни разговаривать. Забивается везде, но хуже всего, что ещё и кусается. Ну, ничего, люди живут, и мы – тоже. Мажемся, немного помогает.

накомарник от мошки и комаров

.НАКОМАРНИК ВМЕСТО ВУАЛИ

12 июля 1961 г.

(Стелла – маме)

Комната наша на первом этаже, довольно чистая и удобная. Оборудовали её книжными полками, хозяйственным уголком и спортивным – велосипедами. Дали нам большой шкаф. Воды и канализации нет, но есть привозная вода. Есть умывальная комната и стиральная комната со стиральной машиной. В течение часа один человек может настирать кучу белья, выполоскать и повесить на улице.

Нас в комнате четверо, причём Лёля пока на ЛПК. К нам поселилась очень хорошая девушка. Она приехала из Красноярска, где проработала год после окончания Ленинградского электротехнического института. Заядлая туристка. Поступила работать в ГИДЭП, а потом перейдёт в наладочную группу ГЭС. Мы её приняли в свою коммуну, и уже вместе ходим в походы. В общем, девчонка – что надо!

Проект промбазы должен быть сдан к середине августа. Все рвутся поскорее его сделать, т.к. отпуск терять не хочется. Да, кстати, Гиндин отменил все отпуска до пуска агрегатов ГЭС в эксплуатацию, т.е. до 22 октября. Получается, в любом случае отпуск летом нам не светит. Мы уже выдали бóльшую часть проекта на производство, и теперь мой «Спецстрой» нередко посещает Проектную контору: то разъяснить что-то, то посоветоваться. Представляете? На огромном проекте стоит моя подпись, уже знакомая всем по нарядам. Довольно страшно! Вдруг получится какой-нибудь казус?! Ведь весь проект выходит от меня на производство без всякой проверки. Это очень плохо. Всё, что я скажу, берётся на веру. Чувствую, что не хватает знаний. Надо учиться! И всё некогда, некогда…

Отпраздновали мой день рождения вместе с новосельем. В тот день случайно мы попали в комнату. Это можно отнести только к нашему постоянному везению.

А какая здесь мошка! Мы ходим совершенно изъеденные. Глаза опухли от укусов, ноги, руки, живот – всё чешется. И большие шишки получаются. Расчешешь – ещё хуже, а не чесать нельзя – силы воли не хватает. Всё-таки мошка – это большой бич. Очень понравилось ходить на плотах. Опять пойдём в следующее воскресенье. По Ангаре ещё не ходили. Одно скажу: здесь очень здорово!

12 июля 1961 г.

(Стелла – бабушке)

Отпуск ещё не скоро – только зимой. Проект свой кончаю. Многие чертежи уже вышли и попали туда, где я работала. Уже приступают к рытью траншей. Меня так и не послали в командировку в Москву за типовым проектом насосной станции, потому что некому, кроме меня, заканчивать тут проект. На 4-5 дней отпустить не могут. Вместо меня поедет Хоронов, руководитель группы. Время летит очень быстро. Вот уже и лето проходит, хотя казалось бы, только началось. Погода стоит хорошая, но мошки видимо-невидимо.

В Москву на постоянное жительство совсем не хочется. Народ интересный, работа интересная и жизнь интересная!

22 июля 1961 г.

(Стелла – маме)

Сейчас думаем только об отпуске, о Москве. Каждое утро кто-нибудь обязательно рассказывает свой сон про Москву. Отпуск – 50 дней. Ребята – те, что нас провожали на вокзале, собираются взять специально ради нас отпуск зимой, чтобы сходить в хороший поход. Лёлю перевели окончательно. У нас сейчас обложные дожди без перерыва. Ходим иногда за грибами.

Река Вихорева

СПЛАВ ПО РЕКЕ ВИХОРЕВА


поход

В ПОХОДЕ. В ЦЕНТРЕ — СВЕТЛАНА


Река Вихорева

НА ПЛОТЕ — ПО РЕКЕ ВИХОРЕВА

25 июля 1961 г.

(Стелла – маме)

Здесь все увлечены плотами. В простые походы не ходят, а только на плотах. Вот и мы тоже заразились. Как правило, суббота и воскресенье заняты этим делом. Понедельник – баня и отсыпание. Нас снова хотят засадить за вечернюю и воскресную работу. Постараемся отбрыкаться.

Светлана, четвёртая наша девушка в комнате, скоро уезжает на Вилюй. Так надо, а нам жаль, что она уезжает. Хорошая девочка, интересная. Вообще, здесь столько интересных людей есть, увлечённых работой, романтиков. Например, один из них, Алексей Марчук из МИСИ. Он руководитель группы ПОР. Про него писали в «Известиях», а также о нем сняли фильм «Битва на Падуне». Он многое сделал для ГЭС. Например, придумал, как перекрыть Ангару зимой со льда. Замечательный парень, турист. И таких много.

29 июля 1961 г.

(Стелла – маме)

Отпуск не дадут, а только несколько дней отгула и пару дней за свой счет, чтобы съездить на Байкал на 5-6 дней. В отпуск – зимой все вместе.

Лёля работает с нами, а живёт на ЛПК. Так сама захотела. Подружилась с парнем из общежития и уезжать оттуда не хочет. Но это не конец дружбе. Целый день мы вместе, и питаемся вместе. Только вечером она уезжает. Так что она не «откололась», только получилась малюсенькая трещина.

А Светлана уехала в город Мирный, в Якутию. Вчера её проводили. Там живут её товарищи, и она там нужна. Как приедет, напишет. Мы успели здорово подружиться, и мы будем знать о Мирном, о Вилюйской ГЭС. Постараемся сделать так, чтобы четвёртую к нам не подселяли.

И ещё вот какая новость. Вы, конечно, скажете – очередная авантюра. Мы поступаем в вечерний институт. Будем сдавать экзамены за 10 класс по литературе устной и письменной, истории СССР и иностранному языку. А поступать мы будем в Иркутский институт иностранных языков, братское отделение, факультет переводческий. Учиться – 2 года для окончивших институт. Организуется это отделение только в этом году. Причём, откроется, если наберётся достаточное количество заявлений. Заявления мы уже подали. Сейчас есть все условия для занятий – времени много, срочная работа заканчивается.

Вы спрашиваете: за что премия? За промбазу ЛПК. Нам дали очень сжатые сроки и по мере готовности, не дожидаясь окончания проекта, предложили выдавать чертежи на производство. Это очень сложно, в результате есть ошибки. (не подумайте, что за это нам дали премию). В сроки мы уложились ценой вечерних и воскресных работ. Вот нам и дали пол-оклада лишних в том месяце. В этом тоже обещали.

Погода сейчас испортилась. Говорят, что июль здесь самый дождливый месяц. Вдруг налетает вихрь, льёт крупный-крупный дождь с ветром, а порой – и с градом, полыхает молния, нещадно гремит гром, и через 20 минут всё затихает, как по мановению волшебной палочки. После нескольких таких дождей солнца стало мало и 28-ми градусной жары нет. Поспело много ягод. В то воскресенье мы были на острове Тенга. Объелись красной смородиной, причём, очень крупной, а к следующему воскресенью поспеет черная смородина, которая в два раза крупнее садовой. Мы собираемся снова туда попасть. Очень много земляники и лесной клубники. Ещё есть черника. Вы переживаете за нас в отношении мошки? Зря! Мы уже закалённые. У человека от укусов, в конце концов, образуется иммунитет. Так вот, мы уже не новички. Вдобавок, мы теперь имеем накомарники и без них в лес не ходим. В походы ходим каждое воскресенье, не пропуская.

Что ещё сказать? Жутко завидуем вам, москвичам. Ужасно тянет в Москву. Почему-то кажется, что вот-вот, через неделю-месяц уже поедем, а ждать ещё до декабря.

5 августа 1961 г.

(Стелла – маме)

Не волнуйтесь, витамины тут есть. Каждый день едим зелёный лук, редиску. За ягодами ходим в лес. Есть черника, голубика, смородина, малина, костяника. Сегодня съели первый огурец и первое яблоко.

Живём по-старому, но втроём. Лёлю отправили сейчас в Иркутск на соревнования по лёгкой атлетике на 3 дня. Начали заниматься английским, ходим в походы, ездили в колхоз на прополку кукурузы.

Ты пишешь: странно, что я в Москву не хочу. Но я в Москву хочу, да ещё как! Мы сейчас только и думаем о Москве, ведь прошёл год. Но постоянно работать в Москве не хочется. Кругом в стране столько интересного, такие замечательные стройки, что сидеть в каком-нибудь допотопном проектном институте со стариками совсем не хочется. Здесь мы проектируем и тут же видим, что из этого получается. Проекты буквально горят – тут же летят в производство, а там делают какие-то отвлечённые проекты, не зная, что из этого получится. И работа очень ответственная. Все самые серьезные вопросы приходится решать самой, без какой-либо помощи. И решать не просто, лишь бы отмахнуться, как курсовые, а с полной разработкой всех деталей.

29 августа 1961 г.

(Стелла – маме)

Событий особой важности не происходит. Мечтаем об отпуске. Уже стали настраивать наше начальство – Камбера, чтобы нас четверых отпустили вместе. Он нас понимает, потому что сам турист, рыболов, охотник, альпинист и т.д. Хотя ему 60 с хвостиком.

Вчера получили посылку из Инниного сада. Всё такое свеженькое, как будто только что сорвано. Очень вкусно! Здесь появились только огурцы и бразильские апельсины. Картошку мы накопали во время похода, на брошенных землях. Если бы вы знали, что сейчас творится на затопляемых территориях! Как война. Сплошные пепелища. Торчат одни кирпичные трубы с печками, как столбы. Мне удалось заснять, как хозяин сжигает свой дом. Говорит: «Сегодня подогнали машину, погрузили вещи и тут же подпалили». На глазах у нас всё и обвалилось. Ужасное зрелище! За один день весь посёлок сожгли. 1-го сентября будет закрытие донных отверстий, и начнётся наполнение моря.

12 сентября 1961 г.

(Стелла – маме)

Я уже стала волноваться, что вы совсем не пишете. Хорошо хоть ребята (Валерик13 с товарищем) зашли, принесли посылку и сказали, что всё в порядке. Мы поболтали, посмеялись, и они ушли к себе в общежитие. Один из них уже работает на строительстве отстойника в Новом городе (это город эксплуатационников), другой только оформляется.

15 сентября 1961 г.

(Стелла – маме)

Урра! Ррада сообщить вам величайшую новость! Я говорррю. Рразговариваю. А не калтавлю. За один день рубеж взят. Я хожу и ррыкаю постоянно. Во время занятий фонетикой английского языка вдруг что-то осенило, и я почувствовала звук русского «Р». Весь день его развивала, и вот – результат!

Вода в водохранилище прибывает очень быстро. У последнего не закрытого отверстия создались большие заторы из леса, которые не позволяют его закрыть. Сейчас переоборудовали один кран на плотине под грейфер для вылавливания леса. Иногда даже становится жутко от сознания, что вот на глазах, на веки вечные уходят под воду огромные территории, по которым ходили, ездили, на которых люди жили испокон веков. Некоторые люди выезжают из домов, когда вода подходит уже совсем к забору. Кругом дымы, дымы… Море, которое уже стало довольно обширным (вода поднялась на 12 метров), имеет цвет иссиня-зеленый, как Черное море в хорошую погоду. Завтра к нам приходит первым вообще и последним рейсом в этом сезоне пароход из Иркутска.

Начальство наше сейчас всё разъехалось: Хоронов – в отпуск на юг (на обратном пути обещал заехать к вам), Камбер – на охоту. Мы блаженствуем одни. Завтра, в субботу, поедем на поезде по кедрач. Говорят, шишки уже есть.

Валера с товарищем заходят к нам и всё выспрашивают, чем люди занимаются, да что вообще тут есть. Они ждали чего-то необыкновенного и, кажется, всё время разочаровываются. Начать с того, что Валере ещё и рабочего места не дали. Оформили приказом мастером на строительстве Нового города, а работы пока нет. У нас было по-другому. Мы ехали из столицы и ждали самого худшего, поэтому всё нас удивляло и восхищало. Мы знаем, что столичная жизнь от нас не уйдёт со всеми её благами, а они из одного провинциального города попали в другой, хотя надеялись увидеть что-то бурное, огромное… Братская ГЭС – звучит. Для нас здесь всё новое, интересное. А для них – нет. Они (особенно Валера) восхищены Москвой и рвутся туда. Завтра они поедут с нами в поход.

Принимаю поздравления в связи с появлением нового звука в звуковом составе моего языка. Пришлите общие тетради.

22 сентября 1961 г.

(Стелла – маме)

Терпения нашего уже совсем нет! Тянет домой. Только и думаем о Москве. Вдруг время остановилось. Кажется, сентябрь тянется целую вечность. Как мы доживём до декабря? Количество работы не уменьшается, и замены нам с Лелей, как будто, не предвидится. Получили новый заказ на проектирование внутриплощадочных коммуникаций промбазы БРАЗа (Братского алюминиевого завода). Тоже большой объект.

Вы спрашиваете о Валерике. Что я могу сказать? Работает, строит очистные сооружения для питьевой воды – очень срочный объект. Мы сейчас пьём воду без очистки, а это в нынешней ситуации просто преступно. Заставляют воду кипятить и только. Работа ему пока не очень нравится, житьё – тоже. Собственно, ничего особенного он найти себе не смог. Последние два дня ребята не заглядывают, а мы не очень-то и свободны.

9 октября 1961 г.

(Стелла – маме)

Сейчас мы только и думаем об одном – о вас, о том, как мы встретимся, как будет здорово дома. Всё-таки очень правильно установили срок, после которого дают отпуск. После того, как завершился год, мы уже себе места не находим. Ребята пишут, что откажутся от летнего отпуска и возьмут его в январе, чтобы вместе пойти в зимний поход. Сразу отпустить трёх человек из отдела будет трудно, но мы надеемся. Конечно, по одной в отпуск мы не поедем. Только вместе.

А пока всё свободное время занимаемся. Валерик с товарищем увлеклись спортом – волейболом. Как мы их ни агитировали поступать на курсы «Иняза», не согласились. По окончании курсов получим дипломы переводчиков технической литературы. Занятия – по сессиям. Я довольно много прошла самостоятельно. В группе человек 20, всего 7 групп. Продолжаю заниматься и своей специальностью. Это очень много даёт.

17 октября 1961 г.

(Стелла – маме)

Знаете, как зима наступила? Вчера ещё было тепло, вдруг выпал снег, назавтра ещё, потом ещё. И не тает. Что ни день, мороз всё крепче и крепче. Пять дней и… настоящая зима!

Были на концерте. Какой концерт! Оркестр Иркутской филармонии в полном составе исполнял классическую музыку. Что-то необыкновенное! Замечательная программа, замечательно играли, ни тени халтуры! Такого концерта здесь ещё не было. Ой, как хочется в Москву!

Начали проводить свой «музыкальный понедельник». Слушаем наши пластинки у одной сотрудницы, т.к. наш проигрыватель не работает.
Пришли, пожалуйста, карандаши «кохинор» и общие тетради. Кризис с этим.

20 октября 1961 г.

(Стелла – маме)

Когда уже будем дома?! Просто извелись все. Мы, наверное, как только Хоронов приедет из отпуска, потребуем от него отпустить нас прямо в ноябре. Уже нет сил ждать.

Говорят, в этом году по всем признакам будет суровая зима (кстати, прошлая была мягкой). Сейчас морозище, и очень красиво. Скоро мы уже сообщим, когда точно приедем. Вы тогда, по возможности, подготовьте почву для всеохвата цивилизации.

29 октября 1961 г.

(Стелла – маме)

Наконец, мы подали заявления на отпуск: с 25 декабря по 19 марта. Здорово?! Как мы проживем эти 1,5 месяца, не знаю. Всеми помыслами мы с вами в Москве. Надеюсь, что новый год будем встречать вместе. Как хочется скорей уж увидеть вас всех!

Нас провоцируют начать бороться за звание «Отдела коммунистического труда». Один отдел недавно уже получил это звание. Там работают почти одни мисийцы. Мы бы тоже взялись, если бы не пара стариков, довольно скептических, в группе механиков. Да, меня выбрали в комитет комсомола Управления Братскгэсстроя.

3 ноября 1961 г.

(Стелла – маме)

Огромное-огромное спасибо за посылки! Мы их встретили благополучно на «Победе» Проектной конторы. Пришли домой и тут же сели за стол, открыли бутылочку (к празднику достали бутылку шампанского) и выпили за вашу с Марком Александровичем свадьбу, за ваше счастье, а закусили остатками со свадебного стола. Всё ужасно вкусно. Мы уже с месяц, наверное, сидели на одной лапше со свиной тушенкой и манной каше.

5 декабря 1961 г.

(Стелла – маме)

Сижу сейчас дома, вернее лежу. Завтра уже пойду на работу после недельного «отдыха» в виде ангины. Теперь всё в порядке. Завтра выхожу на предотпускную трудовую вахту. Сделать надо ещё очень-очень много, а времени осталось мало. Инна сейчас тоже немного гриппует, но ходит на работу. Мы решили, что у нас пониженная сопротивляемость организма, и нам-таки пора в отпуск. Немедленно нужно в отпуск! Мы решили ехать поездом, потому что самолёт – очень ненадёжная штука. Все не советуют. Можно застрять в аэропорту на 3-4 суток. 24-го утром мы выезжаем, значит, 28-го вечером должны быть дома. Ура, ура, и ещё тысячу раз ура!

Был у нас Хрущёв. Ничего особенного. Приехал, пустил агрегаты и уехал. В связи с пуском даже митинга не было. А мы ждали чего-то особенного. На ГЭС бываем очень редко – занятия заели. Мы ведь официально приняты на первый курс вечернего института иностранных языков, и в январе будут экзамены. Мы постараемся сдать их досрочно в декабре.

У нас давно открыт каток, и мы ходили туда несколько раз с Валериком. На лыжах не катались ещё ни разу, потому что они стояли на ЛПК, и только что мы их перевезли. Зима – в разгаре, день пролетает быстро. Зима здесь просто замечательная!

15 декабря 1961 г.

(Стелла – маме)

Сейчас у нас идёт напряженнейшая работа. Нам поставили условием выполнение месячного плана, без всяких скидок. А из месяца у нас выпало, по крайней мере, 12 дней по всевозможным причинам. Так что сейчас работаем почти круглосуточно. Даже Дина подключилась. А знаете, какая у нас сейчас погода? 48-50 градусов с ветром. Стоит сплошной туман, огни расплываются, воздух плотный. Световой день длится с 10:30 до 4-х часов, но не унываем, а даже – наоборот. Завтра, наверное, немножко спадёт мороз. Короче, что там писать, когда скоро дома буду.

(Ниже – письма Лели молодому человеку Виктору Копалову, тому самому, с которым она познакомилась в общежитии и который потом станет ее мужем. Речь идёт о нашем общем отпуске.)

Елена Михина и Виктор Копалов

ЛЁЛЯ (ЕЛЕНА) МИХИНА И ВИКТОР КОПАЛОВ

25 декабря 1961 г.

(Леля – Вите)

Мы приготовились к длительной остановке в Красноярске. Прибыли сюда в 6:20, а сейчас десятый час вечера.

Мы сидим на куче вещей в уголке громаднейшего вокзала. Может быть, уедем в 4:20 ночи, может быть – завтра днем, и уже точно – днем послезавтра, т.е. 27 декабря поездом Красноярск – Москва.

Мы уже успели разглядеть, что снабжение продуктами в Красноярске хуже, чем в Братске: нет масла, колбас, сыра.

28 декабря 1961 г.

(Леля – Вите)

Слушай, как мы жили в Красноярске с 25-го по 27-е декабря. Билеты на 25-е и 26-е мы не смогли закомпостировать. Желающих было уйма, билетов – ни одного, в результате, все жаждущие уехать толкались на вокзале всю ночь. Причем, спать никоим образом не разрешалось многочисленными милиционерами и уборщицами.

Красноярск (1961 г.)

В КРАСНОЯРСКЕ. .В ОЖИДАНИИ ПОЕЗДА


В семь часов утра не выспавшиеся (у нас, правда был запас сна, которым мы обзавелись еще в поезде из Братска в Красноярск, и он нам немало помог в эту бессонную ночь) мы с Инной отправились в кассу предварительной продажи билетов. В восемь часов к нам подошли наши девчонки. Мы организовали очередь на Московский поезд, переписав всех пришедших, и в 9:15, счастливые, мы отбыли из кассы на троллейбусе №1 в город. Цель нашего путешествия была отнюдь не познавательная – мы ехали искать пристанище на одну ночь в какой-нибудь гостинице. Побывав в двух домах колхозника, в фешенебельных гостиницах Красноярска – «Северной» и «Енисей», мы поняли, что неотвратимо надвигающаяся ночь будет серьезным испытанием для нас, так как все места в гостиницах и даже в этих самых домах были заняты свалившимися с периферии депутатами или делегатами какого-то совещания.

Пообедав в столовой (кормят хуже, чем в Братске), мы зашли на базар, а потом в кинотеатр, где посмотрели «Мадмуазель Нитуш» с Фернанделем, потом в другом кинотеатре посмотрели «Черный жемчуг». Красноярск, по-моему, лучше Иркутска, но хуже ЛПК и Падуна. Довольно зеленый город со множеством деревянных домов с наглухо закрывающимися на ночь ставнями, с цепями на калитках и злыми собаками за высокими заборами.

В семь часов вечера мы были вновь на вокзале, с чугунными головами, с желанием, где угодно прилечь и заснуть. Мы нашли очень укромные деревянные диваны, на которых сидеть нельзя было, а только лежать (они были плотно составлены). Только мы расположились, как нас стали поднимать уборщицы и сержант милиции, но, вняв мольбам и стенаниям, блюстители порядка разрешили нам спать, но бдительно следить за пальто, валенками и другими вещами. Мы спали без всяких сновидений до 7-ми часов утра. Но потом пришли новые блюстители со своими требованиями. И мы были чуть ли не за шиворот подняты с лавок. А потом за попытку опять улечься и за «оскорбление представителя власти» (я сравнила милиционера с фашистом, пытающим людей бессонницей, с жандармом, а нас – с алжирцами, страдающими от колониализма,) меня повели в милицию, а девчонки пошли за мной в качестве свидетелей. Сержант, ведший меня, был очень груб, все время говорил, что мне грозит 15 суток. Но лейтенант милиции оказался философом (такое редкое качество среди милиционеров), мы с ним поговорили о воспитании людей, о том, что такое государство, пришли к общему мнению, и он отпустил меня. Мы умылись и, бодрые и веселые, отправились опять осматривать город. А в пять часов вечера мы были уже в вагоне. Больше с пересадкой мы никуда и никогда не поедем, иначе мы можем оказаться по своей наивности и горячности за решеткой за «подрыв государственных устоев».

30 декабря 1961 г.

(Леля – Вите)

До Москвы осталось 600 км, и через 9 часов мы будем на Ярославском вокзале. Наша дорога кажется бесконечной. Я уже читаю третью книгу. Сейчас это Бунин. До Свердловска здорово чувствовалась Сибирь: богатые деревни, громаднейшие реки, длиннющие мосты, то и дело идут встречные товарные составы – с машинами, бульдозерами, экскаваторами. И леса пробегали, тоже сибирские. А после Свердловска лес поражает обилием елей, но до чего они красивые! После Кирова утром было -35 , и рассвет сегодня был сначала белый от луны, потом голубой, а в конце – розовый.

Строительство Братской ГЭС

ВИД НА СТРОИТЕЛЬСТВО ПЛОТИНЫ БРАТСКОЙ ГЭС


 

Необходимые пояснения

 
1. МИСИ – Московский инженерно-строительный институт, ныне Московский Государственный строительный университет (МГСУ).
2. Гиндин Арон Маркович – легендарная личность, Главный инженер Братскгэсстроя. В Братске есть улица его имени.
3. ИТР – инженерно-технические работники.
4. СМУ– строительно-монтажное управление
5. ПТО – производственно-технический отдел.
6. Марк Александрович – муж мамы, они познакомились и поженились после его освобождения из ГУЛАГа, куда он попал «за сионистскую деятельность» (создание кибуца в Казахстане). Позже был реабилитирован.
7. Алексей Марчук – окончил МИСИ, руководитель группы ПОР (проекта организации работ), много сделал для Братска. Это о нем Пахмутова и Добронравов написали песню «Марчук играет на гитаре, а море Братское поёт».
8. Дядя Павлик – Павел Зарон, мой дядя, заслуженный художник России, заслуженный деятель искусств Северной Осетии. Попал в Северную Осетию после ГУЛАГа – в Москву ему путь был заказан.
9. ВиКовец – выпускник факультета ВиК — Водоснабжение и Канализация.
10. ВК – раздел проекта «водоснабжение и канализация».
11. Мосгидэп – братский филиал Московского института «Могидроэнергопроект».
12. ПОР — проект организации работ
13. Валера – парень из г. Орджоникидзе, сын друга дяди Павлика, который, вдохновившись моими письмами из Братска,, решил тоже поехать после института в Братск.
14. Лёля заканчивала школу в Калуге, живя с бабушкой, а в институте училась в Москве, живя с родителями.
 

КНИГА «ПИСЬМА ИЗ БРАТСКА»

ПИСЬМА ИЗ БРАТСКА. 1 ЧАСТЬ: 1960 ГОД

ПИСЬМА ИЗ БРАТСКА. 2 ЧАСТЬ: 1961 ГОД

ПИСЬМА ИЗ БРАТСКА. 3 ЧАСТЬ: 1962 ГОД

 

Биография автора: БУРЫКИНА (УПИТЕР) СТЕЛЛА СЕМЁНОВНА



ПИСЬМА ИЗ БРАТСКА. 2 ЧАСТЬ: 1961 ГОД (Автор: Бурыкина С.С.), 5.0 out of 5 based on 59 ratings



Рейтинг:
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (59 votes cast)
| Дата: 18 ноября 2013 г. | Просмотров: 3 334